Главная / Газета 25 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

Наедине с бедой

Наши моряки стали заложниками властей ЮАР и России

Наталья ТИМАШОВА

Апелляционный суд Кейптауна отклонил жалобу российской стороны, требующей смягчить претензии по иску экипажа, арестованного в ЮАР российского танкера «Аргунь». Семеро моряков по-прежнему остаются заложниками, а судно планируется выставить на торги. Возвращение экипажа на родину откладывается на неопределенный срок. Сегодня со страниц «Новых Известий» к президенту России с открытым письмом обращается вдова капитана танкера Людмила Перебендюк. Редакция «НИ» продолжает следить за ситуацией.

Нынешний капитан «Аргуни» Игорь Стаеглазов, матросы Юрий Пестов и Сергей Баринов, старший механик Анатолий Бронников в ожидании перемен к лучшему.
Нынешний капитан «Аргуни» Игорь Стаеглазов, матросы Юрий Пестов и Сергей Баринов, старший механик Анатолий Бронников в ожидании перемен к лучшему.
shadow
Арестованное российское судно, о ситуации вокруг которого мы не раз писали, скорее всего, будет продано с аукциона в конце октября. Как сообщил «НИ» по телефону консул РФ в ЮАР Алексей Беликов, апелляционный суд Кейптауна отклонил жалобу ответчиков – Российской Федерации и компании «Ойл-Компакт», – обязанных по решению южно-африканского суда выплатить морякам более 1 млн. долларов долгов по зарплате.

«Подавая апелляцию на решение Верховного суда Кейптауна, представители Минимущества России и фирмы-арендатора судна надеялись, что долги скостят на 350–370 тыс. долларов, – объясняет Алексей Беликов. – Но судьи не пошли на уступки и оставили сумму без изменений – 1 млн. 100 тыс. долларов. Общая же сумма претензий, в которую, помимо зарплаты экипажа, входят долги кредиторам, шерифу Кейптауна за содержание судна и довольствие моряков, а также судебные издержки составляют к настоящему моменту 2 млн. 600 тыс. долларов. Из них почти 900 тыс. – долг шерифу, хотя еще в апреле этого года власти Кейптауна выставляли нам счет всего на 450 тыс. Но время идет, и задолженность растет как снежный ком».

Таким образом, надежды заинтересованных сторон на снижение суммы выплат не оправдались. Платить придется все и по полной программе. Но из-за этого ожидания РФ и «Ойл-Компакт» потеряли почти месяц драгоценного времени, отведенного судом для уплаты долгов. Напомним, что 19 августа Верховный суд Кейптауна обязал собственников танкера выплатить все долги до 12 октября. Если этого не произойдет, судно выставят на продажу с открытого аукциона. О своих намерениях участвовать в торгах заявило российское ОАО «Совфрахт», но специалисты не исключают, что танкер выкупит иностранная компания. Деньги, вырученные от продажи «Аргуни», пойдут на выплаты морякам и шерифу. Минимущества России и «Ойл-Компакт» при таком развитии событий останутся ни с чем: без танкера, без денег да еще с огромными долгами. Дело в том, что нынешняя стоимость танкера не превышает 1 млн. долларов, и ее явно не хватит на покрытие выставленных претензий. Как теперь намерены действовать чиновники из Минимущества и Минобороны РФ, пока неизвестно. Комментировать решение южно-африканского правосудия наши власти пока отказываются.

Сидя в Москве, это сделать непросто, но вылетать в Южную Африку никто из представителей этих ведомств не торопится.

Южноафриканский адвокат, представляющий в местном суде интересы собственников судна – Российской Федерации, мистер Рэгг, настаивает на том, чтобы для решения вопросов в ЮАР приехал хотя бы Евгений Соколов – генеральный директор компании «Ойл-Компакт», арендовавшей танкер у Тихоокеанского флота. Господин Соколов, кровно заинтересованный в освобождении «Аргуни» из-под ареста, обязался перед контрольным управлением администрации президента РФ, Минимущества и Минобороны до 12 сентября прибыть в Кейптаун и расплатиться с кредиторами и экипажем. Однако до сих пор этого не сделал. Впрочем, раздавать обещания направо и налево Евгению Юрьевичу не привыкать…

«Такой разговорчивый, такой словоохотливый. Как сейчас помню, как он в мае 2002 года во владивостокском аэропорту, когда наши мужья улетали принимать танкер, говорил нам: «Да вы не переживайте, все будет хорошо, в течение двух месяцев деньги будут», – со слезами рассказывает Людмила Перебендюк. – Кто же знал тогда, что не увидим мы ни отца, ни денег. Пусть бы Володя вернулся без этих денег, но живой. Мы за папой были как за каменной стеной. Он бы и дома заработал. Как теперь жить – не знаю. У меня такое чувство вины: мужа не уберегла, сына не доучила, все в долгах – так стыдно теперь за нищету нашу. Всю жизнь нашу поломали, все пошло наперекосяк…»

Когда четыре человека с «Аргуни» прилетели в начале года в Находку за свой счет, Людмила тоже решила попробовать помочь мужу вернуться. Правдами и неправдами нашла необходимые на билеты 1200 долларов – собрала все, что было ценного в доме, продала, заняла у друзей и родных. Радостная, позвонила мужу. Но Владимир отказался. «Я не могу, я же несу ответственность за экипаж. Как я брошу здесь людей? Пойми меня, Люся», – сказал он тогда жене. Она его поняла и теперь не может простить себе этого.

Людмила по-прежнему говорит о покойном муже в настоящем времени: «Он у нас такой заботливый, он знает, что мне нужны лекарства, ингаляторы для астматиков очень дорогие сейчас. А Жене надо за учебу платить. Ему же всего один год оставался до окончания».

Но, видно, не судьба. Учебу в Дальневосточном государственном рыбохозяйственном техническом университете (Дальрыбвтуз) Евгению пришлось оставить, так как 24 тысяч рублей, которые надо заплатить за обучение до конца сентября, у семьи нет. Помимо этого, необходимы еще деньги на питание и проживание во Владивостоке, где находится университет. В конце лета появилась надежда на то, что Женя сможет найти работу в порту Находки или на одном из кораблей, но и здесь ждала неудача. Срок «паспорта моряка» у Евгения истек. Для получения нового необходима справка с военной кафедры университета или военкомата. Ни ту, ни другую он по понятным причинам получить сейчас не может. В итоге выпускник Дальневосточного мореходного училища вынужден идти работать оператором бойлерной установки на местный мясокомбинат, из судоводителей переквалифицироваться в обычные кочегары.«Я же не могу сидеть на шее у матери и бабушки и жить на их пенсии, – говорит Евгений. – Начну работать, станет полегче».

А жить семье капитана Перебендюка действительно не на что. Вся небольшая пенсия Людмилы как инвалида второй группы уходит на квартплату. Это 902 рубля. Кормятся на еще меньшую пенсию ее старенькой 78-летней мамы картошкой и помидорами с огорода. Недавно Людмила отнесла в ломбард свое обручальное кольцо, которое надеялась сохранить как память о муже. «Вот, потихоньку имущество распродаем, – рассказывает она. – Эту двухкомнатную квартиру мы купили не так давно, всю обставили, думали, что и нам, и сыну хватит…»

В народе говорят, что беда не приходит одна. Перед Людмилой замаячила реальная опасность того, что единственного сына заберут в армию. Хотя по закону Евгений, у которого на иждивении неработающая мать-инвалид, имеет полное право на освобождение от воинской обязанности. Но в Приморском крае большой недобор призывников, и военные не собираются делать скидок и входить в положение осиротевшей семьи. Раз не студент и признан медкомиссией годным к службе – изволь отдать долг родине.

В связи с этим «Новые Известия» обратились за помощью в Дальрыбвтуз и Государственный комитет по рыболовству, которому подчиняется этот университет. Как сообщил нам заместитель начальника отдела учебных заведений Госкомрыболовства Алексей Баранов, решение проблемы, с которой столкнулся Евгений Перебендюк, возможно, и комитет готов посодействовать этому. Выражаем надежду, что это обещание будет выполнено, и Евгений Перебендюк получит возможность закончить Дальневосточный государственный рыбохозяйственный технический университет.

Рассчитывать на скорое получение зарплаты умершего мужа вдове не приходится. Аукцион по продаже танкера «Аргунь» в лучшем случае может состояться не раньше 2 ноября – через три недели после того, как истечет срок, определенный Верховным судом Кейптауна для погашения долгов перед экипажем. Как мы писали выше, срок этот истекает 12 октября. Таким образом, при благоприятном стечении обстоятельств деньги семья Владимира Перебендюка получит в ноябре–декабре. Что же касается предусмотренной по контракту компенсации за его смерть, то рассчитывать на нее и вовсе не приходится. Когда Людмила Перебендюк обратилась во владивостокский офис компании «Ойл-Компакт» с просьбой выплатить ей возмещение в размере 10 тыс. долларов в связи со смертью мужа, выяснилось, что ни одни моряк, отправлявшийся на танкер, не был застрахован. Никаких документов на случай травм и гибели моряков оформлено не было, полисы никто из экипажа не получал. Более того, «Ойл-Компакт» и не собирался страховать нанятых на работу людей. Взыскать с компании сумму страховки можно попытаться через суд.

Помогать в этом непростом деле Людмиле согласились юристы Дальневосточного отделения Российского профсоюза моряков (РПСМ) и находкинские правозащитники. Но к иску необходимо приложить контракт Владимира Перебендюка и другие документы, которых у Людмилы на руках до сих пор нет. Консул РФ в ЮАР сообщил «НИ», что отправил личные вещи и бумаги капитана с дипломатической почтой из Кейптауна в Москву еще 27 августа. Однако в представительство МИД России во Владивостоке они так и не пришли.



Редакция благодарит за помощь в подготовке материала и предоставленные фотографии консула Российской Федерации в ЮАР Алексея БЕЛИКОВА.


Опубликовано в номере «НИ» от 25 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: