Главная / Газета 10 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

Страна без будущего

Состояние здоровья российских детей дошло до критической черты

Наталья ТИМАШОВА
У детей и их родителей часто остается одна надежда – на Бога.
У детей и их родителей часто остается одна надежда – на Бога.
shadow
Почти 40% новорожденных в нашей стране страдают различными заболеваниями. Только 32% российских детей являются здоровыми, 16% имеют те или иные хронические заболевания, а 52% – функциональные отклонения. Среди младших школьников число абсолютно здоровых детей не превышает 8–10%, среди старшеклассников – не более 3–5%. Только по официальным данным, 620 тыс. детей являются инвалидами.В реальности, как считают специалисты, их не менее 1 млн. человек. От 22% до 71% детей страдают теми или иными отклонениями в психическом развитии.

Сегодня под председательством вице-премьера Галины Кареловой состоится заседание рабочей группы по вопросам охраны здоровья детей. Тема – здоровье подрастающего поколения. Сейчас состояние здоровья наших детей подошло к катастрофическому уровню, в результате чего Россия может в буквальном смысле потерять будущее. Об этом «Новым Известиям» рассказывает главный специалист Минздрава России по медико-социальной экспертизе детей, руководитель детского научно-практического Центра противорадиационной защиты Московского НИИ педиатрии и детской хирургии профессор Лариса БАЛЕВА.

–Лариса Степановна, вы участвовали в подготовке доклада президенту по итогам Всероссийской детской диспансеризации, проводившейся в прошлом году. Сейчас документ изучается, готовится специальное заседание правительства. Что показала диспансеризация?

– Трудно поверить, но в нашей стране впервые проводилась сплошная диспансеризация всего детского населения. Удалось осмотреть более 31 миллиона детей – от новорожденных до 18-летних юношей и девушек, включая тех, кто в предыдущие годы не проходил ежегодные медосмотры. Результаты диспансеризации 2002 года подтвердили тенденции в состоянии здоровья детей, выявленные в последнее десятилетие. Только 32% детей признаны здоровыми, 16% имеют те или иные хронические заболевания, а 52% – функциональные отклонения, которые при отсутствии серьезных программ оздоровления могут привести к развитию болезней.

– То есть эти дети балансируют на грани и живут в пограничном состоянии?

– Да, и, если с ними не будут работать педиатры, они могут со временем пополнить армию хроников.

– Получается, что при сохранении такой тенденции у нашей страны просто нет будущего. Больные дети вырастут в больных же взрослых, которые по определению не смогут иметь здоровое потомство...

– А это уже происходит. За десять лет, с 1992-го по 2001-й год, в России постепенно увеличивается число больных новорожденных. До начала девяностых годов их было 25% , а сегодня – почти сорок. Основная причина – ухудшающееся здоровье матерей. Рост заболеваемости новорожденных идет параллельно с увеличением больных женщин детородного возраста и беременных.

– По данным НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков Минздрава, 75% девочек-старшеклассниц хронически больны. То есть это будущие больные матери…

– Да, это очень серьезная проблема. К сожалению, девочки-подростки у нас всегда оставались вне поля зрения врачей, особенно их репродуктивное здоровье. Такой странный подход отчасти сохраняется и сегодня. Мальчики находятся под постоянным присмотром врачей – как-никак им в армию идти. А девочек, будущих матерей, никто не наблюдает. И только в последние годы мы начали уделять внимание репродуктивному здоровью подрастающего поколения, причем и девушек, и юношей.

– Среди новорожденных много детей с пороками развития?

– Очень много. Самые распространенные из них – пороки сердечно-сосудистой системы, их выявляют почти у половины новорожденных. Все чаще стали появляться дети с пороками развития, затрагивающими несколько органов и систем. Растет число новорожденных с аномалиями центральной нервной системы, без верхних или нижних конечностей. Поэтому очень важно своевременное обследование беременных для выявления тяжелых, комбинированных пороков развития у плода, несовместимых с жизнью. В Европе и США все усилия врачей направлены именно на раннее выявление патологий у плода. Чтобы можно было прервать беременность и предотвратить рождение нежизнеспособного ребенка. Если же выявляется порок, с которым можно жить, у медиков и родителей есть время к этому подготовиться. Такой подход оправдан как с гуманной, так и материальной точки зрения.

– Сколько всего в России детей-инвалидов?

– В 2001 году их было 617 тысяч, в 2002-м – уже 620 тысяч. Но, по расчетам специалистов, показатели детской инвалидности должны быть выше – не меньше 1 миллиона.

– Почему такая разница?

– Потому что очень многим инвалидность не оформляют. Механизм ее установления на практике не работает, отсюда и серьезные пробелы в регистрации. Живет такой ребенок в доме-интернате, вроде бы инвалид, а в общую статистику не попадает. Другая проблема, с которой сталкиваются сегодня дети-инвалиды и их родители, – органы социальной защиты снимают статус вопреки существующему законодательству.

–И чем руководствуются органы социального обеспечения?

– Да ничем! Раньше у нас детьми считались подростки до 16 лет, а теперь – до 18. В последние два года собесы повсеместно заставляют переосвидетельствоваться 16-летних, хотя с прошлого года детская инвалидность автоматически продлевается до 18 лет. На этот счет есть специальное постановление правительства №820, принятое в дополнение к Закону «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», действующему с 1995 года. Органы социальной защиты не имеют права вызывать на медико-социальную экспертизу 16-летних детей, но сплошь и рядом идут нарушения закона.

– Как, на ваш взгляд, действующее законодательство защищает интересы детей-инвалидов?

– Федеральная программа «О социальной поддержке инвалидов» практически не решает проблемы детей-инвалидов. Прежде всего это касается вопросов их медицинской реабилитации. У нас совершенно не развита система временного содержания инвалидов и помощи таким семьям. Матери и отцы с ужасом думают о том дне, когда их не станет и их беспомощные дети останутся одни. Они просто умрут вслед за своими родителями. Крик души – это письмо президенту одной из активисток Российской ассоциации родителей детей-инвалидов, которая предложила делать эвтаназию их детям после смерти родителей.

– Минздрав обнародовал данные о детях с отклонениями в психическом развитии: в 2000 году в психоневрологических поликлиниках России наблюдалось более 700 тыс. детей в возрасте до 14 лет и почти 240 тыс. подростков. Ужасающие цифры…

– Да, картина безрадостная. Различные психические расстройства в той или иной форме выявляются у 66% юных россиян. По результатам все той же диспансеризации, от 22 до 71% детей страдают теми или иными отклонениями в психическом развитии. Прежде всего это подростки, среди которых очень высок удельный вес пограничных состояний. Но в последнее время наметилась угрожающая тенденция роста нарушений у совсем маленьких детей – до трех лет.

– Из-за чего у детей появляются проблемы с психикой?

– Причин много. Основные – алкоголизм родителей и пристрастие к наркотикам самого подрастающего поколения. Но главная, на мой взгляд, в другом. Детская психика страдает из-за социального расслоения общества. Меня «убила» недавно передача, в которой с энтузиазмом рассказывали о том, что один ребенок подарил учительнице букет за тысячу долларов, а другой – за 50 рублей. Недопустимо делать на этом акценты, разделяя детей на богатых и бедных. Социальное неравенство – очень серьезная проблема, от которой напрямую зависит здоровье детей.

– Но как решить эту проблему в конкретной ситуации с конкретным ребенком?

– У нас в центре несколько лет наблюдается девочка Надя из Орловской области. Чудная, умная девочка, но у нее от рождения нет... обеих рук. Ей очень сложно сделать протезы. В Швеции механические ручки для нее будут стоить около 50 тыс. долларов. Когда Надя приехала к нам с мамой в первый раз, она была просто диким, замкнутым зверьком. С ними поработал наш психолог, и они уехали совершенно другими людьми. В один из ее приездов в Москву я спросила, чего бы она больше всего хотела. И Надя сказала, что очень хочет компьютер. «Я бы научилась на нем работать ножками, я же рисую так», – говорила она. Надя и ее мама обратились в администрацию Орловской области, но там ответили отказом. Помог институт «Открытое общество» Фонда Сороса, и через два месяца у девочки был компьютер, причем с расширенной клавиатурой, приспособленной для детей-инвалидов. Вы не представляете, сколько радости было, для нее открылся совершенно новый мир. Надя стала совсем другой, почувствовала себя нормальным человеком. Когда мы говорим о здоровье нашего подрастающего поколения, мы должны думать в первую очередь о таких детях. Потому что в этом – наше отношение ко всем детям вообще.

Справка «НИ»

Балева Лариса Степановна – профессор, доктор медицинских наук, возглавляет Федеральный детский научно-практический центр противорадиационной защиты при Московском НИИ педиатрии и детской хирургии, главный специалист по медико-социальной экспертизе детей Минздрава России. Основные направления научной деятельности: разработка проблем демографии, эпидемиологии инфекционных заболеваний, экспертиза здоровья детей, подвергшихся воздействию радиации и других неблагоприятных экологических факторов. Особое место среди ее научных исследований занимают проблемы предупреждения инвалидизации и прогнозирования детской инвалидности. Автор более 200 научных работ.

Опубликовано в номере «НИ» от 10 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: