Главная / Газета 24 Июля 2013 г. 00:00 / Политика

От перемены мест…

В деле о массовых беспорядках на Болотной площади произошли «организационные» изменения

ВЕРА МОСЛАКОВА

Со вчерашнего дня заседания суда по «болотному делу» в отношении двенадцати предполагаемых участников массовых беспорядков проходят в новом помещении Мосгорсуда, которое рассчитано на слушание «резонансных дел». Переезд объясняют необходимостью обеспечить открытость и гласность процесса, но при этом прямая трансляция из зала суда больше вестись не будет. Тем временем следственные органы продолжают искать лиц, подозреваемых в причастности к организации беспорядков весной-летом 2012 года.

Согласованные с властями шествие по Якиманке и митинг на Болотной площади 6 мая 2012 года вылились в столкновения с полицией. После этого Следственный комитет возбудил дело по ст. 212 УК РФ (массовые беспорядки), по которому сейчас проходят в качестве обвиняемых почти 30 человек. При этом по мнению большинства обвиняемых, на площади не было массовых беспорядков, а были только отдельные стычки с сотрудниками полиции.

Из двенадцати фигурантов «болотного процесса», в отношении которых проходят судебные слушания, троих – Владимира Акименкова, Николая Кавказского, Леонида Ковязина обвиняют в участии в массовых беспорядках, восьмерых – Андрея Барабанова, Степана Зимина, Дениса Луцкевича, Ярослава Белоусова, Артема Савелова, Сергея Кривова, Александру Духанину и Алексея Полиховича – в массовых беспорядках и применении насилия к полицейским. Двенадцатую фигурантку, Марию Баронову, обвиняют в призывах к неподчинению требованиям полиции.

Судебные заседания в отношении этих фигурантов дела отныне проходят в помещении, которое находится в апелляционном корпусе Мосгорсуда на Богородском валу. Зал рассчитан на аудиторию в несколько десятков зрителей. Новый отдельный зал для слушания «болотного дела» пришлось выделить после жалобы адвоката «РосУзника» Дмитрия Дубровина, который указал председателю Московского городского суда на то, что подсудимые ежедневно по 12 часов находятся в душных и темных конвойных помещениях и в звуконепроницаемой бронированной стеклянной камере. Также конвоиры, препятствуя нормальному обмену конфиденциальной информацией между подсудимыми и их защитниками, нарушают принцип состязательности сторон, ставя их в неравное положение по отношению к стороне обвинения. По мнению г-на Дубровина, такие условия, как духота и теснота камер, должны быть устранены судом в соответствии с принципами судопроизводства и гуманности. Жалоба была подана в связи с тем, что все ходатайства защиты в течение судебных заседаний об устранении этих нарушений неоднократно игнорировались судьей Замоскворецкого районного суда Натальей Никишиной.

«После того как мы обратились с жалобой, зал был любезно предоставлен, чтобы у подсудимых были человеческие условия, чтобы была возможность нормально находиться в зале судебного заседания. Он просторнее, светлее», – сообщил «НИ» адвокат Дмитрий Дубровин. Другой адвокат Дмитрий Аграновский в разговоре с «НИ» подчеркивает, что он также доволен хорошими условиями для публики в зале судебного заседания, однако отмечает и обратный эффект. «Несмотря на улучшенные условия в зале заседаний, в том «стакане», куда наши подзащитные помещены, беседовать практически невозможно», – говорит юрист.

Вопрос прямых трансляций из зала заседаний, по словам адвокатов, нужно улаживать с пресс-службой суда. «Это не правовой вопрос, а вопрос освещения этого дела в прессе. Со своей стороны мы готовы оказать необходимое содействие», – заявил г-н Дубровин. Дмитрий Аграновский также выразил уверенность, что вопрос с трансляцией решится положительно, тем более что с технической стороны такая возможность есть.

Между тем дело, выделенное в отдельное производство, в отношении Михаила Косенко, страдающего от шизофрении, по-прежнему рассматривается в Замоскворецком суде. В понедельник потерпевший от действий Косенко боец ОМОНа Александр Казьмин, давая показания, неожиданно заявил, что не помнит Косенко, поскольку его на площади сразу повалили на землю, и он не мог видеть окружающих. Омоновец также сказал, что не имеет претензий к Косенко и не хочет, чтобы тот сидел в тюрьме.

Тем временем пока вершится суд в Москве, в Перми, Челябинске и Екатеринбурге прошла серия обысков по «болотному делу». Как утверждают в Следственном комитете, мероприятия проводились в отношении лиц подозреваемых в причастности к организации беспорядков весной-летом 2012 года и действовавших по инструкциям Леонида Развозжаева, Константина Лебедева и Сергея Удальцова, уже обвиненных в организации беспорядков на Болотной площади 6 мая 2012 года. «Изъятые в ходе обысков документы, а также показания допрошенных лиц подтверждают, что основной целью этих встреч было склонение как можно большего количества людей к участию в оппозиционных акциях, в ходе которых планировалось организовать массовые беспорядки», – говорится в сообщении на сайте Следственного комитета. Однако о том, каким образом проводились обыски и допросы, следователи решили не уточнять. А вот на портале «Не секретно» сообщается, что в квартире одного из подозреваемых полицейские вышибли дверь. Члену же координационного совета организации гражданских активистов из Перми Михаилу Касимову в ходе допроса следователи якобы угрожали передать младшего сына оппозиционера органам опеки.

В настоящее время по делу о беспорядках на Болотной площади два человека уже приговорены к реальным срокам заключения. Ещё 17 человек находятся под арестом, пятеро – под подпиской о невыезде, двое – под домашним арестом, один объявлен в розыск.

Дмитрий Аграновский уверен, что отношение к «болотному делу» меняется. «Я все-таки надеюсь, что по этому делу будет достаточно благоприятный исход, потому что жесткое наказание не нужно никому. Я, например, не оппозиционер, на митинги не хожу, поэтому смотрю на это дело немного с другой стороны. И вижу: жесткий приговор, безусловно, принесет ущерб престижу государства. И думаю, что не один я это понимаю», – считает юрист. По предположениям адвоката, сроки, скорее всего, будут условные, но оправдательных приговоров не будет. «Я надеюсь на освобождение всех обвиняемых в зале суда по окончании слушаний. К тому же, фигуранты находятся в СИЗО уже слишком долго. Это уже чрезвычайный большой срок даже по российским меркам», – заключает г-н Аграновский.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 июля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: