Главная / Газета 6 Октября 2003 г. 00:00 / Общество

Михаил ФЕДОТОВ

Довернутый недоворот

Михаил ФЕДОТОВ
shadow
Юбилей октябрьской трагедии 1993 года напомнил мне старый анекдот. Брежнев спрашивает генсека чехословацкой компартии: «Что стало с бузотерами, устроившими 68-й год?» Гусак показывает на дерево, в кроне которого суетятся птицы, достает пистолет и стреляет в воздух. Птицы разлетаются. «Вот, что произошло с ними после ввода советских танков. Они разбежались». Брежнев долго смотрит на дерево и наконец произносит: «Смотри, Густав, птицы-то опять сидят на дереве». «Да, но каждая – на другом месте».

Действительно, многие участники того неудавшегося переворота, так сказать «недоворота», из числа «белодомовских сидельцев» не просто вернулись в политику, но заняли в ней видные места. Правда, теперь они руководят партиями с другими названиями, выполняют иные государственные функции. Напротив, люди из ельцинской команды давно распущены по домам. И вот уже в некоторых государственных СМИ те страшные дни преподносятся чуть ли не как провокация подконтрольных преступному президенту вояк, развлекавшихся прицельной стрельбой по мирным горожанам.

Тот, десятилетней давности мятеж был столкновением не только и не столько амбиций, сколько идеологий. Для сравнения возьму наиболее знакомый мне предмет – отношение к свободе СМИ. Верховный Совет весны–лета 1993 года был полон решимости ввести тотальную цензуру на телерадиовещании и в информационных агентствах с помощью так называемого Федерального наблюдательного совета. Пытаясь урезонить депутатов, я даже пригрозил своей отставкой с поста министра печати и информации. Но они уже закусили удила. Председатель парламентского комитета по СМИ уже несся отстранять от должности руководителя телекомпании «Останкино», размахивая Положением о ФНС. Впрочем, охрана не впустила его в здание телецентра.

Характерно, что одним из главных требований депутатов в период их двухнедельного «сидения» в оцепленном здании распущенного парламента было требование широких возможностей для изложения своей позиции в прямом эфире. В ночь с 3 на 4 октября эта «позиция» приобрела форму вооруженного мятежа.

Совершенно иное отношение к СМИ было у ельцинских аналитиков, собиравшихся по несколько раз в день в Кремле и разрабатывавших стратегию и тактику разрешения кризиса. 1 октября мы советовали президенту: «Продумать связь со средствами массовой информации. Недопустимы диктат, запугивание, некорректное отношение, отталкивание их от себя. С ними должно быть налажено нормальное, доброжелательное сотрудничество».

Как мы знаем, ныне отношения властей со СМИ строятся на совершенно иных принципах. И многое из того, чего добивались путчисты (кстати, члены ГКЧП августа 91-го года также страдали антиСМИитизмом и цензурофилией), сегодня реализуется их как бы оппонентами с помощью как бы экономических, судебных, фискальных и других средств. А приводит это к тем результатам, которые описал еще Маркс: «Правительство слышит только свой собственный голос, оно знает, что слышит только свой собственный голос, и тем не менее оно поддерживает в себе самообман, будто слышит голос народа, и требует также от народа, чтобы он поддерживал этот самообман. Народ же, со своей стороны, либо впадает отчасти в политическое суеверие, отчасти в политическое неверие, либо, совершенно отвернувшись от государственной жизни, превращается в толпу людей, живущих только частной жизнью».




Опубликовано в номере «НИ» от 6 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: