Главная / Газета 2 Октября 2013 г. 00:00 / Политика

Милость государева

Частые амнистии в России говорят о несовершенстве ее правовой системы

ВЕРА МОСЛАКОВА

К 15 октября Совет по правам человека (СПЧ) должен представить предложения об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ. В четверг члены СПЧ будут обсуждать план исполнения президентских поручений, в том числе будут сформированы рабочие группы, которые займутся подготовкой проекта амнистии. В России отношение к этому институту неоднозначное. Однако, как полагают эксперты, российская судебная и пенитенциарная системы находятся в такой стадии деградации, что амнистия остается единственной возможностью восстановить справедливость.

Амнистия в России выгодна и заключенным, и властям.<br>Фото: THINKSTOCK/FOTOBANK
Амнистия в России выгодна и заключенным, и властям.
Фото: THINKSTOCK/FOTOBANK
shadow
Поручение подготовить предложения по амнистии в связи с 20-летием российской Конституции президент Владимир Путин дал СПЧ на прошлой неделе. В рамках этой амнистии предполагается освободить из мест заключения несовершеннолетних, женщин с детьми, ветеранов Великой Отечественной войны, а также тех, кто осужден за неопасные для общества преступления, в том числе и за часть экономических преступлений. Главная интрига грядущей амнистии в том, коснется ли она фигурантов «болотного дела», участников дел ЮКОСа и «Кировлеса», а также Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной из группы Pussy Riot.

Для нашей страны амнистия – явление довольно привычное. Демонстративное прощение заключенных практиковалось и в царской России, и в советской, и чаще всего связывалось с праздничными церковными датами, с восшествием на престол монарха, болезнью царя или членов царской семьи, с важными военными победами и заключением мира. В советский период амнистии привязывались к юбилеям Октябрьской революции (например, это амнистия 1967 года). В новейшей истории амнистии связываются с юбилеями Победы в Великой Отечественной войне.

Отношение россиян к амнистии неоднозначное. С одной стороны, число несправедливых приговоров столь велико, а судебная система столь неповоротлива и репрессивна, что восстановить справедливость часто можно лишь массовым освобождением заключенных без разбирательства каждого конкретного дела. В то же время в обществе свежа память о неудачных амнистиях – той же амнистии 1953 года – когда на свободе оказалось значительное количество реальных преступников, которые тут же занялись привычным делом.

И все-таки, по мнению экспертов, в наших условиях амнистия крайне необходима. «В нашей стране есть традиция, что к каким-то датам государство должно демонстрировать милосердие, – рассказал «НИ» адвокат Генри Резник. – А с учетом нашей правоохранительной системы и практического отсутствия оправдательных приговоров амнистия компенсирует то, что в тюрьмах оказывается немало людей, в действительности не совершавших тех преступлений, за которые они осуждены. Вообще в тюрьмах может сидеть только определенный процент населения. Поэтому амнистия выполняет функцию разгрузки мест лишения свободы». Президент «Центра политических технологий» Игорь Бунин считает, что широкая амнистия выгодна и нашей власти, которой важно время от времени демонстрировать гуманизм. «Для власти, которая должна себя показать добродушной, открытой политически, выгодна широкая амнистия» – отмечает политолог.

Что касается перспектив новой амнистии, то Игорь Бунин пока не уверен, что власть пойдет на это, несмотря на всю выгодность такого шага. В то же время гендиректор «Центра политической информации» Алексей Мухин считает, что предварительное «да» от президента уже прозвучало в тот момент, когда он отдал распоряжение о подготовке предложения по амнистии, и теперь все зависит от Совета по правам человека. «Сейчас все зависит от Совета по правам человека, от того, какое именно предложение они сформулируют. Судя по настроениям, СПЧ хочет максимально широко охватить рамками амнистии тех, кто сейчас находится в заключении», – подчеркивает эксперт.

По мнению лидера движения «За права человека» Льва Пономарева, важно, чтобы помимо категорий людей, которые традиционно подпадают под амнистию, освобождение коснулось и ряда человек, которые проходят по резонансным делам. «Как правило, под амнистию подпадают люди, совершившие незначительные преступления, преступления, не направленные против личности, женщины, беременные, – поясняет «НИ» правозащитник. – Но для меня заботой является сейчас то, чтобы под грядущую амнистию попали все узники Болотной, не только те участники, которые сейчас в суде находятся, но и Развозжаев, и все, кто обвиняется в участии в массовых беспорядках 6 мая 2012 года. Также я считаю, что очень важно, чтобы под амнистию попали активисты с судна «Арктик Санрайз». Третья, большая категория людей, которые тоже должны попасть под амнистию, это те, кто попал в места заключения в связи с провокациями, когда подбрасывают наркотики. У нас практически только по одной статье 228 УК РФ – о хранении и приобретении – осуждены 40% заключенных. Четвертая категория – обвиненные в экстремизме, если это не связано с насилием против личности. Хотелось бы, чтобы были освобождены и все жертвы дела ЮКОСа, это пятая категория. А вообще надо, чтобы наконец-то была та самая широкая экономическая амнистия, о которой так много говорили, но по которой вышли всего тысяча или две человек». Отметим, что г-н Пономарев сильно переоценил наши власти: к 1 октября по летней экономической амнистии из тюрем вышли всего 32 человека. Еще 225 человек были освобождены от наказаний, не связанных с лишением свободы.

Политолог Игорь Бунин в разговоре с «НИ» высказал предположение, что как раз такой вариант широкой амнистии СПЧ и представит президенту. «Поскольку амнистия не может быть индивидуальной, то, скорее всего, будут найдены положения, по которым можно будет амнистировать и участников «болотного дела», – говорит он. – Я абсолютно уверен, что их подход будет достаточно широким. К тому же есть некоторые признаки, что власть готова к амнистии по ЮКОСу. Недавно Конституционный суд признал правомочность решения о том, что люди с тяжкими преступлениями теряют активное избирательное право. Соответственно Ходорковский не может никуда выдвигаться и должен ограничиться общественной деятельностью, а не политической».

Адвокат Генри Резник добавил, что амнистия принимается не в отношении конкретных людей. «В отношении конкретных людей – это помилование, – уточнил юрист. – Если будет амнистия в отношении лиц, совершивших преступления в сфере, скажем, экономики, в таком случае под нее подпадают все. Не может быть такого, что выпускаем всех, кроме Ходорковского».

На вопрос «НИ», не получится ли с предстоящей амнистией так же, как с экономической амнистией, которая была объявлена летом этого года, когда предполагалось, что на свободу должны будут выйти по меньшей мере 100 тыс. человек, а пока что дело ограничилось десятками, политолог Алексей Мухин ответил, что аналогичного сценария исключать нельзя. «Может получиться все, что угодно», – признал эксперт.

Лев Пономарев, в свою очередь, добавил: «У нас сидит много людей, виновных и слабовиновных, а места заключения под стражей у нас являются реально пыточными, есть реальная возможность и заболеть, и погибнуть, поэтому амнистия крайне необходима. Нельзя так людей содержать. Все-таки, когда людей судят, то их лишают свободы, а реально в наших колониях они лишаются здоровья и жизни».


Туркменистан – страна амнистий
В советское время заключенных в Туркменской ССР освобождали от наказания не чаще, чем в остальном Советском Союзе. Но с момента обретения независимости Туркменистан стал местом, где не только запросто сажают в тюрьму без причины и по ложному обвинению, но и так же легко выпускают на свободу. По заведенному при Туркменбаши Сапармурате Ниязове порядку амнистия аккуратно объявлялась один раз год, в канун Гадыр гиджеси – Ночи всемогущества. В исламе считается, что в эту ночь господь может простить грехи тому, кто раскаялся. Амнистия в Гадыр гиджеси проводилась с большой помпой: категории и даже имена амнистированных публиковались в газетах на соседних страницах со здравицами в адрес Туркменбаши, в очередной раз проявившему гуманизм. Конечно, не обходилось без исключений: часто бывало, что заключенный, формально подпадающий под амнистию, оставался в тюрьме. По слухам, списки тех, кого не полагается отпускать, утверждал лично туркменбаши. Но в целом тысячи человек регулярно выходили на свободу.
Противники туркменских властей считают, что амнистии преследовали две цели: снизить накал международной критики за нарушение прав человека и пропустить как можно большее число туркмен через «тюремные университеты». Иметь дело со сломленным человеком для диктатуры всегда проще, чем со свободным. Со смертью Туркменбаши в 2006 году амнистий стало больше. Решением президента Гурбангулы Бердымухаммедова массовые освобождения заключенных проводятся несколько раз в год, к разным «красным дням календаря», например, ко дню рождения туркменского национального поэта Махтумкули. Правда, фамилии амнистированных с недавних пор перестали публиковать в прессе. Говорят, это связано с тем, что среди амнистируемых теперь есть и политические.
Сердар ФАРИДОВ, Ашхабад

В США обходятся без амнистии
В англо-саксонской правовой семье, к которой относятся в числе прочих государств Соединенные Штаты, институт амнистии в настоящее время отсутствует как таковой. Последний закон об амнистии был принят в Великобритании в 1747 году, когда были прощены участники восстания якобитов – сторонники восстановления на британском престоле династии Стюартов. Считается, что судебная система этих стран в состоянии оценить степень вины и меру наказания на индивидуальной основе, и массовость в этом деле просто неуместна.
Помню, как один историк из Университета Сент-Луиса при просмотре фильма «Холодное лето 53-го» излагал мне свою версию советских амнистий: мол, государство подспудно чувствует свою вину перед множеством людей, которых оно неправомерно загнало в тюрьмы и лагеря, а потому периодически прибегает к своеобразному замаливанию грехов в виде амнистий. Каково же было его удивление, когда обнаружилось, что это вовсе не локальное советское явление, а распространенная юридическая мера во всем мире – как в Европе, так и в Азии и Африке!
В США, однако, вовсю действует институт помилования и смягчения наказаний на индивидуальной основе. Таким правом, согласно конституции страны, изначально обладает президент. В одном только ХХ веке американские хозяева Белого дома помиловали более 20 тыс. человек. Интересно, что самый первый президент Джордж Вашингтон за два своих президентских срока помиловал 16 осужденных – столько же, сколько нынешний президент Барак Обама по состоянию на март 2011 года. Больше всех этим правом воспользовался президент-демократ Франклин Рузвельт: 3687 помилований. Самым же громким помилованием, безусловно, было принятое 9 августа 1974 года решение президента Джеральда Форда оградить от уголовного преследования своего бывшего босса Ричарда Никсона. А самым скандальным – помилование Биллом Клинтоном двух известных бизнесменов и доноров Демократической партии Марка Рича и Пинкуса Грина в 2000 году. Критика в прессе и обществе была столь сильна, что ни один из этих двух «прощенных» так и не решился появиться в США.
Прерогатива президентского прощения, однако, распространяется на преступников, осужденных по федеральным законам. В большинстве штатов право миловать имеют губернаторы, а в девяти – специальные комиссии. Точная статистика помилований отсутствует, но очевидно, что помилования не носят массового характера. Тем не менее нельзя сказать, что термин «амнистия» не существует в политическом и юридическом лексиконе США. В 1986 году в соответствии с законом «Об иммиграционной реформе и контроле», подписанным президентом Рональдом Рейганом, прощение получили около 3 млн. нелегальных иммигрантов.
Николай СНЕЖКОВ, Вашингтон

В Германии амнистируют на Рождество
Впервые в Германии указ о всеобщей амнистии был издан рейхспрезидентом Паулем фон Гинденбургом в 1925 году. Тогда по так называемой «гинденбургской амнистии» было выпущено на свободу большое количество опасных преступников, что, как считают немецкие историки, во многом способствовало росту нацистских настроений и влиянию нацистской партии. В частности, в результате этой амнистии вернуться в Германию, не опасаясь тюремного заключения, смог и ближайший сподвижник Гитлера Герман Геринг. Считается, что и объявление двух амнистий в послевоенной Германии – в 1949 и 1954 годах – противоречило принципу денацификации. Ведь многие из тех, кто тогда был освобожден от уголовного преследования и тюремного заключения, являлись в прошлом нацистскими преступниками.
В ГДР амнистии неоднократно объявлялись по случаю годовщин образования восточногерманского государства. По их итогам количество заключенных, осужденных в основном по уголовным статьям, сокращалось в разы. Только по амнистии 1987 года число узников снизилось с 32,5 тыс. человек до 5,3 тыс. После падения Берлинской стены на свободу вышли не только все осужденные по политическим статьям, но и большинство обычных заключенных.
В наше время не только в Германии, но и в Австрии накануне Рождества объявляется досрочная амнистия для тех, у кого вскоре истекает срок заключения, – чтобы люди смогли встретить праздник в кругу своих близких и родных. Опять же накануне Рождества в 2003 году в ФРГ была объявлена налоговая амнистия, освобождавшая, в том числе и от уголовной ответственности, нарушителей налогового законодательства. Она дала возможность крупным и мелким неплательщикам налогов, заплатив относительно небольшую штраф, легализовать свои доходы, имущество, наследство и недвижимость, а также избежать ответственности за уклонение от уплаты налогов.
К процедуре налоговой амнистии время от времени прибегает и соседняя Швейцария. А амнистию заключенных по случаю избрания нового президента принято объявлять во Франции.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 2 октября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: