Главная / Газета 15 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

Чечня пятой категории

Спецпредставитель Генсека ООН Френсис Денг считает республику опасной для жизни

Сергей БУНЕЕВ
Ради создания радужного предвыборного фона власти готовы затянуть беженцев в Чечню любой ценой
Ради создания радужного предвыборного фона власти готовы затянуть беженцев в Чечню любой ценой
shadow
На минувшей неделе по приглашению российского правительства Чечню и Ингушетию посетил специальный представитель Генерального секретаря ООН по внутриперемещенным лицам Френсис ДЕНГ. Перед отлетом из Москвы он дал эксклюзивное интервью «Новым Известиям», в котором поделился своими надеждами и сомнениями относительно возвращения чеченских беженцев из Ингушетии на родину.

– Вас пригласили, потому что Россия не может обойтись без международной помощи?

– Проблема перемещенных лиц – проблема глобальная. Она затрагивает от 25 до 35 миллионов человек в более чем 40 странах. Однако по определению – это внутренняя проблема суверенного государства, которое несет полную ответственность за защиту и оказание помощи своим гражданам. Роль международного сообщества заключается в том, чтобы помочь правительству выполнить то, что, по существу, является его обязанностью. Речь скорее о солидарности с пострадавшим населением. Правительство РФ пригласило меня для обсуждения глобального кризиса, связанного с проблемами перемещенных лиц на Северном Кавказе и конкретно в Чечне. Мы провели переговоры на уровне федеральных властей в Москве, с чеченской администрацией и правительством Ингушетии. Один из важнейших вопросов – это возвращение перемещенных лиц из Ингушетии в Чечню.

– Эта проблема накануне президентских выборов в Чечне является не только гуманитарной, но и политической…

– Представитель президентской администрации заверил меня, что этот вопрос не политический. Конечно, возвращение людей в места, где они родились, наиболее желательный вариант. Но главное, как это будет происходить. Власти обещали, что ни в коем случае это не будет делаться насильно. И я хочу, чтобы об этом все знали. Правда, когда я ознакомился с положением дел на местах – в лагерях в Ингушетии и в Чечне, я обнаружил, что не все соответствует позитивными заявлениям властей. Люди в Ингушетии высказывали опасения, что лагеря, в которых они живут, будут закрыты и их вынудят вернуться, не обеспечив должной безопасности проживания. Хотя президент республики заверил нас, что никого не заставят возвращаться насильно.

– А как понимать, что в дома, построенные организацией «Врачи без границ» близ Назрани для чеченских беженцев, самих беженцев не пускают?

– Я знаю эту проблему и даже поднимал ее в беседе с президентом Ингушетии. Он весьма энергично говорил о том, что эти дома не отвечают ряду норм, и даже сравнивал их с обычными палатками. По его словам, было бы безответственно вселять людей в эти домики. Я был там и собираюсь поставить теперь вопрос перед ним таким образом: если недостатки будут ликвидированы, разрешат ли людям там разместиться? Трудно смириться с тем, что дома стоят прямо рядом с палатками. Люди видят их, но их туда не пускают. Надеюсь, что вопрос решится.

– Вы были и во временных пунктах размещения чеченцев, вернувшихся из Ингушетии на родину. На ваш взгляд, эти люди сами приняли такое решение?

– Мне они говорили, что вернулись по своей воле. Кто вернулся ради детей, которым надо идти в школу, кому нужна медицинская помощь, кто в расчете на денежную компенсацию. Но при этом подчеркивали, что обещанную компенсацию за потерянное имущество пока никто из них не получил. Да и уровень оказываемой гуманитарной помощи не соответствует тому, на что они надеялись. Некоторых не оказалось в регистрационных списках, и им приходилось вновь писать заявления. Хотя в Чечне стало немного безопаснее, но люди живут в атмосфере тревоги. Они даже не всегда понимают, откуда исходит угроза. Происходят зачистки, но кто их проводит – силы безопасности или боевики, им неизвестно. Т.е. они сталкиваются с источниками опасности, о которых сами до конца не имеют представления. На мой вопрос, если бы в самой Ингушетии у них была бы возможность получить все то, ради чего они приехали в Чечню, все сказали, что в этом случае они остались бы в Ингушетии. Таким образом, это расхождение между заявлениями властей и реальным положением на местах ставит большие задачи и перед российским правительством, и перед международным сообществом. Людям должно быть гарантировано право свободно решать, где им жить: возвращаться ли, оставаться, либо должен быть предложен альтернативный вариант размещения в каком-то третьем месте.

– По сведениям «Новых Известий», в Чечне только 70% вернувшихся домой получили крышу над головой. Скоро зима. Если в республику из Ингушетии вернутся еще 10 тыс. человек, не приведет ли это к еще более страшной гуманитарной катастрофе?

– Чеченские власти заверяли нас, что они готовы расселить всех желающих в пунктах временного размещения, до тех пор пока люди не смогут восстановить свое жилье или обустроиться в частном секторе. К концу месяца, по их словам, они смогут принять всех, у них есть на это средства. Но, конечно, необходимо найти баланс между желанием вернуть людей и способностью их достойно обеспечить. Надо строить дома для них, пусть временные, помогать деньгами. Если и дальше будут задерживать обещанную компенсацию, то это не увеличит количества желающих вернуться.

– Вы были в Чечне. Позволяет ли обстановка рекомендовать беженцам возвращаться домой?

– Трудно делать рекомендации такого рода: это слишком большая ответственность. А вдруг что случится? Важно, чтобы люди имели полную информацию о ситуации. Тогда они сами смогут принять решение. Я всегда за то, чтобы люди возвращались домой, но я должен быть уверен, что они возвращаются по своей воле. Еще раз подчеркну, что такие заверения мне были даны.

– Хорошо. А когда в Чечню вернутся международные гуманитарные организации?

– Конечно, чеченские власти в беседах со мной высказывали пожелания об их возвращении наряду с пожеланиями самим распределять гуманитарную помощь на местах. Но для этого еще не пришло время.

Международные организации вернутся в Чечню, когда там будет безопасно. От координатора ООН по вопросам безопасности и его источников, по нашим поездкам мы хорошо знаем, какая там ситуация. По градации ООН она отнесена к пятой категории, подразумевающей полную эвакуацию наших сотрудников, поэтому они не имеют права сейчас находится в этой республике. Правительству РФ и местным властям необходимо сначала улучшить ситуацию.


Опубликовано в номере «НИ» от 15 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: