Главная / Газета 8 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

Диагноз: русскоязычный

Лишь каждый сотый россиянин может объясняться на иностранном языке

Антон ЗВЕРЕВ
Подобные кабинеты в нашей стране скорее исключение, чем правило.
Подобные кабинеты в нашей стране скорее исключение, чем правило.
shadow
Только что обнародованная официальная сводка Государственного комитета РФ по статистике гласит, что «иняз» (казалось бы, самый востребованный сегодня школьный предмет) является на деле самым неосвоенным. Лишь 0, 98% соотечественников сносно владеют каким-либо иностранным языком.

Обескураживающий вывод, основанный на материалах служебных анкет, прозвучал в Доме журналистов на заседании «круглого стола» «Иностранный язык как двигатель карьеры». Но такой двигатель, если судить по уровню знания россиянами иностранных языков, по сути, отсутствует. «В большинстве школ качество обучения языкам при вопиющем дефиците кадров остается на критической отметке, – считает доцент МГУ Милослав Балабан. – Проблема из узкобытовой перерастает в общегосударственную». Ежегодно, по его словам, страна теряет миллионы долларов при закупке за рубежом оборудования по вине «владеющих со словарем» переговорщиков и заказчиков. Не установленные заводские линии, списанные компьютеры, вновь отмечаемый медиками всплеск травм на производстве – все это входит в суммарную стоимость нашей языковой безграмотности.

«Почему курсы иностранных языков пользуются высоким спросом? – рассказывает сотрудник одной из таких школ Ирина Грекова. – В первую очередь потому, что 99% наших преподавателей – иностранцы. Мы полагаем, что «сделать» язык можно лишь в общении с его живым носителем. Школе это не по карману. Вот обеспеченные родители и ведут к нам своих детей, да и сами приходят».

Правомерен вопрос: а что делать необеспеченным? Странно, что встречу в Доме журналистов не почтил вниманием ни один из представителей наших официальных ведомств. Значит ли это, что в педагогических кругах панику считают преждевременной, а цифры Госкомстата недостоверными? Может, россияне еще только приноравливаются к запросам повседневности? Может, они вот-вот сами, без всяких платных курсов, заговорят на иностранном – просто жизнь заставит?

«Думаю, что это заблуждение, – считает член-корреспондент Академии гуманитарных исследований, профессор Игорь Шехтер. – В гигантской стране языковую культуру не поднимешь, уповая лишь на способность людей спонтанно вписываться в новые требования времени, в новые экономические обстоятельства».

По мнению преподавателей ведущих лингвистических вузов, иностранный язык, в отличие от математики или истории, нельзя знать «чуть-чуть». Либо ты говоришь на нем и работаешь – либо... В рамках традиционной школы, где каждому предмету отводится строго дозированное время и объем вызубренных глаголов, проблему не решить. Появившиеся с этого года в расписании у второклашек два еженедельных урока иностранного языка, что называется, погоды не делают.

Другая сторона медали – желание самих детей изучать языки. По данным Центра социологии Российской академии образования, среди самых ненавистных школьных дисциплин московские (65%) и питерские (59%) дети называют уроки иностранного! «Похоже, это не исключение, а правило, – комментирует руководитель Центра академик РАО Владимир Собкин. – Преподавание иностранного языка в нашей стране традиционно построено так, что не позволяет ученикам оставаться на занятиях самими собой. Но даже те из нас, кто, продравшись в детстве через лексико-грамматические дебри, освоил два или три языка, пользуются ими в жизни преимущественно как инструментами карьеры: дабы утвердиться среди сослуживцев, прокормить семью, продвинуться по службе...»

Потребительскому отношению к плодам просвещения Игорь Шехтер (автор, кстати, одной из самых эффективных в мире методик преподавания второго языка) противопоставляет постижение языка, как способ духовного обогащения и личного прогресса. «Одно дело смотреть в русском театре английскую пьесу в чьем-то переводе и совсем другое, оказавшись в Лондоне, наслаждаться «Гамлетом» в том самом театре «Глобус», где играл Шекспир. Вы погружаетесь в другую жизнь, другую атмосферу. Язык при этом служит проводником неких высоких интеллектуальных энергий, а не просто банальным средством общения», – говорит Игорь Шехтер.

Конечно, чтобы наслаждаться «Гамлетом» в «Глобусе», для начала надо этого захотеть, и желающих окажется не так уж много. Но замечено, что дети, продвинутые в языках, предпочитают смотреть по видео «Гарри Поттера» и «Властелина колец» в оригинале, наслаждаясь живой аурой иноязычной культуры напрямую, без посредников – переводчика или артиста-дублера.

Иностранный язык, как, впрочем, и родной, – не предмет, но живое явление, так что на школе свет не сходится клином. «Я был во многих странах и могу сказать: почти всюду школьное преподавание чужих языков остановилось на пещерном уровне, – рассказывает Игорь Шехтер. – Какие-то начала, разумеется, закладываются, но основной навык общения осваивается самотеком – на улице, в закусочной, на школьном «полиязычном» дворе».

Правда, и у наших детей после десятилетки остается что-то помимо аттестата. Однако на пространствах нашей необъятной родины, скажем, где-нибудь в Биробиджане или Барнауле, встретить немца или англичанина удается не так часто. А в Европе сплошь да рядом – учи любой язык, не сходя с места. «Население Венеции 64 тыс. человек, а в качестве туристов, говорящих на основных языках, ее посещают ежегодно 11 миллионов иностранцев. Вот это образовательный эффект, я понимаю...», – считает Шехтер.

Эксперты единодушны: нам надо, не надеясь на авось, перестраивать все образование. Почему, например, в России нельзя преподавать (как в США или во Франции) математику на испанском, а историю на английском? Это другая культура, иной, более толерантный уклад всего просвещения. К этому надо стремиться. Иначе безнадежно отстанем...

Вам нужен иностранный язык?

Артем СОЛОВЕЙЧИК, главный редактор издательского дома «Первое сентября»:
– На немецком только читаю, а говорю достаточно свободно на английском. Как и все, учил его в школе. Казалось, неуспешно. Судя по оценкам, точно неуспешно. Зато несколько лет спустя, когда пересекал на яхте вместе с американскими друзьями Атлантический океан, к концу плавания вдруг заговорил на их сленге. И уже навсегда... В принципе, наверное, без второго языка обойтись можно. Но лично мне он дает ощущение особенной свободы, независимость, возможность на все посмотреть иначе, по-другому.

Андрей МАКАРЕВИЧ, лидер группы «Машина времени»:
– Владею английским. Поскольку все мы учились на «Битлз», то я просто не могу не знать этот язык! Кстати, песни знаменитого квартета считаю одной из лучших школ английского языка. Хотя были в моей жизни и 19-я московская школа с английским уклоном, и очень хорошие учителя... Я много путешествую, люблю все новое. Навык общения на иностранном языке считаю совершенно необходимым для любого уважающего себя человека.

Александр КОНДАКОВ, генеральный директор издательства «Просвещение»:
– Честно говоря, мне казалось, что число сограждан, владеющих вторым и третьим языками, должно быть больше. Где-то в районе 2–3%. Все зависит от того, что называть свободным говорением – умение переводить с лету живую речь или же просто читать прессу, ориентироваться в языковой среде. В пединституте имени Ленина я получил двойной диплом – учителя географии и преподавателя английского языка. Подрабатывал синхронным переводом. Мне платили сорок рублей в час – неслыханные по тем временам деньги. И все же язык для меня не профессия, а способ познания мира. Я абсолютно убежден, что не способных к языку людей не бывает.

Андрей БИТОВ, писатель:
– Я мечтаю о трех учебниках, которые должны приходить к ребенку одновременно с Азбукой. Это учебник экологии. Учебник философии. И учебник лингвистики. Там, в этих учебниках, должно быть целое. От целого мира дети пойдут к его частям. А не наоборот. По-моему, это возможно. Лингвистика дает поразительно увлекательный материал – и люди перестают бояться языков. Если с младенчества знать, что русский в родстве со всеми языками, как вы будете бояться других? Надо показать, как все они взаимопроникаемы. Как путешествуют по миру слова. Найти какие-нибудь волшебные примеры. Учебник, где учитель разбирает с детьми механизм языка, как механизм каких-нибудь старинных башенных часов (с фигурами поэтов и естествоиспытателей теории языка обязательно!). А потом уж учить конкретный, необходимый English-Deutsch будет куда проще...


Опубликовано в номере «НИ» от 8 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: