Главная / Газета 4 Сентября 2003 г. 00:00 / Общество

Спекуляция на беде

Выплата компенсаций жителям Чечни может затянуться из-за приписок

Ася ВАЗАЕВА, «Грозненский рабочий», для «Новых Известий»
Местная бюрократия наживается на жертвах войны
Местная бюрократия наживается на жертвах войны
shadow
Вчера в Москве состоялось заседание правительственной комиссии по вопросам восстановления экономики и социальной сферы Чечни. Главное внимание было уделено проблемам выплат компенсаций жителям республики за утраченное жилье в ходе двух разрушительных войн.

Шесть лет ждали в Чечне постановления, принятого правительством РФ 4 июля 2003 года. Наконец у самой терпеливой и законопослушной части ЧР появился шанс на получение денег и восстановление разрушенных домов. Правда, даже при самом счастливом исходе нынешние суммы выплат вряд ли компенсируют людям потерю жилья.

Самыми удачливыми (если это слово применимо в данном контексте) оказались те, которым Москва возместила ущерб сразу после первой войны. Тогда выплачивались суммы, вполне сопоставимые со стоимостью разрушенных домов – двадцать и даже пятьдесят тысяч долларов в зависимости от состава семьи.

Значительная часть населения Чечни продолжала оставаться в зоне внимания руководства страны и после августа 1996 года, после подписания хасавюртовских соглашений. В апреле 1997 года правительством РФ было принято специальное постановление (№ 510) «О порядке выплаты компенсаций за утраченное жилье или имущество гражданам, пострадавшим в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике и покинувшим ее безвозвратно». Сумма выплат составила в среднем около двадцати тысяч долларов. Меньше повезло тем, кто получал компенсации после обвала рубля в 1998 году. Эти компенсации значительно «похудели» и не превышали уже несколько тысяч «зеленых».

Те же, кому адресовано последнее постановление, могут рассчитывать максимум на 300 тысяч рублей за потерянное жилье (не подлежащее восстановлению) и 50 тысяч – за имущество.

Какова реакция жителей республики на долгожданное решение руководства страны по столь важному вопросу? Неоднозначная. Часть настроена пессимистично и не верит, что деньги дойдут до тех, кому они адресованы. Другие обсуждают плюсы и минусы Положения о компенсационных выплатах.

Несомненный плюс, говорят в Грозном, что не учитывается состав семьи. Раньше, когда общая сумма зависела от числа людей, прописанных на разрушенной жилплощади, некоторые «пострадавшие» бегали по загсам, паспортным столам, судам, добывая фиктивные документы. Один из жителей Грозного, к примеру, умудрился получить деньги на семью в... 35 человек. Теперь подобный канал злоупотреблений перекрыт.

Среди минусов – уравниловка. Ущерб разный, а размер возмещения одинаковый для всех. Но больше всего людей волнуют возможные злоупотребления членов комиссии, от которых зависит оформление и выдача компенсаций. Пострадавшие судят по прошлому печальному опыту, когда деньги чаще всего получали те, кто соглашался на «откат» и оставлял чиновникам до 50% денег.

Что делается в республике для предотвращения подобных нарушений? На этот и другие вопросы ответил председатель комитета правительства ЧР по выплате компенсаций и делам вынужденных переселенцев Абубакир Байбатыров.

– Конечно, на детекторе лжи каждого не проверишь, – говорит Байбатыров, – но церемониться не будем. Мы сделали свою работу максимально открытой. Собираемся публиковать регулярно списки получателей. Надеемся на активное сотрудничество со СМИ.

– А есть среди жителей Чечни категории, которые имеют право на первоочередное получение денег?

– Законом льготы не предусмотрены. Но, на мой взгляд, преимуществом могут и должны обладать обездоленные слои населения: сироты, инвалиды, многодетные семьи.

В беседе с работниками комитета была затронута еще одна проблема. Используя невежество людей, местная бюрократия пытается нажиться на выдаче компенсаций. В администрацию Грозного поступают жалобы о поборах в тех или иных структурах, где требуют различные бумаги, якобы необходимые для оформления компенсационного пакета. Хотя власти утверждают, что процедура оформления дел предельно упрощена. Дефектные акты, технические паспорта и многое другое уже не требуются. Необходимы лишь документы, удостоверяющие личность заявителя и членов его семьи, ордер или домовая книга утраченного жилья и нотариально заверенный документ о согласии членов семьи на получение компенсации. Если документов нет (пропали, сгорели), их можно заменить судебным решением.

– Сейчас заканчивается самая важная часть работы: формирование перечня разрушенного жилья, – говорит Байбатыров. – Каждый глава населенного пункта должен иметь картотеку с данными. В течение последних двух месяцев буквально ежедневно через СМИ говорилось о необходимости подготовки списков. По этому вопросу Кадыров собирал мэров и глав администраций. Но работа, как выясняется, далека до завершения. Первоначальная цифра – 182 тысячи единиц разрушенного жилья – не соответствует действительности. Имеют место приписки. Порой от 15% до 50%.

По словам Байбатырова, в Ленинском районе г. Грозного из обследованных выборочно 200 адресов степень полного разрушения не подтвердилась в 43 случаях. В Заводском районе из проверенных 100 домовладений 30 оказались частично разрушенными. В Старопромысловском более половины домов и квартир оказались разрушенными или вообще не получили повреждений.

Недостоверной оказалась и информация, предоставленная комитету некоторыми сельскими районами. В Шалинском, Грозненском и Гудермесском районах при выборочной проверке подтвердились только 70% разрушений.

Администрация республики была вынуждена привлечь к этой работе местные подразделения РУБОП, ОБЭП, ФСБ и даже военной комендатуры. Недавно служба собственной безопасности комитета задержала сотрудницу грозненской администрации. Она целый день крутилась около входа в здание, общаясь с разными людьми. При проверке у нее обнаружили любопытные бумаги с грифом «для служебного пользования». Сейчас следствие выясняет, как к ней попали документы и как она ими распоряжалась.

Как выяснилось, совершенно бесполезной оказалась огромная работа, которую проводили несколько месяцев назад районные администрации. Чтобы подать заявление, люди приезжали в Чечню из Москвы, других отдаленных мест, тратя немалые деньги и время. Выстаивали целыми днями в очередях у дверей пункта сбора документов. Ажиотаж был большой. И все впустую. Собранная информация оказалась ненужной. Из-за недостоверности. Многие разрушения являются «липой». На фоне реальных руин, которых в республике более чем достаточно, такие лжеразрушения воспринимаются как запредельный цинизм. И чиновников, закрывающих глаза на придуманные руины, и людей, спекулирующих на беде.


Опубликовано в номере «НИ» от 4 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: