Главная / Газета 22 Октября 2003 г. 00:00 / Общество

Колодец отчаяния

Мать утонувшего в бесхозном коллекторе ребенка подает в суд на администрацию района

Ирина ВЛАСОВА

Трехлетний Никита Васильев погиб в мае 2002 года. Он упал в коллектор с горячей водой, куда одно из предприятий Екатеринбурга сливало технические отходы. Попытки наказать людей, по чьей халатности погиб ребенок, оказались бесполезными. Полтора года мама погибшего малыша обивала пороги областной и районной прокуратуры, писала письма и заявления в высшие инстанции с надеждой найти и наказать виновных в смерти своего сына. Все старания оказались тщетны, и теперь Лариса Васильева намерена подать в суд на администрацию Чкаловского района Екатеринбурга.

Неогороженный колодец с кипятком, расположенный в Дунитовом переулке давно привлекал внимание екатеринбуржцев. Из коллектора, который использует для слива технической воды екатеринбургское предприятие «Чкаловский», круглый год валит пар, а большое отверстие в земле можно увидеть, только подойдя вплотную к нему: летом вокруг растет трава, а зимой высятся сугробы. Местные жители неоднократно жаловались в «Чкаловский» и просили соорудить хоть небольшой заборчик рядом с коллектором, однако никакой реакции не последовало. Нежелание властей идти навстречу людям можно было стерпеть, пока не случилась трагедия – в коллекторе утонул трехлетний малыш.

Вот отрывок из письма, которое мать мальчика Лариса Васильева написала президенту России (стилистика и орфография сохранены):

«В конце апреля сошел снег, а 1 мая 2002 года был чудный, солнечный и теплый день. Согласитесь, для Урала это редкость.

Ближе к вечеру мы уже заканчивали огородные работы, уборку во дворе и напротив дома, поэтому и ворота, и калитки были открыты. Все соседи повыходили из домов на улицу, кто просто грелся у дома на солнышке. Старшая дочь занималась с одноклассниками в доме уроками. Младший то отцу помогал мусор сжигать во дворе, то ко мне подбегал, редиску помогал сажать, то опять к отцу подбежит.

В нашем переулке живет девочка Алена 8 лет. С ней любил играть Никита. Хотя нам она, откровенно говоря, не нравилась. Когда она вошла в калитку, он с радостью выбежал к ней со двора. Прошло минут 5 после того, как он выбежал с девочкой. Я вышла почти следом позвать всех на ужин. Девочку увидели сразу, она бегала по переулку. На вопрос где Никита она ответила, что мыла ведерко, а он стоял рядом. Потом она его не видела, подумала, что он побежал домой.

На поиски по окрестностям ушло еще минут 20. Далеко убежать он не мог, так как был на виду у всех. Никто не хотел верить, что он провалился в дыру в бетонных плитах, где глубина больше 3-х метров, да еще там все парило, потому что колодец был заполнен горячей водой.

А теперь представьте себе весь ужас, когда мой муж, взяв длинный шест, начал шурудить в этой яме и вдруг сначала всплывает ботиночек, а через минуту всплывает безжизненное тельце сына. В это время я уже вызывала «Скорую». Все, кто был рядом с моим мужем, боролись за жизнь малыша, надеялись на чудо. Когда приехала «Скорая», выяснилось, что он уже мертвый».

Обращение к президенту стало для Ларисы Васильевой последней надеждой на восстановление справедливости. Прокуратура Чкаловского района дважды отказывала ей в возбуждении уголовного дела. Причина чудовищно цинична: «невозможно найти хозяина колодца».

Через Генеральную прокуратуру РФ администрация президента обязала прокуратуру Свердловской области провести расследование и найти хозяев коллектора. Однако задача оказалась не из простых.

«До 1995 года колодец принадлежал ЗАО «Ураэластотехника», – рассказала «Новым Известиям» работник прокуратуры Свердловской области Юлия Кононенко. – Потом территория, на которой находится технический коллектор, была передана в ведомство завода «Чкаловский». Однако представители этого предприятия утверждают, что колодец не является их собственностью. Ни подтвердить, ни опровергнуть их слова невозможно, поскольку не сохранилось никаких документов. По словам сотрудников завода, эти бумаги были уничтожены в связи с истечением срока их хранения».

Отказавшийся представиться работник юридического отдела завода «Чкаловский» отказался обсуждать с корреспондентом «НИ» трагический инцидент. Правда, из его слов стало ясно, что кроме Никиты Васильева в колодец угодил как минимум еще один ребенок:

«Я работаю здесь недавно, поэтому ничего не слышала ни о каких судебных разбирательствах. Хотя... я помню, к нам поступала жалоба от родителей ребенка, который свалился в дырку и получил ожоги... Что? Мальчик, о котором вы говорите погиб? Ну, значит, это другой мальчик».

«Ситуация, к сожалению, практически безвыходная, – рассказала «НИ» Юлия Кононенко. – Юридически этот колодец действительно никому не принадлежит. Единственный выход, который я вижу – подать в суд на администрацию Чкаловского района города и на оба предприятия. Думаю, только тогда они начнут не просто открещиваться от всех обвинений, но и искать доказательства своих слов».




Опубликовано в номере «НИ» от 22 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: