Главная / Газета 4 Августа 2003 г. 00:00 / Общество

Безнадежный терроризм

Взгляд Сергея КОВАЛЕВА

shadow
Российские власти утверждают, что страшный взрыв в Моздоке – очередное звено в цепи международного терроризма, который держится на религиозном экстремизме и чьей-то злобной стратегии. Несомненно, эти составляющие здесь присутствуют. Но если мы задумаемся о корнях чеченского терроризма, то окажется, что причины его вытекают именно из действий борцов с ним, тех, кто называет себя защитниками нашего народа от террористов.

Терроризм самоубийц – самый безнадежный и самый неуловимый из всех видов терроризма. В Чечне он являет собой тупиковое ответвление партизанской войны. Зачистки, исчезновения людей, трупы со следами пыток привели к отчаянию и безнадежности, которые сейчас царят в чеченском обществе. А это и есть питательная среда для террористов-самоубийц.

Истерзанные отчаянием чеченцы очень надеялись на мартовский референдум. «Пусть будет какая угодно власть, – рассуждали они, – лишь бы закончился этот кошмар». Поэтому они единогласно проголосовали за неизвестную им конституцию. Теперь их надежда потерпела крах.

В президентские выборы они уже не верят. Для чеченцев отныне это всего лишь выдумка оккупационного режима. Их сознание все больше занимают не псевдомирные инициативы российской власти, а Бог. Но Бог не в традиционном исламском миропонимании, а извращенный их чудовищным сознанием Аллах, в котором они видят смысл жизни и источник райского блаженства.

Получается заколдованный круг. Российская власть не видит никакого другого способа борьбы с терроризмом, кроме насилия. А насилие в Чечне может быть эффективно лишь в форме геноцида. Но на геноцид власть не идет, а мирный процесс, реальный мирный процесс даже не пытается начать. И республика загоняется в политический тупик.

Недавняя передача руководства операцией в Чечне от ФСБ к МВД – это маневры, никакого отношения к сути дела не имеющие. Подобные аппаратные и кадровые перестановки имеют только одну цель – периодически показывать обществу, что проходит процесс нормализации. Мол, войны не было, была контртеррористическая операция, да и она закончилась, и идет налаживание мирной жизни.

Своей лицемерной, лживой и жестокой политикой в Чечне мы не оставляем выбора потенциальным террористам. Сегодняшний чеченский религиозный экстремизм возникает исключительно из тех условий, которые диктует жестокая и упрямая российская политика. Власть не борется с терактами, а, по сути, подталкивает, стимулирует их.

Мирный выход из чеченского конфликта надо искать в добросовестном сотрудничестве с разными силами в Чечне. Федеральная власть должна по закону наказать тех, кто обирает людей на блокпостах, похищает, пытает и убивает. И тогда население Чечни увидит путь к выходу и захочет по нему пройти.

Когда виден путь к выходу, то терроризм и экстремизм – явные помехи движению по нему. А когда пути не видно, людям непонятно, что есть помеха, а что не помеха. Поэтому терроризм в чеченском обществе сегодня если и не находит массовой поддержки, то уж точно не вызывает отторжения.

Опубликовано в номере «НИ» от 4 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: