Главная / Газета 30 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

СПИД не идет на спад

К 2010 году будет ВИЧ-инфицирован каждый десятый россиянин

Елизавета ДОМНЫШЕВА

Россия занимает первое место в мире по темпам распространения СПИДа. О том, с чем связаны такие устрашающие темпы расползания болезни, «Новым Известиям» рассказал академик РАМН Вадим ПОКРОВСКИЙ, руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Минздрава России.

Вадим Покровский: «Битва со СПИДом только начинается».
Вадим Покровский: «Битва со СПИДом только начинается».
shadow
–Вадим Валентинович, часто приходится слышать, что СПИД не что иное, как профанация, затеянная фармацевтическими корпорациями для получения сверхприбылей.

– А гибнущая на наших глазах от ВИЧ-инфекции Африка – это что, профанация, фантом? Из-за СПИДа продолжительность жизни на «черном континенте» снизилась на 20 лет и вновь стала такой, как в 60-х годах, когда весь мир спасал африканцев от эпидемий и голода.

– Но также говорят и о том, что в цивилизованных странах СПИД идет на спад.

– Лишь в тех, где для просвещения населения не жалеют сил и средств. Например, в Дании и Канаде, где «правилам сексуальной безопасности» обучили все население, в первую очередь подростков. А вот в Италии из-за вмешательства католической церкви в интимную жизнь людей вирус чувствует себя комфортно. В США тоже есть проблемы вследствие этнического и религиозного многообразия. Что касается России, борьба со СПИДом у нас второй десяток лет ведется на смехотворном уровне: разместили в Интернете пару сереньких сайтов с примитивными лозунгами и думают, что туда валом повалит молодежь. А рядом тысячи порносайтов…Был у меня с одной из ВИЧ-инфицированной такой разговор. Я ей про опасность случайных связей, а она мне: «Да что вы доктор, какие случайные связи?! Я первый раз пользовалась презервативом, а когда мы встретились во второй раз, это уже не было случайной связью...» Такое вот неадекватное понимание проблемы. Без сомнения, таким оно и останется, если власть не изменит к ней своего отношения. Мне трудно понять, как можно тратить 6 миллиардов долларов на празднование юбилея Санкт-Петербурга, и не выделять дополнительных средств на лечение больных. 250 тысяч официально выявленных ВИЧ-инфицированных и их семьи – это еще и электорат, который точно проголосует против власти, не желающей видеть надвигающуюся катастрофу.



– Кто хочет знать все о своем здоровье, тот знает. Допустим, Минздрав всех протестирует, выявит вирусоносителей. И что? Поставить на них клеймо, как на прокаженных? Изолировать? Если даже они согласятся, сколько это будет стоить?

– Международный банк реконструкции и развития выделил нам деньги...

– Да, заем в 50 млн. долларов под 8% годовых, сроком на десять лет. Более чем скромно, учитывая, что Россия, будучи «страной-донором», уже внесла 2 млн. долларов и обещала внести еще 20 на борьбу с вирусом иммунодефицита в развивающихся странах. На встрече «восьмерки» этот широкий жест сработал на престиж руководства страны. Но при этом домашние проблемы власти отодвинули на второй план. Для осуществления программы профилактики и лечения СПИДа нам ежегодно требуется не менее 65 млн. в год, а в бюджете на 2004 год на всю программу по СПИДу выделено меньше 4 млн. В лечении нуждаются 3–4 тысячи россиян, а бюджет позволяет лечить ежегодно 300–500 человек.

– Недавно председатель Государственного комитета РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ Виктор Черкесов сказал, что почти 3% населения страны являются зарегистрированными наркоманами. Чтобы иметь представление о реальном количестве, необходимо увеличить цифру, по словам Черкесова, в 6–8 раз.

– Страшная цифра. Только требует уточнения. Человек не всегда сразу, как только начинает вводить наркотики, заражается. Но со временем СПИД и гепатиты настигают практически каждого.

– А вот Московский центр борьбы со СПИДом заявил, что Москва успешно справляется с этим бедствием.

– По всей стране число ВИЧ-инфицированных растет, а в Москве почему-то вдруг падает! Боюсь, как бы москвичи после столь радужного заявления не кинулись во все тяжкие... Вы знаете, была у меня пациентка. Выслушал я ее рассказ о том, как она подцепила ВИЧ, и не выдержал, спросил: «Но почему вы себя так легкомысленно повели?». А она в ответ: «Вы же сами, доктор, по телевизору говорили, что все больные находятся у вас в больнице на Соколиной горе. Вот я и подумала, что эпидемия прошла, бояться нечего...». Наша беда в том, что большинство зараженных об этом и не подозревают. Число зарегистрированных случаев надо умножить как минимум на три, тогда получим более-менее точную цифру...

– Зато с предельной точностью нам стало известно, что 72 украинские несовершеннолетние проститутки на днях «прошлись рейдом» по российским кораблям, стоявшим в портах Черного моря. В результате, по предположениям врачей, треть моряков была награждена сифилисом и ВИЧ-инфекцией. Кто-то уже высказал предположение, что это месть ненавистным «москалям» и способ выживания из украинской акватории нашего флота. Налицо «ВИЧ-терроризм»?

– Верится с трудом. Тут не терроризм, а распущенность во флоте и армии. В этом году 5000 юношей не взяли в армию из-за того, что они были заражены ВИЧ, и 500 солдат отправили домой, так как они заразились вирусом на службе.

– Вадим Валентинович, если все же случилась беда и человек заразился, что его ждет?

– Если он был до заражения здоров, то 8–10 лет будет чувствовать себя вполне нормально. Затем начнет отказывать иммунная система. Начав лечиться в ранней стадии, он может прожить неопределенно долго. Схема лечения примерно такая же, как у больного диабетом: каждый день принимать определенную дозу лекарства. Стоит это удовольствие 7–8 тысяч долларов в год.

– Выходит, что лечиться в России смогут единицы?

– Скажем так, немногие... Среди наших пациентов было несколько депутатов Государственной думы, поп-звезды, которые с энтузиазмом скачут по сцене, не выглядят больными и немощными.

– Но лекарства не спасли ни Рудольфа Нуреева, ни Фредди Меркьюри.

– Они не дожили до появления современных лекарств совсем немного… Сейчас препараты совершенствуются с каждым годом.

– 7–8 тысяч долларов – это себестоимость лекарств? Или цена, взятая производителями «с потолка»?

– Фармацевтические фирмы признают, что продают лекарства от СПИДа дорого, но объясняют свою скаредность тем, что им нужны деньги для дальнейших научных изысканий.

– Поэтому Африка вымирает, а Китай решил, игнорируя международные соглашения, выпускать лекарства против СПИДа исключительно для «внутреннего применения». Только что пришло сообщение о том, что китайскими и таиландскими фармацевтами разработан препарат, способный уничтожать вирус СПИДа и повышать иммунную активность клеток. Исследования заняли 15 лет, после чего было установлено, что 100 видов растений, используемых в традиционной восточной медицине, побеждают смертоносный вирус.

– Каждая сенсация нуждается в проверке. Поживем – увидим... Что касается западных корпораций, взвинтивших цены на препараты, их руководство поняло, что зашло слишком далеко, и заключило соглашение, по которому для Африки сделают исключение, и туда лекарства пойдут по дешевой цене.

– В журнале New Scientist прошла информация о том, что ученые обнаружили новый гибридный вирус. Означает ли это, что СПИД не сдается и в ходе сражения меняет тактику?

– Гибрид, о котором вы говорите, был обнаружен у одной из проституток в Кении. Два типа вируса ВИЧ, А и С, слились, при этом большую часть генной структуры гибрид заимствовал от типа A, а кодирование внешней оболочки у типа С. У нас подобный гибрид, только в сочетании типов А и В, был обнаружен в Калининградской области. Мутации вирусов приходится постоянно учитывать при разработке методов диагностики и лечения.

– А меняют ли в последнее время тактику врачи?

– Больше всего врачей сегодня волнует резкое увеличение числа зараженных половым путем женщин и мужчин, не входящих в «группу риска», ведущих нормальную жизнь. Это грозит России большой бедой. В 2001 г. половым путем заразились 4,7%, в 2002-м – 12,1%, в 2003 г. – до 40% от общего числа.

Так что речь надо вести не столько о тактике, сколько о национальной стратегии. По расчетам Всемирного банка, к концу десятилетия число ВИЧ-инфицированных в России может составить от 5,4 до 14,5 миллиона человек. Фактически каждый десятый.

Для скептиков я бы устраивал экскурсии по нашим клиникам, чтобы смогли убедиться: СПИД еще только готовится к решающему удару. Если рак в основном косит пожилых людей, то до 90% ВИЧ-инфицированных в России – люди в возрасте от 15 до 29 лет. Это значит, что все они, если им сегодня не помочь, умрут молодыми. Некому будет работать, нечем будет платить пенсии. ВИЧ-эпидемия так или иначе через два-три года коснется благополучия всех россиян. Сегодня в стране зарегистрировано более четверти миллиона случаев заражения. Это самый высокий в мире темп распространения ВИЧ-инфекции.




Опубликовано в номере «НИ» от 30 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: