Главная / Газета 22 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

Академик Юрий Израэль

«Торговля квотами просто возбудила бизнесменов»

Александр ТИМЧЕНКО

В конце сентября в Москве пройдет Всемирная конференция по изменению климата. Это сугубо научный форум, и никаких политических выводов от него ожидать не следует. Однако уже многим сейчас ясно, что от итогов конференции зависит выбор пути, по которому в ближайшее десятилетие будут развиваться не только Россия, но и остальной мир. Об этом «Новым Известиям» рассказал председатель оргкомитета форума академик Юрий ИЗРАЭЛЬ.

shadow
– Конференция начинается на фоне полемики, развернувшейся вокруг Киотского протокола. В чем ее суть?

– Киотский протокол не до конца продуман. В нем определен порядок сокращения промышленных выбросов парниковых газов. В первую очередь углекислого. Считается, что накопление в атмосфере этих газов – одна из причин глобального потепления на Земле. Именно с ним связывают частые теперь погодные аномалии. Так вот, согласно протоколу, развитые страны – основные загрязнители воздуха – должны снизить к 2008–2012 годам выбросы углекислого газа до 95% от уровня 1990 года. Сейчас в атмосфере Земли содержатся 368 молекул углекислого газа на миллион молекул воздуха. Если выполнить киотские требования, то за десять лет эта концентрация вырастет всего на 18 молекул. А если ничего не предпринимать, то на... 20. То есть для климата это мало что дает: усилия предстоят гигантские, а результат – мизерный. Стоит ли овчинка выделки?

– Но протокол подписали все ведущие государства, в том числе и Россия.

– Ну и что? Он начнет действовать, если его ратифицируют в странах, чьи выбросы в сумме составляют не менее 55% от мировых. И вот здесь возникла загвоздка. Несмотря на то, что документ уже приняли почти во всей Европе, в Бразилии, Канаде, Китае, Японии – всего в 120 странах, все равно совокупная квота не дотягивает до требуемого минимума. Набралось всего 43%. А вот США, главный мировой загрязнитель (36% выбросов), и Австралия отказались от ратификации. Осталась одна Россия, которая своими 17 % способна обеспечить проходной балл. Но наша страна пока не говорит ни да, ни нет. Дело в том, что в протоколе содержится статья о возможности торговли квотами на выброс парниковых газов. С 2008 года тот, кто дымит больше нормы, сможет купить это право у тех, кто недобирает норму. Так вот, на государства, которые обязаны снизить эмиссию диоксида углерода, приходилось две трети мирового объема выбросов. Теперь же, после выхода из договора США и Австралии, на долю оставшихся приходится всего треть этого объема. Получается, что несколько стран должны сделать работу за весь земной шар! А это огромные расходы. Американцы подсчитали, что если США, которым протокол предписывает сократить эмиссию на 7%, ратифицируют документ, то понесут убытки порядка 400 миллиардов долларов. По крайней мере такую цифру озвучил президент Джордж Буш-младший в своем выступлении в 2002 году, уже после выхода США из Киотского протокола.

В России же другая ситуация. С 1990 года мы только и делали, что сокращали экономику. Промышленные выбросы резко снизились. Теперь мы собираемся за десять лет вдвое увеличить ВВП. Естественно, увеличатся и выбросы. Лет через десять они поднимутся до уровня 1990 года. Поэтому Россия некоторое время сможет продавать квоты. Правда, цену нам предлагают невысокую – всего четыре доллара за тонну углерода. По разным подсчетам, на продаже квот удастся выручить от 8 до 18 миллиардов долларов. Казалось бы, хорошо. Однако с 2013 года, с неизбежным превышением нормы выбросов, пойдут штрафы – 300–400 долларов за ту же тонну! Вот почему европейцы выступают за торговлю квотами: они смогут тратить средства не на штрафы, а на модернизацию своей промышленности. Это позволит им до 2012 года сэкономить огромные деньги.

– Получается, что российское руководство медлит, дожидаясь выводов конференции?

– Я очень надеюсь, что она будет полезна не только науке. Безусловно, ее выводы повлияют не только на правительство России, но и других стран.

– Странам Евросоюза очень не нравится то, что Россия затягивает ратификацию…

– Европейский союз в лице главы экологической комиссии сообщил, что готов прислать на конференцию свою делегацию. Но при условии, что Россия прежде ратифицирует Киотский протокол. Это уже давление. Конференция – научное мероприятие. Мы собираемся, чтобы разобраться с климатическими проблемами, а они нам – условия...

– Кроме квот, в Киотском протоколе оговариваются механизмы, которые дают широкое поле для совместных экологических и технологических программ.

– Да, но они заработают только после того, как вступит в силу сам документ! И если бы не квоты, он бы уже действовал. Рано затеяли эту возню с квотами. Торговлей просто возбудили бизнесменов, которые забыли обо всем, лишь бы пристроиться к денежному потоку. Они прямо так и говорили у нас на заседаниях: если есть деньги, то их надо брать.

– А как лично вы считаете, стоит ли России ратифицировать Киотский протокол?

– Пока не знаю, как вам ответить... Давайте подождем до начала октября. Конференция просветлит мозги всем, в том числе и ученым.


Цели и темы Всемирной конференции по изменению климата

Предложение о проведении Всемирной конференции по изменению климата в Москве было выдвинуто Россией и поддержано Генеральной ассамблеей ООН. Цель форума – предоставить возможность ученым и практикам обменяться мнениями, содействовать предотвращению деградации окружающей среды и снижению антропогенного давления на атмосферу Земли. На конференции речь пойдет об экологических, социальных и экономических последствиях изменения климата. В Москву приедут около 1200 участников из 52 стран и 7 международных организаций. Оргкомитет конференции получил 576 заявок на доклады, в том числе 94 – из развивающихся стран и стран с переходной экономикой.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: