Главная / Газета 22 Октября 2003 г. 00:00 / Общество

Сергей ПАШИН

Пасынки правосудия

Сергей ПАШИН
shadow
Однажды Владимир Владимирович изрек: «Суд жгут – зер гут! Идет пожар сквозь бумажный шорох. Прокуроры дрожат. Очень хорошо!» Пролетарского поэта Маяковского вдохновили известия о рабочих беспорядках в Австрии, где «красного петуха» подпустили под крышу судебной палаты. У нас народ давно ко всему притерпелся, и потому бесчинствуют на правовом поле лишь начальники.

Давеча следственные органы обыскали в подмосковном бизнес-центре контору адвоката Дреля, защищавшего в уголовном процессе интересы топ-менеджера компании ЮКОС Лебедева. «Я обнаружил свой офис практически разрушенным», – заявил правозаступник. Желание обеспечить равноудаленность олигархов, таким образом, превращает обещанную законом адвокатскую тайну в секрет Полишинеля. Прокуроры, как двоечники, строчат обвинительные сочинения, подглядывая в чужие тетрадки.

Казалось бы, нам нет дела ни до злоключений богатеев и их поверенных, ни до беззаконий блюстителей законности. Первые нас не трогают, вторые не удивляют. Однако, дав себе труд подумать, мы обнаружим, что государство, стесняющее независимость адвоката, посягает на свободы каждого из нас. Адвокатура – это элемент гражданского общества. Любая власть вынуждена терпеть ее в качестве противовеса собственной агрессивной энергии, направленной на подавление прав человека. Адвокат призван защищать права доверителя, но не должен отождествляться с ним. Адвокат обязан хранить в тайне не только полученные от клиента сведения, но даже и факт обращения лица за юридической помощью. По делу Нимитц против Германии Европейский суд постановил, что, поскольку профессия адвоката неразделимо связана с его частной жизнью, проведение обыска в юридической конторе противоправно не в меньшей степени, чем вторжение в жилище. Неприкосновенность адвокатского офиса и хранящихся в нем досье есть не только гарантия независимости адвоката, но прежде всего право его доверителя, то есть наше право.

Российский адвокат – это фигура страдательная, обделенная, попрекаемая. Он – пасынок правосудия. Зимой в судебных коридорах, похожих на русла скованных Морозом-воеводой ручьев, вы можете увидеть озябшие фигуры, непослушными пальцами листающие тома уголовных и гражданских дел; это адвокаты – защитники и представители. Одно время в Мосгорсуде судьи, чтобы не попасть под подозрение руководства, избегали здороваться с адвокатами, даже если видели перед собой однокашников. Другое дело прокуроры. Они вхожи в судейские кабинеты, где гоняют со жрецами Фемиды чаи и согласовывают приговоры. У них, как правило, в суде собственные апартаменты. Они – олицетворение власти, которая проштемпелевала их державными орлами.

Если представители Генпрокуратуры, вторгаясь в офис адвоката, и дрожали, то лишь от хищного нетерпения. Говорят, они принесли в родное гнездо сотни папок с конфиденциальными документами. Пирующей двухголовой птице невдомек, что ее добытчиков вскоре хорошенько клюнет жареный петух: ведь полученные взломом и увозом материалы силы доказательств в честном судебном процессе иметь не могут.



Автор – заслуженный юрист РСФСР, федеральный судья в отставке.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: