Главная / Газета 31 Октября 2013 г. 00:00 / Политика

Декоративная роль

Власти в регионах фактически лишают депутатов от несистемной оппозиции возможности реально принимать решения

ЮЛИЯ САВИНА

На прошлой неделе партии «5 декабря» отказали в регистрации. Теперь ее лидеры намерены по суду добиться права на официальных основаниях участвовать в политической жизни страны, если потребуется, готовы дойти до Европейского суда по правам человека. Однако, учитывая опыт Республиканской партии России, процесс этот довольно долгий и не дает гарантий, что после восстановления справедливости партии дадут шанс полноценного участия в выборах. Впрочем, и имеющаяся ныне в региональных законодательных органах немногочисленная оппозиционная колонна сталкивается с тем, что не может претворять свои инициативы в жизнь.

Оппозиционные активисты в регионах могут говорить о многом, но их голос ничего не решает.
Оппозиционные активисты в регионах могут говорить о многом, но их голос ничего не решает.
shadow
Последний единый день голосования в очередной раз показал, насколько разнится уровень политической свободы в регионах. Например, в Москве одобрили конкурентную гонку с победой «на грани», при этом в ближайшем Подмосковье пошли по другому сценарию – с искусственно увеличенной явкой и слишком уж «убедительной» победой кандидата от партии власти.

Приходится констатировать: оппозиция, которая не прочь разделить с единороссами бразды правления в регионах, сейчас мало на что способна. Примеры, когда на выборах в гордуму Красноярска сенсационно побеждают «Патриоты России» или когда мэром Петрозаводска становится самовыдвиженка Галина Ширшина, а главой Екатеринбурга – оппозиционер Евгений Ройзман, скорее, исключения из правил, чем закономерность. В лучшем случае оппозиционным силам удается взять в законодательных собраниях одно-два места, а потом номинально занимать кресло в представительном органе, не имея абсолютно никакого влияния на реальную общественно-политическую жизнь в городе или области.

Муниципальный депутат московского района Отрадное Михаил Вельмакин сообщил «НИ», что в преддверии выборов в Мосгордуму депутаты активно ведут переговоры о кооперации. «В настоящий момент ведутся переговоры как с представителями различных оппозиционных партий, так и переговоры внутри депутатского корпуса о перспективах, потому что мы прекрасно понимаем, что выборы могут быть перенесены на март. Есть такой слух. И мы должны быть готовы к этому», – рассказал г-н Вельмакин.

Хорошее выступление на муниципальных выборах в Москве не удовлетворило оппозицию, поскольку проводить в жизнь какие-то серьезные решения все равно не удается. «У нас в городе сейчас происходит игра в псевдодемократию. У власти очень здорово получается устраивать круглые столы, какие-то встречи, звать на них оппозиционных депутатов, внимательно их выслушивать. А на выходе мы не получаем ровным счетом ничего. Так происходит последние полтора года. Например, когда были внесены изменения в 39-й закон (о полномочиях муниципалов), мы с коллегами сутками сидели над ним, работали, написали более 20 поправок, но Мосгордума ни одну из них не приняла. Никакие решения на круглых столах не принимаются, но в то же время везде заявляется, что в мероприятиях принимали участие муниципальные депутаты. Так создается видимость широкой демократии», – полагает муниципальный депутат.

Если говорить о работе оппозиции непосредственно в заксобраниях, то и тут им приходится нелегко. Беспартийный депутат ЗакСа Санкт-Петербурга, сторонник партии «Гражданская платформа» (экс-«яблочник») Максим Резник пояснил, что расклад сил в 23 голоса оппозиции против 27 единороссов не дает шансов на принятие политических законопроектов. «Яркий пример соотношения сил – когда принимался региональный закон о выборах губернаторов. Законопроект Милонова, самый драконовский, с самым жестким фильтром набрал 27 голосов, мой законопроект, самый либеральный из возможных, – 23 голоса. Локальные успехи приходят лишь тогда, когда удается убедить кого-то из депутатов парламентского большинства».

По словам депутата, хорошо идет взаимодействие с гражданскими и общественными организациями. Например, обращение Российского студенческого союза по поводу того, что в новом законе об образовании исчезла норма о бесплатном посещении музеев для студентов, объединила Максима Резника (главу комиссии по образованию, культуре и науке, представляющего оппозиционные силы), лидера петербургской «Единой России» спикера Вячеслава Макарова и представителя также парламентской оппозиции Марину Шишкину.

Но, чтобы иметь реальную политическую власть в городе, на выборах в 2014 году надо занять места в муниципальных советах. Избрание полутора тысяч депутатов местного уровня крайне важно, хотя бы потому, что именно эти люди будут решать, сколько кандидатов будет в бюллетене на губернаторских выборах. В Петербурге самый высокий муниципальный фильтр из возможных – 10%. «Чтобы оппозиция добилась хороших результатов, она должна выступать консолидированно, — заявил «НИ» Максим Резник. — Я считаю, что должен быть равноправный блок, пусть даже не формализованный, но ясно обозначенный блок оппозиционных партий и общественных организаций на равноправных началах».

Если в Петербурге оппозиция в Заксобрании представлена довольно широко, то в Московской области ее вовсе нет, заявил в разговоре с «НИ» экс-кандидат в губернаторы Подмосковья Геннадий Гудков. «Полностью вступила в соглашательские отношения с властью – администрацией Московской области – Московская областная парторганизация КПРФ, — уверен политик. — По сути, она выступает даже не спойлером, а неким механизмом, помогающим власти одерживать одну победу за другой. То же самое, к сожалению, можно сказать об ЛДПР и «Справедливой России». Громову, а потом Воробьеву, удалось полностью ликвидировать оппозицию, она де-юре есть, а де-факто ее нет».

Сейчас в Мособлдуме расклад сил почти зеркально повторяет федеральный: четыре партии, даже соотношение депутатов примерно такое же, как в Госдуме. И чтобы через три года поменять этот состав, придется сильно постараться. Геннадий Гудков констатировал, что создать оппозиционную структуру, конечно, можно. Но если Московская область пойдет по пути «чудовищных фальсификаций, как она сделала это 8 сентября текущего года», то любое объединение совершенно бессмысленно. «Мы будем ставить вопрос целесообразности участия в выборах по таким правилам, которые навязаны нам властью. Почему граждане России, наблюдатели, должны ловить «наперсточников» за руку? Мы прекрасно понимаем, что надо менять характер формирования избирательных комиссий, надо лишать возможности использовать административный ресурс, обеспечивать равный доступ к СМИ. Но у нас власть не хочет этого делать», — заявил г-н Гудков.

Депутат Свердловской облдумы от КПРФ Андрей Альшевских рассказал «НИ», что, теряя силы, единороссы изобретают новые способы борьбы с оппозиционными инициативами. «Если раньше мы вносили законопроекты, единороссы также пыталась вносить альтернативные проекты, и принимался тот законопроект, который набирал большинство голосов, то сейчас, к сожалению для них и к счастью для нас, им уж не хватает голосов для того, чтобы беспрепятственно принимать свои законопроекты и отклонять инициативы оппозиционных депутатов, — сообщил г-н Альшевских. — Но единороссы теперь поступают по-новому – не принимают решения. То есть у «Единой России» не хватает голосов для отклонения наших законопроектов, нам не хватает для его принятия, а в регламенте прописано, что если в течение трех заседаний решение по законопроекту не принято, то он автоматически считается отклоненным».

Депутат полагает, что «Единая Россия» в Свердловской области далеко не монолитна и некоторые депутаты перестали голосовать «как прикажет фракция». Народные избранники даже затеяли сбор подписей под обращением за отставку губернатора Свердловской области в связи с недоверием. Региональный устав позволяет провести эту процедуру.

Руководитель департамента региональных исследований Центра политических технологий Ростислав Туровский констатирует, что в нынешних условиях перспективы оппозиционных сил «очень слабые или просто отсутствуют». «Сейчас мы говорим о каких-то микроскопических попытках влияния на региональный политический процесс. И перспектив, чтобы эти попытки стали реальными, не существует» — заявил «НИ» политолог. Партии, которые могли бы считаться оппозиционными, имеют хоть какие-то шансы лишь тогда, когда идут на сделку с властью. Например, «Гражданская платформа» в Иркутской области имела фактическую поддержку губернатора, а потому смогла создать фракцию в Заксобрании. При этом считать ее оппозиционной нельзя, поскольку она, по сути, не скрывая, выступает в качестве второй партии власти.

«Если партия фактически вступает в коалицию с «Единой Россией», то в рамках этой коалиции она и может влиять на принятие решений, — пояснил Ростислав Туровский. — А там, где она является реально оппозиционной партией, ее не допускают к рулю, как это было в случае с Ярославской областью». По мнению эксперта, на выборах в Мосгордуму «Гражданская платформа» может претендовать на статус, близкий к иркутскому, став в какой-то степени второй партией власти, опирающейся на поддержку части элиты, например «лужковской». Но оппозиционность в этом случае будет лишь декларативной.

Что касается перспектив партии «Яблоко», то ее лидер Сергей Митрохин настроен оптимистично, даже несмотря на то что, по его мнению, делается все, чтобы не допустить партию в Мосгордуму. «Будем прорываться, шансы есть, — заявил «НИ» политик. — В других регионах у нас есть прочные позиции – Петербург, Карелия, ряд муниципалитетов Свердловской области. В Москве важно будет договориться с другими оппозиционными партиями о том, чтобы не мешали друг другу в округах».

Договариваться у оппозиции получается не всегда. То же «Яблоко», неплохо выступив на выборах в Заксобрание Санкт-Петербурга, через некоторое время раскололось. В некоторых случаях непарламентская оппозиция просто не готова становиться парламентской. Либо нет достаточного количества опытных политиков и возможных квалифицированных будущих депутатов, либо те немногие, кто действительно готов стать депутатом, не могут договориться друг с другом, преследуя личные интересы. «Как результат — превращение непарламентской оппозиции в парламентскую может привести к новым конфликтам и внутренним расколам, — констатировал Ростислав Туровский. — Пример прохождения «Яблока» в Заксобрание Санкт- Петербурга это только лишний раз доказывает. Если говорить о либеральной оппозиции, то это ее вечная проблема, она не просто не может объединиться, но еще и достаточно жестко конкурирует друг с другом. Этим часто пользуются власти, сталкивая их лбами. И ни о каком объединении оппозиции говорить не приходится. А вот внутренние расколы, к сожалению, могут продолжаться еще долго».

Опубликовано в номере «НИ» от 31 октября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: