Главная / Москва / 20 Августа 2013 г.

Идеологический альпинизм

Баннеры Навального срезают с балконов квартир без согласия собственников

ЮЛИЯ САВИНА

Накануне в Москве у народной артистки РСФСР Натальи Фатеевой с балкона срезали агитационный баннер в поддержку кандидата в мэры столицы Алексея Навального. Сделали это якобы промышленные альпинисты без согласия на то хозяйки квартиры, имеющей договор со штабом Навального. К тому же срезание плаката стало самодеятельным актом, так как у ангажированных промальпинистов не было соответствующего постановления суда. По мнению экспертов, России еще далеко до американских стандартов ведения агитации, и такие истории будут продолжаться, поскольку отечественное законодательство в этом вопросе весьма расплывчато.

Действия управдомов по уничтожению баннеров можно смело назвать грабежом средь белого дня.<br>Фото: AVMALGIN.LIVEJOURNAL.COM
Действия управдомов по уничтожению баннеров можно смело назвать грабежом средь белого дня.
Фото: AVMALGIN.LIVEJOURNAL.COM
shadow
Делегация, которая озаботилась баннером на доме на Фрунзенской набережной, 46, включала в себя участкового, представителей ДЕЗа и понятых. Народную артистку РСФСР Наталью Фатееву попросили снять баннер с фамилией Навального, висящий на ее балконе. На вопрос о причинах снятия делегация ответить затруднилась. Тогда актриса показала основание для размещения баннера – договор с выборным штабом кандидата. Непрошеным гостям пришлось ретироваться.

Однако через некоторое время баннер срезали с внешней стороны дома. Руководитель штаба Алексея Навального Леонид Волков заявил «НИ», что он квалифицирует это как воровство, которое преследуется по закону. «В таких случаях мы пишем заявление в правоохранительные органы, которые удивительным образом бездействуют, – заявил Леонид Волков. – Баннеры – собственность штаба кандидата Навального. Штаб пишет заявление, потому что наше имущество похищается. Мы по договорам с собственниками квартиры размещаем эти баннеры. Собственники соглашаются бесплатно, безвозмездно у себя их разместить. Нам наносят материальный ущерб. Эти люди, которые спускаются с крыш домов на веревках, – воры. Мы пишем заявления, но полиция почему-то не спешит ловить воров. У нас срезано около сотни баннеров, и почти на каждый случай есть видеозапись. Но у нас пока нет никаких ответов из полиции относительно того, что происходит».

Исполнительный директор Российского общественного института избирательного права Александр Игнатов пояснил «НИ», что наше законодательство четко не регулирует порядок размещения агитационных материалов. Есть норма, что размещение агитации на любых зданиях и сооружениях происходит с согласия собственников, и на тех условиях, которые они определили, за исключением тех мест, которые специально выделены для размещения агитационных материалов, но это обычно информационные стенды. «Возникает вопрос: в чьей собственности находится стена дома, балкон? С точки зрения жилищного законодательства, скорее всего, стена балкона, как и стена дома, является общим имуществом собственников квартир, – разъяснил «НИ» Александр Игнатов. – Все, что внутри квартиры, – это собственность владельца квартиры. С точки зрения юридической корректности вывешивание баннеров возможно, но только с согласия собственников жилья, то есть либо общее собрание должно дать согласие, либо ТСЖ. В зависимости от конкретной ситуации, как в этом доме регулируется порядок использования общего имущества. Если бы баннер был вывешен в окне, то здесь были бы соблюдены требования законодательства. Это имущество собственника квартиры. Собственник только должен определять, на каких условиях этот баннер будет висеть».

По словам эксперта, эти отношения регулируются договором между владельцем дома и кандидатом. Закон говорит о том, что необходимо согласие собственника. А как оно будет оформлено, четкого указания нет. Это либо договор, либо просто письменное согласие. В случае особо доверительных отношений возможна даже устная договоренность. «Оно (согласие) не представляется в обязательном порядке в избирательную комиссию, просто хранится у кандидата для разрешения каких-то споров, – пояснил Александр Игнатов.– Поскольку это физическое лицо – если у него нет прямых затрат (а в данном случае материал предоставлялся кандидатом), такое содействие может быть оказано безвозмездно. Если это юридическое лицо – тогда нет, там действуют другие правила».

Отметим, что никто из кандидатов в московские градоначальники подобной агитации не ведет. Кандидат от «Яблока» Сергей Митрохин не использует агитацию в виде баннеров, сообщили «НИ» в штабе. Из «наружки» – реклама на биллбордах и стикеры, а также традиционный метод раскладки материалов по почтовым ящикам. В штабе эсера Николая Левичева «НИ» рассказали, что у них развешивание агитации на частных балконах не ведется. Есть программа по наклейкам на автомобиль.

Гендиректор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков заметил «НИ», что Навальный применяет западные «тяжелые» формы агитации. «Это очень затратная штука – ведение агитации Face to face (лицом к лицу), – рассказал политолог. – Эта форма сталкивается с тем, что у нас называется административным ресурсом. Отсюда мы и наблюдаем такого рода истории. Это не первый случай и, думаю, не последний. Но сама информация о подобного рода действиях ничего, кроме дискредитации власти, не несет, в итоге это дает больше шансов Навальному».

По словам Валерия Хомякова, на Западе агитировать можно более свободно. В США, например, в каждом штате свои нормы. «Где-то нельзя агитировать на избирательном участке или не ближе 50 ярдов к входу в избирательный участок, – пояснил политолог. – Я видел удивительную ситуацию лет десять назад в Норвегии. Там есть аллея в центре Осло, и все кандидаты на этой аллее поставили палатки на расстоянии 20–30 метров друг от друга: были люди с мегафонами, мини-митинги, и раздавались листовки. Я тогда мысленно представил это у нас и понял, что у нас такого быть не может. Хотя какое-то продвижение у нас есть, и политическая культура неким образом начинает проявляться, но до того, что происходит в других странах, нам еще далековато».


Соратник Навального ответил на обвинения МВД в присвоении денег жертвователей
МВД обвинило Константина Янкаускаса, Владимира Ашуркова и Николая Ляскина – соратников кандидата в мэры Москвы Алексея Навального – в хищении средств, которые граждане пожертвовали на избирательную кампанию. Напомним, что схема финансирования выглядела так: вышеуказанные активисты перевели на счет кандидата по миллиону рублей – максимально разрешенный размер пожертвования, после чего обратились к другим сторонникам политика с просьбой компенсировать им эти суммы, перечислив средства на их собственные кошельки в системе «Яндекс.Деньги». Желающих помочь Навальному рублем нашлось довольно много, в результате чего суммы компенсаций, перечисленных на «Яндекс-кошельки», существенно превысили миллион рублей.
Теперь МВД утверждает, что все излишки были присвоены владельцами «кошельков». В пресс-релизе ведомства, в частности, отмечается, что Янкаускас перевел на свой счет в банке 4 млн. рублей, Ашурков – 2,3 млн., а Ляскин – 790 тыс. рублей.
Как заявил «НИ» Константин Янкаускас, на счета жертвователей действительно пришли суммы, превышающие изначальные переводы, но ни о каком присвоении этих денег речи не идет. «Алексей Навальный, конечно же, в курсе этой ситуации, и сейчас стоит технологическая задача, как переправить эти деньги на избирательную кампанию нашего кандидата», – сказал собеседник «НИ». Он подчеркнул, что схема финансирования избирательной кампании благодаря властям является процедурой довольно сложной и требующей много времени. По словам г-на Янкаускаса, деньги на свой банковский счет он действительно перевел, но исключительно для удобства – в системе «Яндекс.Деньги» за один раз можно перечислить не более 100 тыс. рублей.
Валентина ШАХОВА

Опубликовано в номере «НИ» от 20 августа 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: