Главная / Газета 28 Мая 2013 г. 00:00 / Политика

Курии раздора

Координационный совет оппозиции нуждается в реформе

ЮЛИЯ САВИНА

Вчера о своем выходе из Координационного совета оппозиции (КСО) заявил московский муниципальный депутат Максим Кац. Несмотря на то что до следующих выборов (если орган продолжит свое существование) осталось менее полугода, г-н Кац не останется в КСО из-за неприязни к некоторым соратникам. Эксперты констатируют, что принцип формирования совета надо менять, иначе система перестанет устраивать все большее количество ее представителей.

Ранее из состава КСО под давлением партии вышел эсер Олег Шеин, а политолог Андрей Пионтковский покинул совет, потому что не может более позволить себе тратить дарованный ему ресурс «на убеждение взрослых умных людей в очевидном». Несколько членов совета не могут принимать участие в заседаниях по разным причинам – в отношении Сергея Удальцова, Леонида Развозжаева, Алексея Гаскарова, Даниила Константинова избраны разные меры пресечения в России, а блогер Рустем Адагамов и эколог Сурен Газарян эмигрировали из страны. Таким образом, из 45 избранных в прошлом октябре членов совета работают чуть больше трех десятков.

Максим Кац, вышедший вчера из совета, видит проблему в том, что смешанная система выборов в КСО собрала неоднородный по взглядам, подходам и целям орган. «Именно люди, прошедшие по куриям, вносят на каждом заседании одинаковые вопросы и выступают по ним часами, пишут наиболее неприятные для чтения письма во внутреннюю переписку и проявляют много других жестов неуважения к коллегиальному органу, – написал Максим Кац в своем блоге. – Кроме общей неприятности нахождения на заседаниях, которые вроде бы должны быть заседаниями единомышленников, есть фундаментальная проблема: курии нарушили баланс сил и заставили людей, которых на самом деле поддерживают сторонники, спорить с теми, кто попал в КС в результате подковерных договоренностей. Идея того, что нужно отстаивать свою позицию в дискуссии с равными по легитимности коллегами, очень правильна, однако она полностью не работает, когда системы попадания людей в коллегиальный орган неодинаковые, а природа и смысл компромисса, которые привели в КС людей из курий, не ясны».

Член Координационного совета оппозиции Борис Немцов заявил «НИ», что считает уход Каца неправильным решением. «Мне очень жаль, что Максим ушел, в конце концов, он должен помнить, что за него люди голосовали, и вовсе не затем, чтобы он уходил, а затем, чтобы он работал. Своих избирателей надо уважать, – констатировал политик. – Доводы, которые он привел, странные. Максиму не нравятся некоторые члены Координационного совета и их позиция. Но если ты хочешь, чтобы тебе все кругом нравилось, то лучше вообще политикой не заниматься, а встречаться со школьными друзьями и вспоминать с ними счастливое беззаботное детство. Если ты занимаешься политикой, то надо понимать, что рядом могут быть люди, которые с тобой категорически не согласны, которые глубоко омерзительны, неприятны. Координационный совет – это оппозиционный парламент, и совсем не обязательно, чтобы там были единомышленники».

По словам Бориса Немцова, несмотря на всю критику в адрес КСО, этот орган достаточно жизнеспособен. «Выработка основных базовых политических позиций оппозиции – это очевидное достижение Координационного совета. Никто не мог подумать, что у оппозиции может быть общая программа, – пояснил Борис Немцов. – Если бы КСО был бессмысленным, вряд ли бы власть с такой злобностью и агрессивностью относилась к нам. Семь членов КСО либо сидят, либо вынуждены эмигрировать. Это говорит о многом».

Между тем политик полагает, что принципы формирования общего оппозиционного совета надо изменить. Следует отказаться от курий и проводить выборы на общих основаниях для всех. Кроме того, оптимальная численность КСО, по мнению г-на Немцова, – 25–30 человек.

Замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин полагает, что у части оппозиционного сообщества были завышенные ожидания от этой структуры, поэтому сейчас КСО переживает некоторый кризис. Но причины кроются в том, что КСО – первый опыт избрания оппозиционного органа. «Посмотрим, что было без КСО? Был оргкомитет, который был непонятно в каком составе, который ругали, что в него вошли самозванцы, непонятно, кто их выбирал, непонятно, какой у них статус, – пояснил «НИ» политолог. – А здесь они получили орган, который хотя и недостаточно эффективен, но избран оппозиционными активистами. Это неплохой опыт при всей его противоречивости». Что касается квот для представителей определенных политических сил, идея была правильная на начальном этапе, поскольку иначе трудно было бы привлечь к участию в выборах людей с разными взглядами. Но в следующие выборы от курий следует отказаться, считает эксперт.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 мая 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: