Главная / Газета 26 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

Судебные торги

Мытарства жертв «Норд-Оста» продолжаются

Полина ШЕРШНЕВА

Вчера Тверской суд должен был огласить решение по десяти искам о взыскании с московского правительства компенсаций материального вреда пострадавшими при теракте на Дубровке. Бывшие заложники и семьи погибших ждут вердикта со вторника. Однако судья в очередной раз взяла паузу.

Люди устали ждать решения суда.
Люди устали ждать решения суда.
shadow
В ходе процесса истцы смогли убедить ответчика в правомерности собственных требований. Осталось договориться лишь о сумме компенсаций. Представители правительства Москвы согласилось практически со всеми заявлениями, однако предложенные ими размеры выплат пострадавшие считают насмешкой.

Вчера в суде продолжались прения сторон. Сначала слово предоставили истцам. Практически каждый из них говорил о своем горе, о том, как сложно жить после потери близких. «Нам не важны деньги, это дело принципа. Мы хотим, чтобы страна помнила об этих страшных днях», – повторяли они.

Пострадавший при теракте сторож театрального центра Николай Любимов в очередной раз пытался убедить суд, что после штурма стал инвалидом. «Врачи до сих пор не могут поставить мне диагноз. Меня пичкают разными лекарствами, но ничего не помогает. Вот уже 11 месяцев, как я не могу самостоятельно отрезать себе кусок хлеба. За мной нужен постоянный уход. Мне запретили поднимать больше килограмма. А прокурор отказывается верить предоставленным мной чекам из аптеки», –заявил он суду.

Татьяна Карпова, мать погибшего барда и переводчика Александра Карпова, призывала суд к состраданию: «Террористы дважды выводили Сашу на ложный расстрел. Его избивали. Но умер он не от этого. По словам медэкспертов, моему сыну просто не оказали помощи. Сейчас у меня нет денег даже на то, чтобы содержать его могилу в нормальном состоянии. А суд продолжает считать, что моральной травмы мы не получали. Правительство Москвы не высказало нам ни слова соболезнования. У меня в кошельке всего 40 рублей. Но, поверьте, мы не крохоборы. Я хочу издать книгу сына, а на это нужны деньги. Для меня это стало смыслом жизни».

Сын погибшего музыканта Федора Храмцова, Александр, в своей речи обращался к представителям ответчика: «Мне очень обидно, что московское правительство за все заслуги отца предложило похоронить его в «картонном» гробу. А сейчас вы исключаете из суммы компенсации затраты на поминки».

«Я никогда не думал, что мне придется буквально клянчить эти десять тысяч на похороны, – заявил Сергей Синельников, отец погибшего 23-летнего Павла. – Мы умоляли не устраивать штурм. Когда сын в последний раз говорил с нами по телефону, он просил пойти на митинг. Но власти не пустили нас на Красную площадь».

Во время выступления Сергея Синельникова одной из истиц в зале суда стало плохо. Сидящие рядом попросили принести воды. Судья назначила перерыв.

Последней из истцов выступала вдова Геннадия Солодова, Ольга. Ее речь была короткой, у женщины просто не было сил: «У меня остался сын пяти лет. Раньше нас содержал муж. Теперь мне приходится работать уборщицей ради 960 рублей в месяц. Мне страшно за будущее моего ребенка».

Представитель московского правительства Андрей Расторгуев в своем выступлении в очередной раз подчеркнул, что ответчик согласился на выплаты, «не признавая исковых требований». Он также отметил, что в расчеты компенсаций необходимо внести коррективы, а в некоторых исках отказать.

Участники процесса ждали, что судья Марина Горбачева наконец-то вынесет решение. Однако вчера она снова решила повременить с вынесением вердикта и перенесла заседание на пятницу. Объяснить этот поступок она, разумеется, не посчитала нужным.




Опубликовано в номере «НИ» от 26 сентября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: