Главная / Газета 15 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

Михаил ФЕДОТОВ

Исповедь экспоната

Михаил ФЕДОТОВ
shadow
Вминувшую субботу я впервые оказался музейным экспонатом. Организаторы выставки «300 лет российской журналистики» попросили меня сыграть роль… восковой фигуры одного из авторов российского закона о СМИ, то есть в каком-то смысле стать собственной копией. После некоторых колебаний я согласился, вспомнив, что веселые розыгрыши были фирменным стилем Российского министерства печати еще в начале 90-х, когда мне довелось его возглавлять.

И вот я сижу в зале, посвященном временам перестройки и гласности, ожидая, пока высокое начальство дойдет сюда. На столе – справочники и газетные подшивки тех лет. Вокруг – облагороженные музейным стеклом кляузы в ЦК КПСС с требованием снять главных редакторов «Октября», «Огонька», «Московских новостей». И письма самих редакторов в тот же адрес – с просьбой разрешить опубликовать документальный рассказ, статью, интервью, затронуть тему, поставить вопрос…

Давно нет уже ЦК КПСС на Старой площади. Но по-прежнему именно сюда (видно, место заколдованное) стекаются бумажки и звонки с требованием этого редактора снять, того – посадить, а вон того – назначить. И уже потом, в разных концах страны, в чиновных кабинетах и коммерческих офисах оформляются принятые решения – снимают, сажают, назначают.

Правда, теперь есть и другие точки, где вышвыривают редакторов без объяснения причин. Совсем недавно так случилось с Виктором Лошаком, верой и правдой служившим «Московским новостям». Говорят, это рынок. Новые хозяева газеты хотят получать прибыль.

Но мы же знаем, что прибыль от СМИ может быть различной. Одно дело – доходы от рекламы, как принято во всех развитых странах. Это доход трудный, но честный. Есть и такой вид дохода от СМИ, как политическое влияние. От него не отказываются и на Западе. Правда, там это, как правило, не приобретает форму столь привычных в нашем медийном ландшафте жестокой травли, информационной блокады или, напротив, безудержного облизывания.

Другое дело – доходы от «джинсы», от заказных статей и передач. В последние годы случаи, когда журналист пишет за конверт от заинтересованного лица, стали не исключением, а нормой. Мой друг Всеволод Богданов, председатель Союза журналистов России, даже родил афоризм: «Наш журналист и деньги возьмет, и правду напишет». Вынужден не согласиться: в лучшем случае он напишет не всю правду. А в худшем? Рынок «джинсы» крайне широк – от замаскированной под объективный репортаж рекламы ресторанов и салонов красоты до абсолютно бездоказательных «журналистских расследований», построенных по формуле «злые языки говорят» и нацеленных на уничтожение конкурента в той или иной сфере бизнеса – через его разорение, увольнение от должности, заключение под стражу, обширный инфаркт и т.д. Еще Грибоедов заметил, что злые языки страшнее пистолетов. Как минимум, они не менее опасны для общества, особенно в предвыборные месяцы.

…Когда высокое начальство дошло до моего зала, восковая фигура к всеобщему веселью зашевелилась, поднялась со стула и вручила премьер-министру Михаилу Касьянову датированную 1991 годом брошюру с нашим проектом закона о СМИ. Зачем я подарил своему тезке эту книжицу, давно ставшую библиографической редкостью? В надежде на то, что он, прочитав, воодушевится нашим тогдашним демократическим романтизмом и повернет страну к ценностям свободы слова? Скажем спасибо, если, сидя в машине, несущей его на следующее мероприятие, премьер просто перелистает ее и подумает о том, что если свободу слова не получается увековечить на практике, то почему бы не в воске.

Автор – министр печати РФ в 1992–1993 гг., секретарь Союза журналистов России.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: