Главная / Газета 26 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

Кремлевский беглец

Новобранец президентского полка после издевательств «дедов» попал в психиатрическую клинику

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО

Весной, когда Константина Панкова определяли в президентский полк, сотрудники омского военкомата заходили даже к его соседям, собирали характеристики на бывшего студента автомобильного колледжа. Но уже через четыре месяца после начала службы, не выдержав издевательств «кремлевских дедов», Константин вынужден был бежать из элитной части.

Старослужащие элитного полка требуют к себе повышенного внимания.
Старослужащие элитного полка требуют к себе повышенного внимания.
shadow
На прошлой неделе «Новые Известия» рассказали о новобранце президентского полка Андрее Шишкове, который дезертировал из престижного подразделения, не сумев откупиться от «дедов». Константин Панков покинул президентский полк аккурат в день написания той статьи.

С самого начала службы в элитной части Константин вынужден был ежедневно покупать для «своего деда» пачку сигарет «Winston», еженедельно – пятидолларовую карту для мобильного телефона. Раз в несколько дней приходилось кормить сержанта йогуртом и кондитерским рулетом, которые продавались в чайной на территории части. Когда старослужащим до ухода на «дембель» осталось меньше ста дней, Константину пришлось покупать сгущенку, которую сержант, по словам солдата, умудрялся съедать по 2 банки в день.

Присланные из дома 2 тысячи рублей быстро закончились. Вскоре рядовой Панков задолжал еще 4 тысячи. «Те, кто из Подмосковья, к кому каждую неделю родители приезжают, уже по 20 тысяч отдали», – говорит Константин. А его самого за безденежье «деды» били по голове дощечкой для набивания подушек и заставляли «сидеть» без стула, с вытянутой в руках табуреткой. И напоминали, что к увольнению в запас он должен, по неписаным законам полка, обеспечить своего «деда» «выходным пособием» в 3 тысячи рублей.

Наконец Константин решился пожаловаться командиру роты майору Дмитрию Кирюшову. Он просил перевести его в другую часть. Но вместо этого Константина в тот же день перевели из Кремля в роту обеспечения президентского полка, расположенную возле подмосковного Одинцова. Солдата представили новым сослуживцам. А затем к нему подошли «деды» этой роты и сказали, что они «все знают» и что «стукачу житья в их роте не будет».

Следующим утром Константин перелез через забор, прошел через лес и оказался на окраине Одинцова. Промокший и голодный, он постучался в один из частных домов. Все рассказал открывшей дверь женщине и нашел полное сочувствие и понимание. Как потом выяснилось, солдату просто повезло, у хозяйки дома сын сейчас тоже служит в армии, и она с ужасом представила его в положении Кости.

После того как Константин позвонил домой в Омск, отец в тот же вечер вылетел в Москву. На следующий день они встретились с сыном и направились к правозащитникам. Сотрудницы Комитета солдатских матерей написали обращение в Московскую городскую военную прокуратуру, в котором просили расследовать факты вымогательства денег у Константина, а на время следствия прикомандировать его в другую часть.

В Московской городской военной прокуратуре отец с сыном пробыли целый день. Сначала следователь допрашивал Константина, потом вызвал из полка заместителя командира по воспитательной работе подполковника Панова. Константина в присутствии следователя осматривал дежурный врач, после чего отцу сообщили, что сына возвращают обратно в полк. Отец спросил подполковника Панова, отвечает ли он за безопасность сына. «Круглые сутки возле него никто дежурить не будет», – ответил офицер. «Возвращение в свою часть – это дорога на кладбище», – написано на плакате, вывешенном в помещении Комитета солдатских матерей. Отец не отпустил сына с подполковником. А у Константина началась истерика. На «скорой помощи» его доставили в психиатрическую больницу имени Ганнушкина. Теперь он приходит в себя после переживаний и полученных во время службы сотрясений мозга.

Мы дозвонились в президентский полк. Более того, трубку взял непосредственно главный воспитатель части подполковник Панов. Попросили прокомментировать обстоятельства уже второго за последний месяц открывшегося случая «дедовщины» в элитном подразделении. Ответ был неожиданным: «Прочитайте газету, там все написано». Точка. Любопытно, что офицер сослался на нашу же публикацию. Для получения дальнейшей информации подполковник рекомендовал составить письмо-обращение на имя коменданта Кремля генерал-лейтенанта Сергея Стрыгина. Что ж, в таком случае мы просим господина Стрыгина и подчиненного ему воспитателя Панова считать эту публикацию официальным запросом.

Ведущий дело Константина Панкова следователь Московской городской военной прокуратуры Денис Бологов сообщил «Новым Известиям», что в розыск парня пока не объявляли. На вопрос о правовом статусе Константина следователь ответил коротко: «Не знаю».

Председатель Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова утверждает, что офицеры президентского полка скрывают преступления, совершенные в их подразделениях. Поэтому каждое новое пополнение полка сталкивается с вымогательством и избиениями. А за стенами полка о его неблагополучии узнают только после побегов или попыток самоубийства.





«Элитные» принципы элитного отбора

По просьбе «Новых Известий» военный комиссар одного из подмосковных военкоматов согласился сообщить критерии отбора в президентский полк. Имя он просил не упоминать – приказ, как выяснилось, секретный.

Итак, в президентский полк не возьмут:

Если близкие родственники призывника живут за границей, за исключением государств СНГ, или оформляют документы для выезда на постоянное место жительства за границу, за исключением государств СНГ.

Если близкие родственники призывника судимы за государственные или иные тяжкие преступления.

Если призывник сам был ранее судим.

Если призывник отрицательно характеризуется по месту учебы или работы.

Если призывник состоит на учете в милиции или в психоневрологическом, наркологическом и кожно-венерологическом диспансерах.

Если у призывника имеют место явные дефекты речи, лица, кистей рук, а также татуировки.

Если у призывника есть дети.

Если до призыва на военную службу призывник проживал в общежитии.

А обязательными требованиями для службы в президентском полку являются: среднее образование, хорошее владение русским языком, рост не менее 175 см и хорошее физическое развитие, зрение не ниже 0,7 на каждый глаз без коррекции с нормальным цветоощущением, воспитание в полной семье и желание призывника служить в президентском полку.


Опубликовано в номере «НИ» от 26 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: