Главная / Газета 16 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

Атака фармоимитаторов

Торговцы фальшивыми лекарствами ждут поддержки от Государственной думы

Наталья ТИМАШОВА, Андрей ПАНКОВ

На лекарственном рынке России грядут серьезные перемены. Госдума намерена отменить один из видов лицензирования фармдеятельности. В Минздраве считают, что это – результат лоббистских усилий компаний-фальсификаторов. Если решение будет принято, Россию захлестнет новая волна подделок.

Количество подделок в аптечном ассортименте достигает 12 процентов
Количество подделок в аптечном ассортименте достигает 12 процентов
shadow
На российском рынке сегодня огромное количество фальсифицированных лекарств. Это признают и в Минздраве, и в МВД. По данным медиков, количество фальшивок в 1997–2002 годах выросло в несколько раз, и сегодня они составляют не менее 12% всего аптечного ассортимента. Правоохранительные органы оценивают обороты «черного» рынка лекарств в 250–300 млн. долл. в год.

В июне этого года сотрудники Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями (ГУБЭП) МВД России совместно с Минздравом РФ проверили более 31 тысячи медицинских и фармацевтических предприятий. По результатам проверки деятельность 146 предприятий приостановлена, на 740 фирм направлены представления о лишении их лицензии. Из продажи изъяты фальшивые лекарства на общую сумму 18 млн. рублей. Однако привлечь к уголовной ответственности тех, кто производит и продает подделки, невозможно: в действующем УК РФ нет статьи, предусматривающей наказание за производство и продажу фальсифицированных лекарственных средств, а самого этого понятия нет ни в одном действующем сегодня законодательном акте. И пока не будут внесены соответствующие изменения в административное и уголовное законодательства, ни милиция, ни врачи, ни фармацевты не смогут эффективно бороться с подделками. «По нынешнему закону мы можем привлечь производителя фальшивых лекарств лишь по статье «Производство продукции, не отвечающей требованиям безопасности». Кроме того, надо еще доказать, что конкретный гражданин потерял здоровье в результате действия этих препаратов. Получается, что человеку необходимо сначала умереть, чтобы потом мы могли доказать, что смерть повлекло употребление им фальсифицированных лекарств. Поэтому мошенники и не боятся», – сетуют сотрудники правоохранительных органов.

Между тем депутаты и чиновники заинтересованных ведомств, в первую очередь Минздрава и МВД России, вместо того чтобы разрабатывать реальные предложения по изменению законодательства, препятствующие появлению фальсифицированных лекарств на российском рынке, занимаются обыкновенной имитацией бурной законотворческой деятельности.

Проект Федерального закона № 128 «О внесении изменений в пункт 1 статьи 17 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» 2001 года, предусматривающий исключение из него деятельности по распространению лекарств, в целом был одобрен правительством еще 29 апреля 2003 года, но тем не менее тогда его отправили на доработку. Как объяснили «Новым Известиям» в подкомитете по организации фармацевтической деятельности и лекарственному обеспечению Комитета Госдумы РФ по охране здоровья и спорту, смысл предлагаемых изменений в том, что из новой редакции о лицензировании просто уберут понятие «распространение лекарственных средств».

В Минздраве «НИ» сообщили, что до сих пор на этот вид деятельности не было выдано ни одной лицензии по причине того, что вопрос лицензирования «распространения лекарств» никак не отрегулирован. Никому не понятно, что подразумевают под распространением лекарств: их разработку, сертифицирование, производство, торговлю или рекламу в средствах массовой информации? Этот малопонятный термин вводит в заблуждение всех: чиновников, курирующих вопросы лицензирования фармацевтической продукции, производителей лекарств, дистрибьюторов и продавцов – еще с 1992 года, когда в России было введено лицензирование фармдеятельности.

Наконец, осознав это, в Минздраве пришли к выводу, что пора это понятие исключить из практики вообще. Положения о лицензировании фармацевтической деятельности (оптовая и розничная торговля лекарственными средствами), производства лекарственных препаратов и три вида деятельности, предусмотренные Законом РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах», сохранятся.

«Лицензирование компаний, производящих лекарства и торгующих ими, никто не собирается отменять», – заверили «НИ» в Госдуме.

Редакция обратилась за комментариями в ведомства, участвовавшие в доработке законопроекта. В Главном управлении по борьбе с экономическими преступлениями (ГУБЭП) МВД России считают, что отмена лицензирования никак не отразится на динамике появления в продаже фальшивых препаратов. «МВД поддерживает этот законопроект, – заявили «НИ» в ГУБЭП. – В случае его принятия будут сняты административные барьеры, которые мешают развиваться фармацевтической отрасли. Отмена лицензирования не увеличит и не уменьшит количество фальсификатов в аптеках».

По мнению начальника управления организации фармдеятельности, обеспечения лекарствами и медицинскими изделиями Минздрава России Натальи Подгорбунских, «никаких проблем не возникнет, так как речь идет не об отмене лицензий на фармацевтическом рынке вообще».

«В свое время Минэкономики предлагало отказаться от лицензирования торговли и выпуска медицинских препаратов, но этот проект получил отрицательное заключение Минздрава и субъектов Федерации, – говорит она. – Все производство лекарств и фармацевтическая деятельность, включающая оптовую и розничную торговлю, по-прежнему будут лицензироваться в установленном порядке. Из Закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» убирается только деятельность по распространению лекарств и изделий медицинского назначения. Этот вид лицензирования считается избыточным, так как не определен ни законами, ни постановлениями правительства. Само понятие «распространение лекарств» нигде не трактуется, и не понятно, что в него входит: продажа, реклама, сертификация, производство, выдача разрешений... Что же касается изделий медназначения (соски, бутылочки, грелки и так далее), то их распространение лицензировать не имеет смысла, так как не лицензируется само производство. На них выдаются только сертификаты. Таким образом, в измененном законе останутся только те виды лицензирования фармдеятельности, требования к которым определены правительственным постановлением».

Однако жизнь показывает, что у нас серьезные проблемы и с торговлей лекарствами, и с их производством. По данным все того же Минздрава, примерно 67% фальсифицированных лекарств производится в России. Каким образом и где «левые» фирмы получают лицензии на производство подделок, если надзор за деятельностью в сфере фармацевтического лицензирования поручен самому Министерству здравоохранения? Вопрос, видимо, риторический.

Впрочем, ответ на него «НИ» получили неофициально. Некоторые сотрудники Минздрава РФ, вынужденного поддерживать правительственный законопроект, считают, что исключение деятельности по распространению лекарственных средств из числа лицензированных может напрямую отразиться на фармацевтическом рынке. Лоббируют его те компании, которых лишают лицензии. И отмена лицензирования деятельности по распространению – лишь первая ласточка, за которой могут последовать более смелые предложения.

«Лицензирование фармдеятельности – это единственный барьер на пути фальшивок, у нас нет уголовного наказания за фальсификацию лекарств, – говорят в Минздраве. – В случае выявления подделок мы можем приостановить деятельность фирмы и отозвать лицензию. В свое время только в Алтайском крае были отозваны лицензии у 246 компаний, которые просто купили разрешение на фармацевтическую деятельность и, не имея ни офиса, ни склада, поставляли фальшивые лекарства. Если у нас отберут последнюю возможность влиять на ситуацию, подделок станет еще больше».



Наиболее часто подделываемые лекарственные препараты (по данным Минздрава России):
  1. трихопол
  2. мезим-форте
  3. валокордин
  4. ново-пассит
  5. фестал

Опубликовано в номере «НИ» от 16 сентября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: