Главная / Газета 4 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

«Что это было?»

Глава «Красноярскэнерго» рассказал о последних минутах жизни Александра Лебедя

Никита МЕДВЕДЕВ, Красноярск
Свидетели убеждены в невиновности Алексея Куриловича  и Тахира Ахмерова.
Свидетели убеждены в невиновности Алексея Куриловича и Тахира Ахмерова.
shadow
Вчера в Красноярском краевом суде продолжилось рассмотрение дела, заведенного на пилотов вертолета Ми-8, во время аварии которого разбился губернатор Александр Лебедь. Вчера суд выслушал важнейшего свидетеля – генерального директора ОАО «Красноярскэнерго» Михаила Кузичева, который в момент катастрофы находился рядом с погибшим губернатором. Пока все показания свидетельствуют о невиновности летчиков – Тахира Ахмерова и Алексея Куриловича.

Михаил Кузичев рассказал суду, что одного из обвиняемых пилотов, Тахира Ахмерова, знает уже давно и «летал с ним не раз». По словам свидетеля, перед взлетом Лебедь зашел в кабину и, как обычно, поздоровался с экипажем. После чего губернатор сел за столик и до самого Ермаковского играл с Кузичевым в карты.

В ходе допроса у гособвинителя Сергея Кемаева возникли определенные вопросы к Кузичеву, и он подал ходатайство об оглашении его же свидетельских показаний от 29 апреля 2002 года. Выяснилось, что год назад глава «Красэнерго» утверждал, что последние 10–15 минут полета вертолет летел в тумане, что Александр Лебедь выходил из вертолета в Ермаковском и что он видел главу района Василия Рогового, который стоял в проеме двери, ведущей в кабину экипажа. Кузичев сразу же согласился со своими словами и заявил: «Наверно, так все и было. Я мог забыть».

По словам Кузичева, во время полета он мог ясно видеть дорогу внизу и машины. ЛЭП глава «Красноярскэнерго» старался вообще не упускать из виду «в силу профессиональной привычки». Момент падения Кузичев запомнил хорошо: «ощущение рывка, затем удар о землю». Сразу после аварии Лебедь привстал и спросил: «Что это было?» Затем между Кузичевым и Лебедем рухнул двигатель.

Михаил Кузичев вылез из вертолета, вытащил пресс-секретаря губернатора Геннадия Климика и побежал к кабине. Тут он увидел летчика Куриловича, у которого «наружу торчали кости ног», и закричал, чтобы он заглушил двигатель. Затем через стекло он вытащил охранника Юдаева, который, по словам Кузичева, был в кабине пилотов, и повел его к дороге. В заключение Михаил Кузичев заявил, что в авиакатастрофе не пострадал и претензий к пилотам не имеет.

Накануне суд выслушал показания авиационных специалистов и работников метеорологических служб. Все они говорят, что пилоты действовали правильно. Инспектор по контролю за авиадиспетчерами Александр Шилов и сотрудник аэропорта «Черемшанка» Михаил Межов подтвердили, что предполетная подготовка пилотов была проведена по всем нормативам, и с технической точки зрения вертолет Ми-8 был исправен.

Руководитель полетов государственного предприятия «Центр Сибири» Сергей Филимонов во время допроса подробно остановился на маршруте полета, который в полетном задании был обозначен следующим образом: «Красноярск – Ермаковское – Ермаковский район с радиусом 100 километров». «Вся предполетная документация – план полета, заявка, метеопрогноз, разрешение на использование воздушного пространства из Новосибирского зонального центра – у экипажа были в порядке»,– сообщил суду Филимонов.

По словам синоптика Веры Филипповой, готовившей метеопрогноз в день катастрофы, погода «была благоприятной». Она утверждает, что, получив стандартную сводку, пилоты перед полетом провели с ней дополнительные устные консультации. Ее показания практически повторила и инженер-синоптик Валентина Фомич, которая дежурила в аэропорту в момент вылета вертолета.


Опубликовано в номере «НИ» от 4 сентября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: