Главная / Газета 20 Октября 2003 г. 00:00 / Общество

Страшное «братство»

У ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС сектанты украли жену и сына

Марина БАЗЫЛЮК

Три года назад у россиянина Геннадия Кныша члены секты «Белое братство» похитили жену и сына. До сегодняшнего дня о судьбе Елены Павловны и Антона ничего не известно. В милиции по факту пропажи двух человек до сих пор не возбуждено уголовное дело, в розыск они не объявлены. Отчаявшись привлечь внимание к своим проблемам, Кныш подал в суд на главу МВД Бориса Грызлова и генерального прокурора страны Владимира Устинова.

shadow
Он приехал в редакцию с большим рюкзаком, который почти полностью забит документами. Кроме кипы бумаг, только самое необходимое – сверток с тремя крохотными бутербродами и увесистая пачка лекарств.

– Все то, что расскажу, я готов подтвердить документально.

Геннадий Петрович оговорку сделал не зря – подтверждать есть что. Рассказ о его жизни местами кажется неправдоподобным – слишком много трудностей выпало на долю одного человека. Он родился в Ташкенте. После окончания института стал дипломированным инженером-экономистом. Долгое время работал в Ташкенте, там же женился. Сын Антон стал поздним и очень долгожданным ребенком. Геннадию Петровичу уже было 42 года. На одном месте сидеть не приходилось. Он работал в Казахстане, в Армении, Белоруссии, на Украине. Талантливому инженеру-экономисту дел хватало. Жена и сын повсюду следовали за ним, как декабристы. В середине 80-х Геннадий Петрович работал в системе дорожного строительства БССР. Антошке было пять лет, когда произошла авария на Чернобыльской АЭС. Семья Кныш, живущая на окраине Гомеля, попала в зону радиации.

– Я вывез жену и сына в Алма-Ату, но она не захотела там жить. Не поверила, что в Гомеле опасно, и вернулась. Я в это время работал на ЧАЭС – ликвидировал последствия аварии. В результате заболели и я, и они…

В 88-м году он, инвалид второй группы, был отправлен в длительную командировку в Днепропетровск – выступал в качестве эксперта Прокуратуры СССР по финансово-экономическим преступлениям. А с началом развала страны у семьи Кныш начались еще большие неприятности.

– Когда СССР не стало, я остался без работы. Антона, который после Чернобыля тоже стал инвалидом, в Днепропетровске лечить отказывались. Неудивительно – слишком многим насолил я своими расследованиями. Кроме того, мы ведь граждане России. Мы тогда дни считали до того момента, когда вернемся домой. Только в 92-м году Елене и Геннадию Кныш поставили в паспорте штампы «Граждане РФ». Предложили выбрать город, куда бы они хотели переехать. Как ликвидатору, Геннадию Петровичу было положено жилье. Остановились на Воронеже. Там хорошая клиника, где лечат пострадавших от радиации.

Однако переезд не получился. К этому времени Елена стала поклонником секты «Великое Белое Братство». Проживание в радиоактивной зоне не прошло для нее даром. Психика нарушена, а многолетняя бумажная волокита и постоянно откладывающийся переезд привели к тому, что Елена Павловна впала в жуткую депрессию. В свободное время стала посещать церковь. Там и познакомилась с адептами из «Братства». Дома появились книги, кассеты с аудиозаписями молитв (кстати, позже специалисты обнаружили в звуковых посланиях «Белого Братства» явные следы программирования, обработки человеческой психики в нужном русле).

Глава семьи в это время лечился в одной из киевских клиник. Когда вернулся домой, то буквально не узнал жену – истощенная многочисленными постами и озлобленная на всех, она отказывалась разговаривать с кем-либо, кроме сектантов. Сын был в таком же состоянии. Забрав у жены ребенка, Кныш отправил его на лечение в Москву. Антон вернулся почти через два месяца. Состояние его улучшилось. Однако не прошло и двух недель, как Елена начала водить его в церковь, совершать с ним крестные ходы, молиться по нескольку часов, а потом и поститься, что для мальчика было небезопасно. Вот лишь небольшая часть болезней Антона: иммунодефицит и отсутствие сопротивляемости организма, двустороннее нарушение мозгового кровообращения, воспаление щитовидной железы, панкреатит, нефрит, язва желудка…

– В течение двух лет я добивался того, чтобы Антона передали мне, а Елену отправили на лечение. Я и тогда, и сейчас люблю свою жену, но в тот момент она была больна. Оформила завещание на владение домом в пользу одного из руководителей секты…

Кныш перевез семью в Воронеж. Однако жить было негде – квартиру семье так и не дали. Промучившись два года, Елена и Геннадий решили вернуться обратно в Днепропетровск и продать там свой дом.

– Не успели мы появиться в городе, как жена тут же убежала к «братьям» и Антона с собой увела…

Два раза Геннадий Петрович находил их и возвращал домой. В августе 2000 года в их двор въехала белая иномарка. Антона и Елену увезли в неизвестном направлении. Геннадий Петрович успел записать лишь номер машины.

Полгода он добивался правды на Украине и в России – писал во все инстанции, упрашивая разных чиновников помочь. А в первых числах января 2001-го получил официальное письмо, в котором сообщалось, что его родные находятся в Темниковском районе Мордовии. Через несколько дней Кныш прибыл в Москву, где и начались настоящие «хождения по мукам». И тогда Кныш решил начать борьбу с главами силовых ведомств – МВД РФ и Генпрокуратуры, которые, по его мнению, должны были оказать помощь в розыске его близких, и обратился в суд. Кстати, в августе 2002 года Тверской суд Москвы признал, что Прокуратура РФ не выполнила требования статей 109 и 140 УК РФ, обязывающих вынести постановление о возбуждении уголовного дела или отказать.

Сегодня Геннадий Петрович живет только надеждой. Он уверен, что его родные живы. Говорит, что сердце подсказывает. В бумажнике вместе с паспортом и удостоверением ликвидатора аварии в Чернобыле он всегда носит две крошечные фотографии.





«Братство» крепнет Сибирью

Официальным основателем «Белого Братства» считается Юрий Андреевич Кривоногов (он же Иоанн Свами), создавший в 1991 году в Киеве Институт души Атма, ставший впоследствии прообразом секты. Позднее к нему присоединились Марина Цвигун (Мария Дэви Христос) и Виталий В. Ковальчук («Папа живой церкви Иоанн Петр II»). «Белое Братство» быстро распространилось по Украине, Белоруссии и России. К лету 1993 года оно охватило 45 российских городов. Средний возраст адептов – 20-летние юноши и девушки гуманитарного склада ума. Крупные слеты «братьев» проходили в Николаеве, под Владимиром и в Москве в августе 1993 года. 24 октября 1993 года был запланирован так называемый «Страшный суд», который в последний момент почему-то отложили. В ноябре того же года в Киеве едва не состоялось массовое самоубийство «братьев». 25 сектантов во главе с Цвигун и Кривоноговым ворвались в Софийский собор и устроили погром. 9 февраля 1996 года Марина Цвигун была осуждена Киевским городским судом к четырем годам лишения свободы в ИТК общего режима. Ковальчук получил шесть лет, а Кривоногов – семь лет усиленного режима. В 2000 году руководители секты вышли на свободу. С этого времени наблюдается оживление деятельности «Белого Братства». Цвигун развернула активную деятельность в Запорожской, Днепропетровской и Донецкой областях. Особую активность в России секта проявляет в Уральском регионе, в частности в Екатеринбурге, где ее адепты скупают участки земли за городом, строят там дома с высокими заборами. «ББ» пыталось зарегистрироваться в Екатеринбурге в качестве официальной религиозной организации, но безуспешно. Адепты секты появились и в Красноярском крае. Сведений о Кривоногове после освобождения нет.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: