Главная / Газета 21 Октября 2015 г. 00:00 / Политика

Перегибы «народной» вертикали

Полномочия местного самоуправления претерпевают болезненные изменения

Екатерина Дятловская

В конце прошлой недели губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев подписал закон о лишении градостроительных полномочий города Екатеринбурга. Изъятие полномочий у муниципалитетов, несмотря на их противодействие, наблюдается и в целом ряде других регионов. Эксперты констатируют общее снижение самостоятельности местных властей, что связано с процессом строительства так называемой вертикали власти, нехваткой денег, а также прямым нарушением прав органов местного самоуправления.

В противостоянии региональных и местных властей исход поединка, как правило, известен заранее.<br>Фото: THINKSTOCKPHOTOS
В противостоянии региональных и местных властей исход поединка, как правило, известен заранее.
Фото: THINKSTOCKPHOTOS
shadow
Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ (ИЗиСП) подверг критике реализацию муниципальной реформы, целью которой, как изначально заявлялось, было максимально приблизить местную власть к народу. Как говорится в отзыве, подготовленном для Конституционного суда РФ, который рассматривает жалобу 90 депутатов Госдумы на повсеместную отмену выборов мэров, изменения в законе 2014 года позволили регионам решать вопрос об избрании органов власти муниципалитетов, что «приводит к колебанию конституционной сущности МСУ».

Напомним, в 2014 году в результате изменений закона «Об общих принципах организации МСУ» регионы получили возможность устанавливать единственный вариант структуры МСУ, который должен стать обязательным для всех муниципалитетов региона. Это повлекло за собой отмену прямых выборов глав городов и фактически «лишило население права определять структуру» самоуправления, говорится в отзыве ИЗиСП.

Одновременно происходит перераспределение полномочий между муниципалитетами и регионами, причем в большинстве случаев – в пользу последних. Так, на прошлой неделе свердловский губернатор Евгений Куйвашев подписал закон об изъятии у Екатеринбурга градостроительных полномочий.

Этому не помешала жалоба мэра города Евгения Ройзмана, отправленная несколькими днями ранее в правительство и администрацию президента, в которой тот назвал передачу полномочий на региональный уровень неоправданным, совершенным без обсуждения и «в очевидной спешке». Сделано это также в рамках муниципальной реформы 2014 года, в соответствии с которой муниципалитеты получили право передавать полномочия региону в случае отсутствия денег или кадров. Однако, уверен г-н Ройзман, на практике это положение «используется региональными властями произвольно».

В целом ряде регионов (в том числе в Московской области) происходит передача на уровень региональных властей полномочий и в земельной сфере. «Растет влияние губернаторов на МСУ, и мы видим, что они активно перехватывают полномочия, в частности, по землепользованию и градостроительству как наиболее финансово интересные. Ведь любой начальник хочет больше власти и больше ресурсов», – заметил «НИ» директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. И, по словам профессора Международного института госслужбы и управления РАНХиГС Людмилы Прониной, законодательство вполне позволяет это сделать. «В результате муниципальной реформы субъекты федерации получили право изымать то, что им удобно. И, конечно, они забирают самые выгодные полномочия. Раньше муниципальные полномочия не могли трогать, а сейчас получается, что можно не просто даже делегировать, а попросту отнимать», – сказала она «НИ».

В целом же, по словам профессора Прониной, в результате реформы 2014 года, когда были приняты четыре федеральных закона о МСУ, самостоятельность местной власти существенно снизилась. «И сейчас идет процесс установления вертикали власти, по сути, через нарушение прав местного самоуправления, которое, как заявляется, должно являться опорой народовластия», – отметила она.

При этом изменения в законодательстве не только позволили отменять выборы мэров городов, но и внесли значительные изменения и в организационные, и в финансовые вопросы. «Были созданы новые типы муниципальных образований – городской округ, городской округ с внутригородским делением, внутригородской район городского округа – и все они должны иметь свои бюджеты, но при этом финансовая их основа была значительно подорвана. Например, в местных бюджетах осталось в среднем только 15% поступлений НДФЛ, а это основной источник поступления доходов. Остальные 85% идут региону. И далее пошел «интересный» процесс, когда районы не смогли справиться с самыми жизненными вопросами и стали их передавать на более высокий уровень. Потому что они оказались без денег», – рассказала эксперт.

shadow В целях сокращения бюджетных трат МСУ в Челябинской области по инициативе администрации губернатора даже была затеяна «оптимизация» – ликвидация поселенческих администраций и передача их функций районным администрациям. Сами руководители поселений выступили против такого шага, указав, что это только отдалит местную власть от населения, но сэкономить не поможет. Правда, как сообщил «НИ» глава Ассоциации муниципальных образований Челябинской области Юрий Гурман, «реформа» так и не была проведена. «Оптимизация ничем не закончилась, так как все переключились на закон, отменяющий прямые выборы мэров», – сообщил он.

В октябре из-за конфликта с губернатором Нижегородской области Валерием Шанцевым ушел со своего поста мэр Нижнего Новгорода Олег Сорокин, обвинивший региональные власти в «уводе из городской казны крупнейших объектов муниципального имущества» – «Водоканала» и «Теплоэнерго», а также «политическом шантаже», выразившемся в приостановке финансирования важнейших городских проектов со стороны областного центра.

И такие конфликты между губернаторами и руководителями на местах в случае передела полномочий неизбежны, уверен Евгений Минченко. А это, в свою очередь, обостряет политическую конкуренцию на региональном уровне и приводит к активизации оппозиции. «Тот бизнес, который раньше концентрировал свои политические усилия на муниципальном уровне, в частности застройщики, – вынужден заниматься политикой уже на региональном уровне, что создает дополнительные возможности для спонсирования оппозиционных кандидатов на выборах губернаторов и региональных парламентов», – полагает он.

В своем послании Федеральному собранию в декабре 2013 года президент РФ Владимир Путин назвал «важнейшей задачей» развитие сильной, независимой и финансово состоятельной власти на местах, «чтобы любой гражданин, образно говоря, мог дотянуться до нее рукой».

Однако такого состояния местной власти добиться пока не удалось, констатирует г-н Гурман. «В теории основной эффект самоуправления заключается в том, что жители сами ответственны за то, как устроена их жизнь, и такое активное участие жителей в решении собственных проблем и обустройстве собственного места проживания гораздо эффективнее. Но сейчас такого института, способствующего самоорганизации жителей, просто нет, а МСУ является какой-то непонятной для людей структурой», – заключил г-н Гурман.


Местные органы власти в Швеции обладают большими полномочиями
Низшая территориальная единица самоуправления в Швеции – коммуна, приблизительно соответствующая российскому понятию «район». Коммуны обладают достаточно широкими полномочиями, самостоятельно решая вопросы строительства, школьного образования, здравоохранения и пр. Государство лишь задает основные параметры в той или иной сфере жизни, а местные выборные власти решают, как их реализовывать. Скажем, в разных коммунах даже время начала учебы в школах и период школьных каникул отличаются друг от друга.
Львиную долю своих налогов шведы платят в коммунальный бюджет (около 30%). Государство довольствуется налогом с компаний и частью налога высокооплачиваемых слоев населения. Одно из главных положений закона о местном самоуправлении – право коммуны на вето по ключевым вопросам жизни ее обитателей. Без согласия коммуны нельзя возводить на ее территории предприятия, снижающие качество жизни населения, и местные власти активно пользуются этим правом. Уже несколько лет идут битвы в связи со строительством парков ветрогенераторных станций в Швеции. Правительство стимулирует их распространение, выполняя решение парламента о постепенном переводе страны на «зеленую энергетику», но многие коммуны не дают разрешение на сооружение ветряков, которые шумят и портят пейзаж. В этом году коммуны в очередной раз продемонстрировали свою власть. Швеция переживает небывалый наплыв беженцев, но правительство не имеет право разместить их на территории коммуны без ее согласия. Бедные коммуны, соблазненные дотациями из центрального бюджета, соглашаются на прием иностранцев, а вот 25 самых богатых из 290 шведских коммун не приняли ни одного иммигранта.
Виктор КОНОНОВ, Стокгольм

Опубликовано в номере «НИ» от 21 октября 2015 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: