Главная / Газета 18 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

Восточный экспресс

Дешевая рабочая сила становится новым молдавским брендом

Светлана ГАМОВА

По данным министерства транспорта Молдавии, каждый день из республики выезжают 10 тыс. человек, а въезжают пять. Разницу составляют те, кто ищет работу за рубежом. Официальная статистика говорит, что с этой целью страну уже покинули более 1 млн. Миграционный поток продолжает расти. Молдаване уезжают, чтобы вернуться, а русские – чтобы не возвращаться никогда.

Молдавским рабочим в Москве долго загорать не приходится
Молдавским рабочим в Москве долго загорать не приходится
shadow
На поезда, следующие из Кишинева в Москву, Петербург и Минск, билетов не достать. Не потому, что закончилось время отпусков и отдыхающие с юга потянулись на север. Железнодорожные квитки превратились в устойчивый внесезонный дефицит благодаря потенциальным гастарбайтерам, которые стоят в очереди «на заграницу», независимо от того, лето на улице или зима. Раньше молдаване уезжали в Россию на лесозаготовки – «за длинным рублем», теперь – чтобы заработать на хлеб. По данным российского посольства в Кишиневе, только в Москве их работает порядка 300 тыс. Сколько всего по России, не сможет сказать никто.

В купе 48-го «московского скорого» нас оказалось шестеро: четверо с билетами и двое «левых», которых проводник обещал потом как-нибудь и куда-нибудь определить. «Зайцы» работали на одной из московских строек. Но, поделилась со мной Люда, женщина лет сорока, они с мужем не собираются долго задерживаться в российской столице: после того как оформят румынское гражданство, уедут в Италию. Там можно устроиться в дом к богатым людям и получать 900 евро «чистыми», имея бесплатно кров и стол. «В Москве, – рассказывали супруги, – стало плохо, устроиться маляром или штукатуром приезжему теперь можно только через армян, они «держат» все стройки».

Румынское гражданство популярно в Молдавии: его обладатели имеют право без визы въезжать в Шенгенскую зону и оставаться там три месяца. Молдавские рабочие, устроившиеся, например, в Португалии или той же Италии, отбыв проставленный в визе срок, пересекают границу и тут же возвращаются обратно. И таким образом находятся в стране пребывания на вполне легальной основе. По неофициальным данным, гражданами Румынии стали около 300 тыс. молдаван. Примерно столько же – России. Изучив ситуацию, молдавский парламент узаконил статус-кво, разрешив двойное гражданство. В противном случае Молдавия рисковала вообще остаться без собственных граждан.

«С российским паспортом в Москве есть шанс неплохо устроиться, – говорит мне двадцатипятилетняя Наташа, по образованию экономист. – Но мы с мужем никак не можем его получить. В очереди перед посольством в Кишиневе нам пообещали посредничество, мы уплатили тысячу долларов, а паспорта оказались «липовыми».

Наташа живет в Бендерах, которые относятся к Приднестровью. У нее ситуация особая: паспорт ПМР (Приднестровской Молдавской Республики) вообще нигде не признается, и его обладателей не пускают даже на территорию соседней Украины. Получить же гражданство России сегодня по новым российским законам сложно. Потому русская Наташа продает всякую мелочевку на Черкизовском рынке и боится каждого проходящего мимо московского милиционера. Несмотря на сложность положения, возвращаться в «зону», как она называет Приднестровье, девушка не собирается. В Москве она зарабатывает до пятисот долларов в месяц, тогда как дома не получала и двадцати.

У семнадцатилетнего Григория проблема иная. Он с удовольствием бы подался на Запад, но у него нет денег на загранпаспорт. А в Россию пока пускают и по внутреннему – молдавскому. В Москве его ждет брат, который обещал помочь с устройством на работу. В родном селе делать нечего – «просто беда». Пенсии родителей (в сумме это триста молдавских леев, или двадцать пять долларов) хватает лишь, чтобы оплатить свет и запастись углем на зиму. От газа давно пришлось отказаться – не тянет семейный бюджет. Хорошо, что есть свое хозяйство, с него все и кормятся.

Григорий плохо говорит по-русски: в молдавских школах его теперь изучают с пятого класса, как иностранный. И то там, где есть преподаватель. В большинстве сельских школ филологов не хватает. За последние десять лет в Молдавии выросло поколение молодых людей, которые русского языка практически не знают.

Совсем юная Аннушка хорошо владела русским, ей пока не нужна была работа, она ехала в гости и радовалась всему и вся. Ей повезло больше, чем сверстницам. В МВД Молдавии мне рассказали, что в последнее время участились случаи продажи молодых девушек за границу, в том числе Россию, родителями или близкими родственниками. В конце лета с помощью московской милиции была возвращена домой, в молдавский город Сороки шестнадцатилетняя Н. Ее пригласил на экскурсию в Москву двоюродный брат, а затем за 400 долларов продал «мамке». На днях кишиневское правительство приняло постановление об учреждении специальных структур по борьбе с новым для страны явлением: торговлей людьми. Они будут функционировать во всех городах и наладят сотрудничество с российскими коллегами.

В этом грустном поезде я не была исключением: так же, как и все, ехала на заработки в Москву. Популярный в начале 90-х в Молдавии лозунг «Чемодан – вокзал – Россия» сегодня воплощается в жизнь. Но, по иронии судьбы, теперь он касается не только русских, но и молдаван.


Опубликовано в номере «НИ» от 18 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: