Главная / Газета 4 Февраля 2014 г. 00:00 / Политика

Запрещенный прием

За события на Украине россияне, похоже, расплачиваются очередным ужесточением законодательства

АРТЕМ ЛУНЬКОВ

Непрекращающиеся массовые акции протеста на Украине, вызванные отказом властей от европейской интеграции, как видно, оказывают существенное влияние на российскую законодательную сферу. В январе этого года в России был принят ряд «запретительных» законопроектов, усложняющих жизнь рядовых граждан и политической оппозиции. Эксперты «НИ» самой полярной политической ориентации попытались разобраться в тонкостях этих законопроектов и в их долгоиграющих последствиях.

Российская власть старается не допустить повторения украинских событий у себя дома.<br>Фото: EPA
Российская власть старается не допустить повторения украинских событий у себя дома.
Фото: EPA
shadow
Не в последнюю очередь благодаря украинским событиям российские власти в спешном порядке озаботились вопросом ужесточения уголовной ответственности за совершение «экстремистских» преступлений. На прошлой неделе Совет Федерации одобрил законопроект, ужесточающий наказание по «экстремистским» статьям Уголовного кодекса. Теперь подозреваемые в «разжигании экстремизма» будут помещаться сразу в СИЗО. За «публичные призывы» к осуществлению экстремистской деятельности отныне грозит лишение свободы на срок до четырех лет. За создание «экстремистской» организации предполагается штраф до полумиллиона рублей или лишение свободы до шести лет. А за участие в «экстремистском» сообществе грозит четыре года «отсидки». Фактически изменения, вводимые данным законопроектом, переводят «экстремистские» преступления из разряда небольшой тяжести в категорию тяжких преступлений и преступлений средней тяжести.

По мнению властей, такие драконовские методы борьбы с экстремистами оправданны. «Посмотрите, что сейчас происходит на Украине. Я бы не хотел, чтобы у нас люди жгли автопокрышки, били стекла и вступали в силовое противостояние с полицией», – сообщил «НИ» депутат Госдумы от фракции «Единая Россия», первый зампреда комитета ГД по конституционному законодательству и государственному строительству Вячеслав Лысаков. «Очевидно, что на Украине происходит силовая попытка свержения государственного строя, а за этим всегда следует хаос, как на Ближнем Востоке. Поэтому в данной ситуации лучше перебдеть, чем недобдеть. Экстремизм ведет к развалу страны, и ждать, когда он разовьется, не нужно. Необходимы превентивные профилактические меры по его предотвращению. Надо давить экстремизм в зародыше, и усиление санкций за подобные преступления абсолютно нормально», – полагает г-н Лысаков.

Бесспорно, экстремизм – это зло. Но намного хуже и опаснее отсутствие у данного понятия хоть какого-то конкретного содержания. Российская власть намерена наказывать за экстремизм с каждым разом все жестче и суровее, но при этом желания вразумительно объяснить обществу, что она, собственно, подразумевает под этим понятием, у нее нет. Похоже, она не собирается отличать экстремиста от оппозиционера и не намерена дотошно разбираться в том, где присутствует элементарная критика власти, а где уже начинается «разжигание».

«Настораживают весьма нечеткие формулировки экстремизма, куда довольно легко можно записать человека или организацию за любую деятельность. Тут вполне могут быть злоупотребления, – поделился своими опасениями с «НИ» руководитель юридической службы ЦК КПРФ Вадим Соловьев. – За это можно легко «упаковать» неугодного власти человека, особенно в регионах, лишить его права участвовать в выборах или закрыть организацию».

В связи с беспорядками на Украине власти решили заодно ужесточить и законопроект о СМИ – «иностранных агентах». В конце января этот законопроект был отозван из Госдумы депутатами из «Единой России» для того, чтобы ужесточить определение «иностранного агента», а затем снова внести законопроект в нижнюю палату парламента. В предыдущем варианте законопроекта те СМИ, которые получают из зарубежных источников деньги и имущество в объеме более 50% от собственных доходов и участвуют в освещении политической деятельности, должны указывать, что они являются «иностранными агентами». Теперь же порог финансирования из иностранных источников депутаты собираются понизить до 25%, повысив долю российского имущества и денежных инвестиций до 75%. «Мы просто ужесточаем формулировки, связанные с «иностранными агентами». Там было 50% иностранного финансирования. Мы считаем, что надо увеличить эту цифру после последних событий на Украине, где, по сути, СМИ провоцировали гражданскую войну. По сути, такая же ситуация и в России», – с нескрываемым энтузиазмом объяснил смысл очередной законодательной новации депутат-единоросс Евгений Федоров.

Не обошли законодатели своим вниманием и ныне существующие полномочия сотрудников правоохранительных органов и спецслужб. В середине января депутаты из всех четырех фракций дружно внесли на рассмотрение в Госдуму пакет законопроектов, значительно увеличивающих полномочия правоохранительных органов и спецслужб. То, что законопроекты внесены представителями всех фракций, в том числе и официальными парламентскими оппозиционерами, свидетельствует о том, что власть относится к продвижению ужесточенных законопроектов весьма серьезно. Согласно этим поправленным законопроектам сотрудники ФСБ получат право на личный досмотр граждан, их вещей и транспортных средств. Более того, по ряду статей ужесточается наказание вплоть до пожизненного заключения. Примечательно, что среди критериев террористической деятельности появляется такая юридическая инновация, как «дестабилизация деятельности органов власти».

Многие поправки, принятые в последнее время Госдумой, вызывают критику в обществе.
Фото: EPA
shadow Очередные запретительные меры затронули и российский Интернет, в истории которого с 1 февраля этого года открыта новая глава. С этого дня вступили в силу поправки к закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», согласно которым власти получили возможность осуществлять досудебную блокировку интернет-сайтов за «распространение призывов к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности и участию в массовых публичных мероприятиях». Такими полномочиями ныне наделен Роскомнадзор, который по запросу генпрокурора или его заместителей без решения суда может незамедлительно блокировать интернет-сайты с «экстремистским» контентом. Эти интернет-ресурсы будут заблокированы до тех пор, пока их владелец не удалит запрещенную информацию.

Ранее досудебной блокировке подлежали только интернет-сайты с инструкциями по изготовлению и употреблению наркотиков, а также сайты с детской порнографией и призывами к суициду. Что касается интернет-сайтов с якобы экстремистским содержанием, то они закрывались только по решению суда. Теперь же решение по их закрытию может быть принято незамедлительно.

В первый день действия закона Роскомнадзор заблокировал сразу четыре интернет-сайта за распространение «социально опасной информации, представляющей угрозу для общества и личности». Что именно представляла собой эта «социально опасная информация», Роскомнадзор не уточнил.

«Действия Роскомнадзора – это печальная тенденция расширения досудебных санкций в России, – рассказал «НИ» директор информационно-аналитического центра «СОВА» Александр Верховский. – Это обычно объясняется тем, что нужны срочные оперативные действия, чтобы немедленно заблокировать сайты. Хотя зачем нужно применять срочные действия на статью, которая висела два года, и почему нельзя добежать до суда, мне непонятно. Но сайты могут быть заблокированы не только за экстремизм, но и за призывы к массовым беспорядкам. И сразу возникает вопрос – а что считать массовыми беспорядками? Ведь это будет определять безликий сотрудник Роскомнадзора где-то там у себя. Как в случае с «болотным делом», когда в суде сейчас доказывается, что эти люди участвовали именно в массовых беспорядках, а не в отдельных потасовках. Но, по крайней мере, тут хотя бы обсуждение есть. А теперь не будет даже этого», – говорит г-н Верховский.

Еще одним эффективным методом контроля над виртуальными экстремистами и зачинщиками массовых беспорядков является возможное создание в рамках Общественной палаты РФ специальной рабочей группы онлайн-дружинников, которые целенаправленно будут выявлять правонарушения и криминальный контент в Интернете и сообщать о них правоохранительным органам. Такие планы уже прорабатываются в Общественной палате, о чем «НИ» поведал заместитель секретаря ОП Владислав Гриб.

Ряд экспертов оценивают подобные новации властей резко отрицательно. «Сейчас во власти доминирует воинственно-агрессивная группа, которая хочет все запретить и затолкать все проблемы под ковер, – рассказал «НИ» председатель незарегистрированной политической партии «Социал-демократы России» Геннадий Гудков. – Это порочная практика, когда проблемы не обсуждаются и не решаются, а просто запрещаются. Запретительные меры сегодня проявляются повсюду, даже в дорожных штрафах. Конечно, в действиях властей мы видим реакцию на украинские события, но реакцию неправильную».

Независимый политолог Дмитрий Орешкин также считает, что между законодательными инициативами российской власти и событиями на Украине есть прямая связь. «У нашей властной вертикали в приоритете сохранение своих привилегированных позиций, своего статуса и контроля над бизнесом. То, что происходит на Украине, нашу власть тревожит. Она понимает, что и в России может быть то же самое, и, скорее всего, рано или поздно будет. Как с этим можно бороться? С одной стороны, есть вариант с выборами. Если ты показываешь свою неэффективность, то проигрываешь выборы и тихо уходишь. Но наша власть на это не пойдет. Поэтому она будет стараться удерживать свои позиции максимально долго, она будет затыкать дыры, ограничивать Интернет и маргинализовывать оппозицию. Но в долгосрочной перспективе эти действия ни к чему хорошему не приведут», – рассказал «НИ» г-н Орешкин.

Многие эксперты, несмотря на свои различные политические воззрения, сходятся в главном: мы являемся свидетелями самого решительного за последнее время наступления власти на гражданские права и свободы. Сложно однозначно утверждать, что на это повлияли именно события на Украине, – ведь многие законопроекты были приняты еще в конце прошлого года. Однако нельзя не заметить, что украинская национальная драма, несомненно, значительно ускорила тот запретительный законодательный тренд, который в России наметился уже довольно давно.

Опубликовано в номере «НИ» от 4 февраля 2014 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: