Главная / Газета 17 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

Похоронен и забыт

Семье погибшего солдата негде жить

Марина БАЗЫЛЮК

Семья Ивана Крысина, погибшего в катастрофе Ми-26 в Ханкале, до сих пор не получила от государства компенсацию, обещанную ей в связи с потерей сына.

Солдат погиб по дороге к месту военной командировки.
Солдат погиб по дороге к месту военной командировки.
shadow
Восемнадцатилетний Ваня уходил в армию в буквальном смысле с «улицы». Он, двое его братьев и родители жили на так называемой «служебной жилплощади», выделенной отцу солдата администрацией Чебаркульского района Челябинской области больше двадцати лет назад. Крошечную развалюху, построенную на отшибе (до ближайшего поселка пять километров), Крысины даже не могли отремонтировать: она грозила рассыпаться в любую минуту. После страшной гибели Вани в транспортном вертолете Ми-26 под Грозным семья должна была получить вне очереди (согласно 21-й статье Закона «О ветеранах») новое жилье. После трагедии пошел уже второй год, а Крысины по-прежнему ютятся в старой хибаре.

В августе 2002 года под Ханкалой оборвались жизни сразу 116 человек. «Вторым «Курском» – назвали тогда эту трагедию. Наверное, сравнение уместно, но с той лишь разницей, что про моряков, утонувших вместе с подлодкой, пока еще помнят, а про людей, сгоревших вместе с вертолетом, – нет. Забыли не только самих погибших, но и их осиротевших детей и родителей.

На днях мать солдата Ирина Ивановна Крысина прислала письмо в Фонд «Право Матери». Безысходное от первой и до последней строчки. По ее словам, Ваня прослужил всего восемь месяцев: вначале в Волгограде, а потом его направили в Чечню. Но он так и не успел стать участником «второй чеченской кампании», потому что погиб по дороге к месту военной командировки.

Страшную весть о гибели первенца Крысиным принесла почтальон. Обычно за письмами они ходили сами – до почтового отделения, расположенного в ближайшем селе Кундравы, пять километров. Ради одного письма почтальон, конечно, не будет ходить в такую даль. А тут прибежал с телеграммой.

– Нам сообщили о смерти Вани и предложили приехать в Ростов на опознание, – рассказывает отец погибшего солдата Владимир. – Мы не могли поверить, потому что даже не знали о том, что его отправляют в Чечню.

В той страшной авиакатастрофе, кроме Вани, погибли еще трое ребят из Челябинской области. Однако их родителям «повезло» больше. Солдат опознали сослуживцы. Кроме того, у них нашли документы. А тело 18-летнего Ивана настолько обгорело, что отец и мать не смогли опознать в обезображенном трупе своего ребенка. Несколько дней они жили в одной из гостиниц Ростова-на-Дону, ожидая результатов анализа ДНК.

– Единственное, в чем нам помогли власти – оплатили поездку в Ростов на опознание и «доставку» тела сына домой, – говорит Ирина Ивановна. За прошедший год эта еще недавно цветущая женщина превратилась в старушку, стала инвалидом второй группы.

«Когда мы везли сыночка домой, нас встречали из местной администрации. Обещали, что жилье наконец-то дадут. А как похоронили Ванечку, так про нас все и забыли. Как будто и не было нашего мальчика. А ведь у меня еще двое сыновей подрастает. И как время придет – потянут обоих в армию. И попробуй уклонись – тюрьма… Живые наши сыновья нужны всем – военкомату, Чечне, а мертвые, кроме нас, – никому…»

Официально домик, в котором живет семья Крысиных, относится к селу Кундравы. Дать квартиру в самом селе администрация не может – там их просто нет. А строить специально для них никто не собирается. Хотя домик уже давно признан аварийным. Его списали с жилого фонда еще десять(!) лет назад. Отопления нет, как и водопровода, и прочих удобств. Нет ни колонки, ни колодца поблизости. Поэтому за водой они ходят за восемь километров. А двое младших сыновей, как когда-то Иван, бегают в школу за пять километров в соседнюю деревню. Каждый день – пять туда, пять обратно.

Сейчас и родители, и дети часто болеют: в доме постоянно холодно, хотя щели законопатили как могли. Смерть Вани сильно подкосила всех. Ирина Ивановна очень переживает за мужа – сердце у него в последнее время побаливает, случись что – до больницы довезти не успеют. «Скорую»-то не вызвать – ближайший телефон в Кундравах…

Еще пару лет назад это была вполне счастливая семья. Несмотря на бедность, ссор и скандалов у Крысиных не возникало. Главное, дети были здоровы и веселы. Мальчишки помогали родителям как могли. Но главная надежда была на старшего. «Вот придет из армии Иван, поступит учиться, устроится на работу, станет полегче», – мечтала мать.

Через полгода после гибели сына родители собрали все документы, подтверждающие право на внеочередное получение жилья. Но районные чиновники, все как один, разводят руками – квартир нет. А у Крысиных все меньше сил остается на борьбу с несправедливостью и равнодушием.

– Скорее мы будем похоронены под обломками собственного дома, чем о нас вспомнят власти, – горестно вздыхает глава семейства.

Хотя, возможно, о несчастной семье государство вспомнит и раньше. Второму сыну Крысиных скоро будет восемнадцать, а значит, придет время идти в армию. Отдавать долг государству, которое так и не научилось отдавать свои долги.




Опубликовано в номере «НИ» от 17 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: