Главная / Газета 3 Октября 2003 г. 00:00 / Общество

Бацилла без границ

«Новый русский» туберкулез вырывается из лагерей на волю

Елизавета ДОМНЫШЕВА

Международная гуманитарная организация «Врачи без границ» (MSF) объявила, что прекращает лечение больных туберкулезом в Кемеровской области. Причина – принципиальные разногласия с руководством Министерства здравоохранения России.

На волю с вещами. И с оружием массового поражения.
На волю с вещами. И с оружием массового поражения.
shadow
Организация «Врачи без границ» начала работать в Кемеровской области еще в 1996 году. Доктора стали лечить заключенных, больных туберкулезом. До недавнего времени Минздрав РФ относился к работе иностранных врачей в российских тюрьмах нейтрально. Конфликт начал назревать этой весной: Минздрав РФ проинформировал MSF о том, что схемы лечения, которые применяют «Врачи без границ» и которые были предложены Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), противоречат инструкциям Российского фармакологического комитета. Иностранным докторам предложили пересмотреть документ. Те несколько месяцев добросовестно работали с российскими коллегами и получили «добро» НИИ туберкулеза РАМН, Главного управления исполнения наказаний МВД и Новосибирского института туберкулеза, ответственного за надзор и ситуацию с туберкулезом в Кемеровской области.

По сути, был разработан новый проект, по-прежнему содержавший рекомендации ВОЗ по длительному лечению туберкулеза, но с важными уточнениями. Его-то MSF и представила в Минздрав. Однако чиновники вновь его отклонили, сославшись на то, что наше законодательство запрещает использовать некоторые противотуберкулезные препараты (а именно препараты так называемого «второго ряда») длительное время, и на то, что их нельзя применять в лечении заключенных.

...Поясним: это раньше туберкулез излечивался практически во всех случаях такими лекарствами, как рифампицин и изониазид. Эти препараты обрели с недавних пор статус препаратов «первого ряда». Теперь для лечения требуются мощнейшие лекарства, составляющие «второй ряд». А все из-за того, что появилась новая форма болезни, имеющая множественную лекарственную устойчивость (МЛУ ТБ).

В СССР туберкулез был под жестким контролем. Но с начала 90-х годов, когда ни на что не стало хватать денег, проблема туберкулеза отступила на второй план. И уже через несколько лет в переполненных тюрьмах началась повальная эпидемия из-за нехватки лекарств. У не вылеченных до конца людей «палочка Коха», лишь слегка «задетая» лекарствами, быстро мутировала. Бацилла теперь знала, как им противостоять. Да и больные, выйдя на волю, редко обращались к врачам. Так безденежье, врачи и сами больные совместными усилиями породили «новый русский туберкулез».

К середине 90-х в цивилизованных странах забили тревогу, хорошо понимая, что бацилла-мутант рано или поздно может перейти границы России. Международные медицинские организации, в том числе MSF, стали отслеживать этот процесс, обращая особое внимание на места заключения.

Для Кемеровской области, где тюрем и лагерей особенно много, была разработана программа, по которой с 1996 года «Врачи без границ» начали спасать зеков-туберкулезников. 10 тысяч человек получили полноценное лечение препаратами «первого ряда». Их усиленно кормили, была полностью отремонтирована и переоборудована главная областная туберкулезная лаборатория № 33 в Мариинске (Кемеровская область). Но «Врачей без границ» все больше беспокоило, что вышедшие на волю не следовали их рекомендациям.

С 2000 года стали появляться больные с самой опасной формой – МЛУ ТБ. На них уже совершенно не действовали лекарства «первого ряда», да и более сильные препараты не всегда давали ожидаемые результаты и имели массу побочных эффектов. Их применение требовало строгого контроля. В 2002 году MSF начала работать уже не в «зоне», а среди гражданского населения, вложила в проект 3 млн. долл., планировала вложить еще полтора. Если курс лечения больного «простым» туберкулезом стоит 100–200 долл., то курс для больных МЛУ ТБ – до 8 тыс. долл. и длится год-два.

Чиновников Минздрава, видно, основательно напугала не столько дороговизна, сколько сложность, хлопотность и новизна методики лечения, предложенного ВОЗ. Они постарались от нее избавиться, прикрывшись инструкциями Фармкомитета и российскими законами. Ситуация точно копирует отношение Минздрава к борьбе со СПИДом: «Авось само рассосется». Но если ВИЧ-инфекцию человек чаще получает по собственной вине, то неизлечимую форму туберкулеза можно подцепить, проехав пару остановок в метро рядом с кашляющим больным. Особенно опасна мутировавшая туберкулезная бацилла для детского или ослабленного организма.

Следует заметить, что заболеваемость туберкулезом в тюрьмах начала в последнее время снижаться во многом благодаря усилиям «Врачей без границ». Но самое страшное, что эта болезнь стала все чаще поражать тех, кто никогда за решетку не попадал. «Новая русская бацилла» вырвалась из лагерей на волю. Медицинский координатор «Врачей без границ» в России Андрей Славутский заявил, что сегодня в тюрьмах Кемеровской области 25% больных имеют тяжелейшую форму МЛУ ТБ. Около 10–15% таких больных уже вышли из заключения и растворились среди обычных граждан. Есть основание предполагать, что всего в области сегодня более 2 тысяч больных этой опасной формой туберкулеза. Можно говорить и о начале эпидемии его суперустойчивых форм.

Глава миссии MSF в России Николя Конто заявил «Новым Известиям»: этих больных лечить нужно долго и всерьез. Другого не дано. Однако сегодня вследствие конфликта Минздрава и MSF они брошены на произвол судьбы.

Пока только в Кемеровской области.

Далее – везде?




Опубликовано в номере «НИ» от 3 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: