Главная / Газета 26 Августа 2003 г. 00:00 / Общество

Недетский срок

В отсутствие ювенальной юстиции правосудие разбирается с детьми «по-взрослому»

Полина ШЕРШНЕВА
Условия содержания подростков не могут быть такими же, как у их старших «товарищей».
Условия содержания подростков не могут быть такими же, как у их старших «товарищей».
shadow
Сегодня в российских колониях для несовершеннолетних содержатся 14 тысяч малолетних преступников. Сколько среди них незаконно осужденных, неизвестно. Только за два часа, проведенных в Новооскольской колонии для девочек, сотрудники Центра содействия реформе уголовного правосудия узнали о трех случаях грубых судебных ошибок. В тюрьму отправили девушек, которые не должны были там оказаться в принципе. Однако добиться для таких заключенных отмены приговора оказалось гораздо сложнее, чем обнаружить промах. Девочки месяцами ждут оправдания. Отсутствие в России специального правосудия для детей – ювенальной юстиции – оборачивается разрушенными детскими судьбами.

Для Юли Зиновьевой неприятности начались 14 февраля прошлого года. Поздно вечером подружка пригласила ее зайти на часок в гости. Среди приглашенных были еще две Юлины приятельницы и их знакомый. На кухне девочки устроили гостье настоящий допрос, обвинили в распускании сплетен и начали предъявлять претензии, что она увела у одной из них молодого человека. После чего хозяйка и ее приятель начали бить Юлю по голове разделочной доской. В выражениях никто не стеснялся. Одна из подруг сожгла над газовой плитой шарф Юли, а молодой человек срезал у нее прядь волос. Выйти с кухни Юле не давали, удерживая силой. Тогда она схватила со стола нож и потребовала открыть дверь. В это время приятель хозяйки ударил испуганную Юлю деревянным бруском по спине. Что происходило потом, она помнит плохо.

Судейский промах


27 мая 2002 года Соликамский городской суд Пермской области признал тогда еще 15-летнюю Юлию Зиновьеву виновной по ст. 113 УК РФ «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта». Парень, которого она ударила ножом, выжил, но у него оказалось повреждено легкое. Юле дали один год лишения свободы условно. А 28 марта 2003 года после рассмотрения вопроса об отмене условного наказания, в связи с якобы невыполнением требований первого судебного приговора, этот же суд приговорил ее к году лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии, с исчислением срока со дня вынесения нового решения.

Однако привлекаться к уголовной ответственности по этой статье могут лишь лица, достигшие 16-летнего возраста. Тем не менее ни прокурор, ни судья Мельникова, ни даже адвокат на столь «несущественную процессуальную тонкость» внимания не обратили. Юлю отправили в Новооскольскую воспитательную колонию для девочек.

Случайное совпадение


Еще во время следования по этапу Юля познакомилась с 16-летней осужденной из Новгородской области, Сашей Корнеевой. В собственных историях девочки обнаружили много совпадений. Сашу Корнееву приговорили к году колонии за причинение смерти по неосторожности собственному отцу. Она сделала это в состоянии аффекта, после совершенного над ней насилия. Саше инкриминировали ту же ст. 113 и, как ни странно, так же не обратили внимания на возраст при вынесении приговора.

Юридическую безграмотность в делах обеих девочек первыми обнаружили сотрудники спецотдела Новооскольской женской воспитательной колонии. Справедливости ради отметим, что, не обрати они внимания на документы, отсидели бы подруги свои сроки до конца и вряд ли бы узнали о незаконности приговоров. По словам Саши, в день оглашения решения суда по ее делу ни прокурора, ни адвоката, которому, кстати, ее родственники хорошо заплатили, в суде просто не было.

Затянувшееся освобождение


17 июня, через несколько дней после прибытия девушек в колонию, местный прокурор направил прокурорам Пермской и Новгородской областей письма с указанием на допущенные ошибки. Однако нарушители вовсе не торопились их исправить.

Первый ответ по делу Саши Корнеевой пришел только 6 августа. Без юридической оплошности не обошлось и на этот раз. Бумаги об освобождении отправили на имя самой девочки, а не начальника колонии. Это значило лишь одно: Саша останется в колонии до тех пор, пока не придут новые документы.

7 августа в рамках программы по организации системы непрерывного сопровождения несовершеннолетних заключенных колонию посетили сотрудники Центра содействия реформе уголовного правосудия.

«В спецотделе мы собирались провести всего пару часов, посмотреть документы воспитанниц, – рассказывает директор центра, член Комиссии по правам человека при президенте России Валерий Абрамкин. – И если бы не разговор о различных судебных ошибках с сотрудниками спецотдела, возможно, мы бы ничего и не узнали об этих девочках».

После вмешательства правозащитников и председателя Комиссии по правам человека при президенте РФ Эллы Памфиловой дело Саши Корнеевой удалось сдвинуть с мертвой точки. 19 августа 2003 года девушку освободили.

Однако ее подруга Юля Зиновьева до сих пор остается в колонии. Пермская областная прокуратура начала заниматься проверкой материалов ее дела только через два месяца после сообщения белгородского прокурора о судебной ошибке. 18 августа надзорное представление об отмене ей приговора были направлены в президиум областного суда. Рассмотрение этого представления пройдет уже 29 августа.

«Когда мы встретили Сашу Корнееву в Москве, я понял, что это еще совсем ребенок, несмотря на все перенесенные ею невзгоды. Саша вытерпела два месяца следования по этапу, пять пересылок и два месяца колонии. Она, вероятно, до сих пор так и не поняла, что с ней произошло. Главное, чтобы теперь жизнь девочки наладилась. А это, пожалуй, самое сложное», – говорит Валерий Абрамкин.

Правозащитник уверен, что и в других колониях сотрудники центра также столкнутся с многочисленными нарушениями. В подтверждение своих слов он рассказал о практике своего коллеги Андрея Бабушкина, которому за один только год удалось добиться смягчения приговоров для 13 воспитанниц Новооскольской колонии в целом на шесть с половиной лет.

История повторяется


Валерий Абрамкин рассказал «Новым Известиям» еще об одной воспитаннице Новооскольской колонии. В 2001 году Зою М. приговорили к двум годам лишения свободы по статье, предусматривающей уголовную ответственность с 16 лет, несмотря на то, что ей на тот момент было всего 15. По инициативе Белгородской прокуратуры началось надзорное производство, однако закончилось оно для девочки печально. Дальше все происходило в лучших традициях советского правосудия. Саратовский суд вернул дело на стадию предварительного следствия. Состоялось новое судебное заседание, и был вынесен новый приговор – 6 лет лишения свободы, но уже по статье, которая предусматривает уголовную ответственность с 14 лет. В то же время по новому Уголовно-процессуальному кодексу и по нормам международного права выносить решение, отягчающее участь осужденного, считается недопустимым. При этом свой первый срок девочка отбыла еще в марте этого года.

Справка «НИ»

На данный момент в Новооскольской женской воспитательной колонии отбывают наказание 350 воспитанниц из 40 субъектов Федерации. Всего в России три колонии для несовершеннолетних девушек: в Рязани, Новом Осколе и Томске. За первыми двумя закреплены почти все европейские регионы, за третьей – Сибирь и Дальний Восток.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: