Главная / Газета 23 Октября 2003 г. 00:00 / Общество

Кому он нужен, этот Шарик…

Москвичка Светлана Бодунова бесплатно разыскивает потерявшихся животных

Марина БАЗЫЛЮК
Чужих любимцев Света ищет в окружении своих.
Чужих любимцев Света ищет в окружении своих.
shadow
Уже семь лет Света в одиночку занимается поисками потерявшихся собак, подбирает бездомных – покалеченных людьми и нуждающихся в медицинской помощи, пристраивает в хорошие руки выброшенных на улицу животных. Пару лет назад ради этого занятия, за которое, кстати, она не получает ни копейки, Света оставила свою основную работу. Заветная Светина мечта – открыть наконец в столице единый центр, в который бы стекалась вся информация о найденных и пропавших животных.

Таким, как она, вслед часто крутят пальцем у виска, мол, ненормальная. Гораздо реже ими восхищаются, а тем более помогают. Все чаще равнодушно проходят мимо – какие уж тут кошки и собаки, когда у самих проблем полно.

Света Бодунова живет в Митине. Она переехала сюда недавно, ради собак поменяла квартиру на проспекте Мира на отдаленный микрорайон. Говорит, в центре с собаками гулять совершенно негде. По образованию Светлана продавец-кассир. После школы она окончила техникум, устроилась на работу, потом вышла замуж. Тогда в ее доме жила кошка, и других животных не предвиделось.

Сегодня около входной двери всех гостей Светы встречают сразу три очаровательные собаки породы «двортерьер», две кошки и кот. «Единственный мужик в доме», – смеется хозяйка. У каждого животного – своя судьба, совпадение только одно – пока их не подобрала Света, жизнь каждого из них больше была похожа на ад.

«Я жалела животных всегда, но в душе у меня все перевернулось после того, как отловили собаку Альму, которая несколько лет жила у нас во дворе. В ее поисках я прошла все живодерки Москвы, и когда увидела, что там происходит, поняла, что жить по-прежнему больше не смогу, – объясняет Светлана. – На доске объявлений, которая висела около приюта, переписала все данные о потерях и начала их потихонечку разыскивать».

Собаку она тогда нашла – избитую до такой степени, что в животе у бедняги погибли, а затем начали разлагаться нерожденные щенки. Жизнь Альме спасла хирургическая операция. Несколько месяцев Света выхаживала питомицу, а потом, естественно, оставила у себя дома.

Клепу – недоверчивую девочку с печальными глазами подобрала щенком – у крохотной собачки отказывали ноги. «Проще усыпить, лечение будет долгим и непростым», – сказали в ветеринарке. Но как усыпить существо, которое может заснуть, только прикорнув к твоим ногам, которое приносит тебе с прогулки в зубах случайно найденную косточку?

Самый недоверчивый характер в собачьем семействе у колли по кличке Рада. Четыре года назад на глазах Светы ее, видимо, потерявшуюся, сбила машина. Колли была истощена и так запугана, что даже сейчас пригибается в ожидании удара, когда протягивают руку, чтобы ее погладить. На предлагаемое печенье смотрит с немым удивлением: «Неужели это мне?»

Рабочий день Светы начинается очень рано. Люди, потерявшие или нашедшие собаку или кошку, как правило, не догадываются, что звонят волонтеру, человеку, который работает «за просто так» на дому. Многие звонят глубокой ночью, некоторые кричат и возмущаются – мол, плохо, выполняешь работу. С недавних пор, впервые за семь лет, после того как у Светы скоропостижно скончался муж, городской отдел фауны стал выплачивать ей за работу две с половиной тысячи рублей в месяц. Это существенная поддержка для семьи, где весь груз материальных забот лежит на плечах Светиной мамы, которая и сама работает и, кстати сказать, поощряет занятия дочери.

«К сожалению, отдел фауны занимается все больше бумажной работой – законами, постановлениями… Всех людей, которые обращаются к ним с просьбой о помощи, они отправляют ко мне, хотя они государственная организация, а я частник! – говорит Света. – Не понимаю, почему до сих пор в правительстве Москвы не подумали о том, чтобы создать единую, централизованную систему поиска животных. Ведь такой центр может приносить реальные доходы в казну! Кроме службы поиска, при нем можно было открыть ветеринарку, кинологическую службу, гостиницу, магазин… И обязательно – временный приют для стерилизации бродячих животных. Ведь сейчас все приюты Москвы забиты бродячими собаками. Например, в Вешняках на шести сотках живет 700 собак! Конечно, они буквально сидят друг у друга на голове, поэтому и грызутся, и дохнут десятками. Если собачка родилась и выросла на улице, ее невозможно приучить жить в квартире, тем более в клетке. Выход один – их надо стерилизовать и выпускать обратно. Я на своей улице всех бездомных животных женского пола стерилизовала. Да, они бегают по улицам, но потомства у них уже не будет».

Наш разговор без конца прерывают телефонные звонки. Света задает одни и те же вопросы: «Мальчик или девочка? Порода? Окрас?..» Только выяснив все про потерянное или найденное животное, она возвращается к беседе. На видном месте письменного стола толстая пачка листков. На каждом из них записаны телефонные номера тех, кому животных нельзя отдавать ни в коем случае. «Черный список» составлялся годами. Около каждого телефона имя недочеловека и страшные комментарии: отдает собак бомжам, выкидывает с балкона, душит кошек…

Около письменного стола стопки толстых тетрадей: одна – по потерявшимся немецким овчаркам, вторая – по таксам, третья – по боксерам… Света чем-то напоминает героиню Натальи Гундаревой из фильма «Одиноким предоставляется общежитие». Так же как она, часто плакала и решала порвать со своим нелегким занятием, да не смогла.

«Уже сил не хватает. Сколько раз собиралась бросить это все. Никто не помогает. Такое ощущение, что несчастных животных с каждым днем все больше и больше. Но когда звонят и говорят: «Сбили собаку, помочь некому», или нужна бесплатная операция, отчаяние проходит. Вот сейчас, например, мы пристраиваем собаку, у которой какие-то изверги, извините за натуральность, оторвали член. Пес, видимо, потерялся и доверился людям, а они с ним вот так обошлись...

Сейчас после операции он живет в одной из ветеринарных клиник и ждет, когда за ним придет добрый человек. Недавно одной собаке во время операции удалили заднюю лапу. А ее взяли к себе очень хорошие люди! – вспомнив об удачно пристроенной дворняжке, Света начинает улыбаться. – Слава богу, мир все-таки не без добрых людей – абсолютно бесплатно помогли мне открыть сайт в Интернете».

На первой странице сайта длинное название организации «Служба поиска потерянных домашних животных (собак и кошек)», за которым стоит одна-единственная Света – с домашним телефоном и кучей тетрадей. Виртуальный адрес несколько печален: netsobaki.ru.

«В общей сложности я нахожу процентов сорок «потеряшек» – по-моему, это немало, если учесть, что я одна. Бывает, что собака находится через очень большой промежуток времени. Буквально на днях удалось вернуть хозяевам ризеншнауцера, который потерялся год и восемь месяцев назад! Они просили меня не вычеркивать собаку из каталога. Все это время она, видимо у кого-то жила, но потом снова потерялась и попала к нам. Такой же случай был с эрдельтерьером. Главное, тут не опускать руки, не отчаиваться и обязательно давать объявления по кабельному телевидению и в газеты. Найти собаку даже проще, чем пристроить ту, которую хозяева за ненадобностью выкинули на улицу, поскольку выбрасывают все чаще старых или больных животных. Сегодня радует хотя бы то, что запретили отстрелы животных».

Действительно, московские шарики и тузики теперь не рискуют умереть страшной смертью, но стоит выехать в ближайшее Подмосковье, и картина резко меняется – в тех же Люберцах, Мытищах с собачками расправляются самым жестоким образом.

«А вам бы все жаловаться, – сказал мне в сердцах знакомый, когда я рассказала ему об отстрелах. – У нас в Калуге собак отлавливают с помощью гарпунного ружья: всаживают им в хребет стрелу и тянут в машину. И ничего. В мэрии говорят, что это тоже метод».

В Чите, по его словам, собак травят ядом, после чего они в течение пяти-шести часов испытывает жуткие боли и мучения, слепнут и умирают в судорогах. Отраву кладут в колбасу и раскидывают по дворам – домашних животных при этом гибнет без счета.

Любимая отговорка тех, кто может изменить собачьи судьбы, но не делает этого: «Люди не поймут – на фоне всеобщего развала общество не способно гуманно относиться к животным». А как же наши дети, которые горько рыдают при виде отравленного или застреленного любимца двора? А как же отчаянный крик подстреленной собаки?

Опубликовано в номере «НИ» от 23 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: