Главная / Газета 6 Августа 2003 г. 00:00 / Общество

Двенадцать присяжных не купишь

Александр ЯКОВЛЕВ
shadow
Вера в то, что в нашем обществе можно обрести справедливую защиту в условиях гласного суда – в этом великая социальная ценность суда присяжных. Только он заставит наш народ поверить в то, что есть на свете правосудие. Двенадцать человек не купишь, не запугаешь. Что скрывать, сейчас в народе бытует горькое убеждение: «а, все они там заодно, судьи, адвокаты, прокуроры». Суд присяжных поможет разорвать этот ужасный стереотип и поставить на место власти силы – силу права. Он позволит судам наконец стать вершиной всей правовой пирамиды, всей структуры принудительной государственной власти. До тех пор, пока в этой системе командует прокурор, а сила в руках полиции – это еще не право. Это порядок, который, может быть, нужен в тюрьме или в армии. Но граждане процветают, а общество становится благополучным и сильным, когда эти все сильные и нужные государству структуры подчинены высшему авторитету – суду.

Это соображение перевешивает все те сложности, которые связаны с установлением у нас суда присяжных: ведь наши прокуроры еще не научились произносить таких речей, чтобы убедить 12 человек в виновности подсудимого. Неудобств от суда присяжных много – и здания им нужны новые, и граждан надо учить основам права. Но ничего другого человечество не придумало: суд улицы, открытый суд – это и есть суд правый и независимый.

Сейчас у нас суд присяжных рассматривает только уголовные дела. Но если бы он, как во многих других странах, решал и серьезные хозяйственные споры, общество бы только выиграло. Сегодня наши суды по такого рода делам выносят прямо противоположные решения. Эти решения бесконечно рассматриваются и бесконечно оспариваются. Надеюсь, со временем авторитет суда присяжных станет высок настолько, чтобы сделать его высшим арбитром в центральной проблеме нашей экономики – в спорах хозяйствующих субъектов. Потому что можно купить и арбитражного судью, но 12 присяжных – почти невозможно. Сейчас, когда у нас авторитет в хозяйственных спорах – прокуратура, это не правосудие, а разбой в джунглях.

Чтобы суд присяжных не напоминал гражданам народных заседателей, основы права, текст конституции должны преподаваться еще в школе. Центральную проблему, «виновен или невиновен» подсудимый, – присяжные будут решать самостоятельно, в отсутствие судьи, который своим авторитетом обычно влияет на заседателей. В этом их отличие от «кивал» – народных заседателей. Разделение признания «виновен – невиновен» от юридической квалификации – это гарантия правосудия. И роль судьи изменится. Сейчас он вынужден невольно восполнять обвинение, задавать вопросы, а в суде присяжных судья, возвышаясь над адвокатом и прокурором, становится настоящим посредником Фемиды.

Уровень грамотности у нас все же вырос с начала прошлого века, со времен царя Александра Второго, когда был введен суд присяжных. Более того, нет такой сложной юридической проблемы, какую бы хороший юрист не мог объяснить понятным языком своей бабушке на кухне. Юридическая абракадабра затемняет суть правосудия – справедливость. Справедливость все же понимают. Надо только совместными усилиями сделать так, чтобы справедливость была одновременно и законностью.


Опубликовано в номере «НИ» от 6 августа 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: