Главная / Газета 1 Октября 2003 г. 00:00 / Общество

Штраф борзыми щенками

Коммунальщики Приморья намерены отбирать за долги даже домашних животных

Георгий КЛИМОВ, Владивосток, Михаил ПОЗДНЯЕВ

В Приморье, где отключение света и тепла стало для жителей края привычным делом, изобрели уникальное во всех отношениях средство для улучшения ситуации. Компания «Дальэнергосбыт» на днях обнародовала новую схему взыскания недоимок по услугам ЖКХ. Если раньше судебные приставы, описывая имущество должников, налагали арест на автомобили и телевизоры, то теперь в этот список попали зарплаты, пенсии, пособия по безработице и даже собаки.

По российским законам считается, что друг человека – это вещь.
По российским законам считается, что друг человека – это вещь.
shadow
Компания «Дальэнергосбыт» и служба судебных приставов Приморья начали широкомасштабный – уже второй в этом году – рейд по выявлению злостных неплательщиков. По весне у жителей края, имеющих долги по оплате отопления, горячей воды и электроэнергии, отбирали телевизоры, холодильники, чайники и утюги. Намаявшись со сбытом этого скарба (как правило, конфискуемая бытовая техника старая и никому, кроме самих должников – людей малоимущих, не нужна), юристы «Дальэнергосбыта» разработали более совершенную, на их взгляд, схему истребования долгов.

Отныне, если должник не является в суд для подписания мирового соглашения или не выполняет решение суда, его могут лишить зарплаты, пенсии и даже 20% пособия по безработице. Как только приставам удается отыскать должника, у него стараются описать как можно больше имущества – другого случая может не представиться. Очень любят приставы описывать автомобили: иномарки б/у легко продать по низкой цене.

Энергетики, заручившись поддержкой служителей Фемиды, решили не ограничиваться наложением арестов на пенсии приморских старушек, мерзнувших и терпевших перебои с водой весь год. Они пошли дальше и готовы забирать за долги не только недвижимость, но и породистых собак. Первым о праве чиновника разлучать человека и друга человека заявил судебный пристав Фрунзенского района Владивостока: «Посудите сами, если собака стоит, к примеру, 1000 долларов, ее хорошо кормят, лечат у ветеринаров, значит, хозяин способен заплатить несколько тысяч рублей за свет и воду, – рассуждает пристав. – Породистая собака – предмет роскоши, значит, ее можно конфисковать у владельца наравне с телевизором или автомобилем».

Возможность ареста четвероногого друга за долги хозяина подтвердил пресс-секретарь «Дальэнергосбыта» Артем Лукин. Отметив, что подобных случаев пока не было, г-н Лукин охотно прокомментировал «зверства» приставов: «Рейды проходят по адресам только тех, в отношении которых имеются вердикты судов. Так что имущество описываем строго по закону. Долги каждого физического потребителя составляют от полутора до десяти тысяч рублей. Судебные приставы поступают достаточно гуманно: после описи должнику назначается десятидневный срок для расчета с энергокомпанией. Если этого не произойдет, приставы реализуют арестованное, и вырученные деньги пойдут в счет уплаты долга».

А как будет осуществляться торговля собаками? «Надеюсь, что до этого дело все-таки не дойдет, – говорит пресс-секретарь. – Хотя и долги нужно получать любыми путями». Не готовы чиновники «Дальэнергосбыта» и судебные приставы также к ответу на вопрос, будут ли для четвероногих арестантов строить спецпитомник. «Это все домыслы, – уверяет Федор Асалханов, пресс-секретарь Владивостокской службы судебных приставов. – Псарню точно создавать не будем – она же в копеечку нам влетит...».

Приморских собаководов нововведение всполошило. «Для большинства людей собака, породистая или дворовая, какая бы ни была, – близкий друг. Разлучать собаку с хозяином жестоко!» – горячится Инна Житкова, директор старейшей во Владивостоке службы помощи животным «Зооинформ».

Тянущая на анекдот новость из Приморья не вызвала удивления у писателя Наталии Дмитриевой, главного редактора журнала «Кот и пес» и одноименной газеты:

– Я боюсь комментировать подобные сообщения. Практика показывает: как только где-то заявляют всего лишь о намерении в отношении наших «братьев меньших», вскоре совсем на другом конце страны оно реализуется. Вся печаль в том, что по закону собака или кошка – вовсе не брат и сестра меньшие, не преданные друзья, не полноправные члены семьи, не такие же Божьи твари, как и мы, а «личная собственность». И, значит, их можно, ссылаясь на закон, насильно увести из дома, где они живут. Но, к счастью, мы живем в России, где закон и то, что нам подсказывают сердце и разум, очень часто расходятся. Трудно, попросту невозможно представить хозяина, который собаку просто так возьмет и отдаст судебному приставу. Да он скорее сам сядет в долговую яму! В Уголовном кодексе ряд статей предусматривают наказание за жестокое обращение с животными. Не допускается оно и Гражданским кодексом. Но по тому же ГК домашнее животное – предмет неодушевленный! Этот печальный парадокс долгие годы остается лежачим камнем на пути нашего общества к истинному гуманизму, несмотря на многочисленные петиции и призывы...

Заглянем в Гражданский кодекс Российской Федерации. Статья 137 Части первой (раздел I, глава 6) гласит:

«К животным применяются общие правила об имуществе (здесь и далее выделено нами. – «НИ») постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

При осуществлении прав не допускается жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности».

Выражаясь проще: закон уважает принципы гуманности. Но, поскольку ни в одном правовом акте словосочетание «братья меньшие» не встречается, а слово «имущество» употребляется сотни раз, значит, собака – вещь.

Каково же – согласно ГК – предназначение этой вещи?

Недвусмысленный ответ содержится в статье 135 Части первой:

«Вещь, предназначенная для обслуживания другой, главной, вещи и связанная с ней общим назначением (принадлежность), следует судьбе главной вещи, если договором не предусмотрено иное».

В переводе на живой великорусский язык это означает, что собака, призванная служить человеку, разделяет его судьбу. И никто не вправе их разлучать. Если они только между собой, поцапавшись, не договорятся, что дальше их пути расходятся... Налицо, как выражаются юристы, казус. Хитроумная (или до конца не осознанная) законодательная ловушка не сулит легкой жизни ни людям, ни собакам, ни ответчикам, ни истцам.

На просьбу «НИ» прокомментировать «охоту на псов», открытую в Приморье, адвокат Сергей Мартынов усмехнулся:

– Ну и пусть забирают! Сами потом намучаются. Мне известен случай, когда судебный пристав три месяца маялся с изъятой за долги собакой. Кормил ее, выгуливал, возил по лекарям. И все это время умолял истца отказаться от своих претензий. Тот поартачился, но в конце концов уступил. Результат с юридической точки зрения – нулевой, но дался он ценой трех психологических травм: собаки, ее хозяина и несчастного пристава... Изъятие «друзей человека» в качестве покрытия его долгов лишено какого-либо здравого смысла: по улицам российских городов и весей бродят несметные полчища бездомных собак, среди которых встречаются и породистые, но никто не спешит их приютить. Щенка, а не то что взрослого пса, отдать в хорошие руки очень сложно. «Вторичного рынка» сбыта животных в стране практически нет. Лишь очень ценные и известные кинологам особи, чемпионы и медалисты, имеют шансы сменить ПМЖ. Другое дело – птички, рыбки, диковинные растения. В одном из южных город в порядке взыскания долга был изъят очень редкий вид кактуса – и быстро нашел покупателя...

Чтобы проставить уж все точки над «i», Новые Известия» обратились за комментариями в РАО «ЕЭС России».

– Я понимаю, для журналистов история вкусная, – заявила руководитель пресс-службы Татьяна Миляева. – Но вы уверены, что это не утка? Странно... В любом случае – все претензии к приставам. А энергетики… Они всего лишь хотят получить то, что им причитается по закону. Причем, в канун суровой зимы. Удивляюсь, что пресс-секретарь «Дальэнергосбыта» согласился беседовать с журналистами «Новых Известий» на тему, никак не относящуюся к нашей сфере деятельности...

Гораздо удивительнее во всей этой, пока скорее комической, нежели драматической, истории, то, что ни энергетики, ни приставы Приморья не считают акт ареста животных антигуманным. Впрочем, о каком гуманизме к собакам можно говорить, если по тому же закону приставы за долги энергетикам имеют право описывать пенсию. Неплательщики с приставами порой, случается, даже шутят. На вопрос о наличии недвижимого имущества некий должник с невозмутимым видом ответил: «Конечно. Есть. Вон дедушка парализованный лежит. Заберете?» Лица при исполнении поспешили ретироваться.




Опубликовано в номере «НИ» от 1 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: