Главная / Газета 29 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

На игле у государства

Большинство диабетиков в России остаются один на один в борьбе с недугом

Наталья ТИМАШОВА

По данным эндокринологов, около 6–8 миллионов россиян (то есть каждый 20-й гражданин страны) страдают от «болезни цивилизации» – сахарного диабета. Этот недуг неизлечим и страшен тем, что жизнь человека полностью зависит от лекарств. Однако только 40% больных получают жизненно необходимые препараты – инсулин и сахаропонижающие таблетки – от государства. Остальные брошены на произвол судьбы.

С осложнениями сахарного диабета врачам бороться труднее, чем с самой болезнью.
С осложнениями сахарного диабета врачам бороться труднее, чем с самой болезнью.
shadow
Альбина Владимировна Ш. из подмосковной Дубны приехала в Москву по делам своего районного диабетического центра. Надеялась к вечеру вернуться домой, а оказалась в … вытрезвителе. Она упала в обморок прямо на улице из-за приступа гипергликемии, который может произойти с любым больным сахарным диабетом и в любой момент. Когда же стражи правопорядка обнаружили в ее сумочке удостоверение диабетика, женщина начала у них на глазах синеть и трястись. Альбину Владимировну спасли, потом очень долго извинялись. Самое печальное, что эта история – одна из тысяч…

Случаев, когда диабетиков в состоянии «инсулиновой ломки» (или гипы, как ее называют медики) подбирают на улице и отправляют не в больницу, а в вытрезвитель, очень много. Хотя никакой статистики на этот счет не ведут ни в Минздраве, ни в МВД.

«Это очень серьезная проблема, – говорит президент Московской диабетической ассоциации Эльвира Густова. – Человек с сахарным диабетом может потерять сознание в любой момент. Не так давно подобный случай произошел с членом правления нашей ассоциации. У Ирины случился приступ гипергликемии прямо на Курском вокзале, и она упала в обморок. Грузчики с вокзала подобрали ее и отвезли в медпункт. Ирине повезло, что первыми ее заметили они, а не милиция. Обычно милиционеров не смущает даже приличный вид потерявших сознание людей, совсем не похожих на бомжей или пьяниц. Всех отправляют для начала в вытрезвитель, а уже потом разбираются. Карточку больного сахарным диабетом, которую диабетики всегда имеют при себе, обнаруживают после».

В большинстве развитых стран такой проблемы нет. В Европе и Америке диабетики носят специальные браслеты или кулоны, по которым их может идентифицировать даже ребенок, не говоря уж о полицейских. Два года назад активисты Московской диабетической ассоциации разработали браслет и жетон больного сахарным диабетом. Они стоят по 5 долларов, бесплатно обеспечиваются ими пока только дети и подростки.

Впрочем, о подобной роскоши больные сахарным диабетом россияне и не мечтают, так как реальная проблема в другом. В настоящее время наше государство не в состоянии обеспечить всех диабетиков жизненно необходимыми лекарствами – инсулином и сахароснижающими препаратами. По данным главного эндокринолога Минздрава России Ивана Дедова, у нас зарегистрировано более 2 млн. 200 тыс. больных. Из года в год обеспечить лекарствами удается не больше 40–45%.

«Правда, здесь надо учесть, что диабетом первого, инсулинозависимого типа страдают сегодня примерно 300 тыс. человек, – сообщил «НИ» главный диабетолог России, профессор Михаил Балаболкин.– Но так же, как им жизненно необходим инсулин, больным диабетом второго типа постоянно нужны сахароснижающие таблетированные препараты. Если их не принимать, рано или поздно развиваются осложнения, прежде всего сердечно-сосудистые, от которых наши пациенты и погибают. Реально же, по оценкам российских и иностранных специалистов, больных диабетом и первого, и второго типа раза в 4–5 больше. Общее их количество может составлять 6–8 млн.».

Между тем обеспеченность лекарствами оставляет желать лучшего. Только в Москве все диабетики получают высококачественные генно-инженерные, человеческие инсулины. Ни в одном другом регионе такого нет. Как правило, закупаются более худшие полусинтетические или свиные инсулины. Очень плохая ситуация и с обеспечением таблетированными препаратами для больных диабетом второго типа. Во многих городах люди имеют возможность принимать только какой-то один вид лекарств.

В этом году на инсулин из федерального бюджета было потрачено всего 414 млн. рублей. Все деньги ушли на закупку человеческих инсулинов за рубежом для тех, кто остался под патронажем Минздрава – детей, подростков, беременных женщин и людей с осложнениями. В целом это не более 10% от общего количества. Для всех прочих инсулины и таблетки закупают региональные власти. А как показывает практика, у субъектов Федерации нет достаточных средств. Региональные власти, обязанные покрывать 80% всех «диабетических расходов», реально могут профинансировать не более 60%. Помимо Москвы и Санкт-Петербурга, более-менее хорошо обеспечены инсулинами больные в Краснодарском крае, Нижегородской, Самарской, Иркутской областях, в Карелии. В большинстве же городов и областей службы здравоохранения закупают дешевые и не всегда качественные инсулины. «Происходит необоснованный перевод больного с одного вида инсулина на другой, – говорит Эльвира Густова. – В европейских странах, США и Канаде это делают только по медицинским показаниям, а у нас по экономическим».

О другой беде диабетиков «НИ» рассказала председатель Московского диабетического центра «Будь здоров» Лидия Андриевская. Для самоконтроля уровня сахара в крови больным выдают приборы глюкозиметры и полоски к ним – так называемые глюкотесты. По-хорошему процедуру контроля глюкозы больные должны проводить 3–4 раза в день. Но из-за нехватки пресловутых полосок измеряют уровень сахара в лучшем случае несколько раз в месяц. По данным специалистов-диабетологов, всего 1–2% больных у нас обеспечивается тест-полосками в необходимом количестве. Остальные вынуждены покупать их за собственные деньги. Стоят они дорого, и большинство ограничиваются жизненным минимумом.

В 1996 году, когда федеральная программа «Сахарный диабет» утверждалась постановлением правительства РФ № 1171, декларировалось, что она принимается для профилактики, ранней диагностики и эффективного лечения диабета и его осложнений, для повышения продолжительности и улучшения качества жизни больных. И хотя программа рассчитана до 2005 года, многие эксперты уже сегодня говорят о ее полном провале. Насколько эффективно лечат диабетиков, можно судить по их обеспеченности лекарствами. А что касается профилактики и ранней диагностики, то российские медики сами признают: у нас на одного больного с диагнозом приходится 3–4 невыявленных. Но это не помешало Минздраву в 2001 году отчитаться по итогам реализации первого этапа программы, выразить надежду на то, что «выполнение второго будет более эффективным», и больше не возвращаться к этому вопросу.




Опубликовано в номере «НИ» от 29 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: