Главная / Газета 27 Августа 2003 г. 00:00 / Общество

Новые тимуровцы

Настоящие борцы с терроризмом не ругаются матом, не пьют водку и не грызут семечки

Герман ПЕТЕЛИН
Власти Академического района Москвы самостийный отряд признали, зарегистрировали и даже выдали форму с аксельбантами.
Власти Академического района Москвы самостийный отряд признали, зарегистрировали и даже выдали форму с аксельбантами.
shadow
Серия взрывов в Краснодаре в очередной раз показала, что российские правоохранительные органы не в состоянии справиться с волной терактов. Обвешанные оружием и бронежилетами сотрудники многочисленных спецназов, которые на телеэкранах изящно берут штурмом захваченные учебными бандитами дома и автобусы, не могут остановить реальных террористов. В милиции говорят, что граждане должны сами проявлять сознательность и инициативу. Вот уже четыре года в Москве действует антитеррористический отряд самообороны, состоящий в основном из подростков. На дне рождения самостийного подразделения борьбы с террором побывали корреспонденты «Новых Известий».

Штаб антитеррористического отряда самообороны расположен под землей. Не глубоко, но все же. В подвале жилого дома на Новочеремушкинской улице. Затхлый подвально-банный запах ничуть не мешает борцам. Они собираются здесь каждый вечер. Под низким потолком в переплетении канализационных и водопроводных труб мерцают электрические лампы, отбрасывая блики на юные лица. «Бойцы» отмечают четырехлетие своей организации. Дата эта сугубо официальная, так же, как и название «детский антитеррористический отряд самообороны Академического района Москвы». На самом деле все началось немного раньше, еще до взрывов на Каширке.

В Академическом районе шла «война дворов». А в доме №8/6 по Новочеремушкинской улице пенсионерка Ирина Владимировна Яковлева «воевала» с подростками, выбравшими для тусовок ее подъезд. «Воевала» не из-за вредности своего характера, а в силу служебной необходимости: она была старшей по дому. А пивные бутылки и окурки в подъезде – это уже беспорядок. Кто кого «приручил», непонятно, но они подружились. Пустые бутылки и окурки исчезли с лестничных площадок. Эта «тусовка» и стала будущим костяком отряда.

«Когда осенью девяносто девятого в Москве прогремели взрывы, ребята помогли мне проверить чердак и подвал сначала нашего дома, а потом и соседних, – рассказывает Ирина Владимировна. – И установили ночные дежурства в подъезде. Из взрослых дежурить никто не хотел. А мы придумали свой устав, клятву и выбрали командира отряда».

Ряды борцов с террором тем временем росли как на дрожжах, и администрация района решила поддержать инициативу. Отряд зарегистрировали, вручили ребятам специальные документы, выдали форму с аксельбантами. Теперь она пылится в одном из шкафов. Юные антитеррористы – те же тимуровцы. Только название актуальное.

«Периодически о нас вспоминают и приглашают на всевозможные мероприятия, мы не отказываемся, – говорит Ирина Владимировна. – А так живем своей жизнью».

Бывший «хулиган» Виталий Гесполь перечисляет правила отряда:
«Нельзя грызть семечки, ругаться матом, водку пить».

Наказания за нарушения самые суровые. От «отжиманий» до исключения из отряда. А это значит, в подвал больше не придешь. Где же тогда время проводить? Впрочем, к курению в отряде относятся спокойно. По всей видимости, в борьбе с террором это не самое важное.

В одной из комнат, в той, где можно выпрямиться во весь рост, Ирина Яковлева учила девчонок и парней танцевать вальс.
«Так танцевали, когда я была молодой».

Иногда ребята выходят во двор. И занимаются строевой. Остальное время все тот же подвал.

Неожиданно Ирина Владимировна задает вопрос:
«А вас не шокирует вся эта обстановка? Обшарпанный подвал, старуха и молодежь. Что вы об этом думаете? А то во дворе на меня косо смотрят, – продолжает она. – Говорят, что организовала тут чуть ли не банду. А ведь на самом деле я, наоборот, их стараюсь отвлечь от улицы. Конечно, бывает, пошумят немного, но ведь не может молодежь постоянно шепотом разговаривать».

Года два назад пятеро «бойцов» обрили затылки и подались в скинхеды. Через несколько дней они вернулись назад в отряд.

«Я им дала «Майн кампф» почитать, – говорит Яковлева. – И они поняли, что это чуждая нам идеология».

«Вообще сейчас быть скином уже не модно», – поясняет одна из девчонок. Но ее перебивает командир отряда Юра Захаров:
«А еще мы убираем двор от мусора».

Так что жилищные службы Академического района являются союзниками «антитеррористов». Одной из последних совместных операций стала уборка сквера. Впрочем, уборка территории является своеобразной платой ДЕЗу за аренду подвала.

Подвал закрывается в десять вечера. Подростки расходятся по домам. Чтобы с утра пойти на занятия, а вечером вновь собраться. Для новых свершений на ниве борьбы с терроризмом.


Опубликовано в номере «НИ» от 27 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: