Главная / Газета 10 Апреля 2013 г. 00:00 / Политика

Веселые картинки

Вояж президента Путина в Европу ознаменовался скандальными протестами

ЮЛИЯ САВИНА, Ганновер – Амстердам, АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Активистки феминистского движения Femen, устроившие акцию протеста на Ганноверской промышленной ярмарке, задержаны полицией. Первоначально сообщалось, что девушек могут посадить чуть ли не на пять лет. Однако, по мнению немецких юристов, нарушителям общественного спокойствия ничего серьезного не грозит.

Королева Беатрикс и президент Путин открывают памятную табличку в музее «Эрмитаж» в Амстердаме.<br>Фото: EPA. ALEXEY DRUGINYN
Королева Беатрикс и президент Путин открывают памятную табличку в музее «Эрмитаж» в Амстердаме.
Фото: EPA. ALEXEY DRUGINYN
shadow
Во время визита российского президента на индустриальную ярмарку в Ганновере активистки движения Femen провели свою традиционную акцию с раздеванием. Обнажившись по пояс и исписав собственные тела нецензурными выражениями в адрес президента России, пять девушек (по сообщениям немецкой полиции, их возраст от 18 до 33 лет) стали выкрикивать лозунги. Владимир Путин и Ангела Меркель в это время осматривали один из выставочных стендов, и охрана быстро «обезвредила» протестующих. Девушек отвезли в участок, и теперь за оскорбление представителя иностранного государства их ждет наказание.

Известный немецкий адвокат, специализирующийся в области уголовного права, Вальтер Рубах, сказал «НИ»: «Уверен, никаких юридических последствий акция Femen иметь не будет. Это не уголовный случай, а протестная акция. В демократическом государстве любой человек имеет право на свободу выражения своего протеста, даже если форма выражения этого протеста весьма экстравагантна. Случай с Femen абсолютно точно не подпадает ни под какую уголовную ответственность. Если бы девушки организованно напали на полицейских, били бы их, прорываясь к Владимиру Путину, то тогда их действия подпадали бы под 130-ю статью Уголовного кодекса ФРГ. Но подобных действий не было, что легко можно увидеть на всех снимках и видеозаписях».

В последние несколько дней критика российского лидера и всей нашей политической системы звучит со стороны европейцев особенно громко. Визит Владимира Путина в Голландию, по, казалось бы, нейтральному (культурному) поводу – в связи с открытием перекрестных Годов России в Голландии и Голландии в России, всколыхнул чуть ли не весь Амстердам. Во время переговоров Владимира Путина и премьер-министра Нидерландов Марка Рютте в музее судоходства на набережной собралось больше тысячи человек с символикой ЛГБТ-движения. В радужных париках и шляпах, в семицветных шарфах и кофтах с флагами, они кричали свое громкое «нет!» гомофобным региональным российским законам.

Владимир Путин, комментируя протесты гей-сообщества, заявил, что «в Российской Федерации нет никакого ущемления прав сексуальных меньшинств», а представители нетрадиционной сексуальной ориентации, «как и все остальные, пользуются полными правами и свободами». «Они продвигаются по служебным лестницам, растут по службе, им вручаются, если они того заслуживают, государственные награды, ордена и медали, – ответил на упреки в адрес российского законодательства и его правоприменения Владимир Путин. – Но все-таки однополые браки детей не производят на свет. И в Европе, и в России мы сталкиваемся с проблемой демографического характера. Конечно, можно решать эту проблему за счет приезжих, за счет эмигрантов. И это один из способов решения проблемы. Но мне бы хотелось, чтобы у нас в России прежде всего рождаемость росла за счет так называемых титульных наций, как русские, татары, чеченцы, башкиры, дагестанцы, евреи и так далее».

Странно, но ни Ангела Меркель, ни Марк Рютте не смогли ничего противопоставить аргументам российского президента. Они заявляли, что проблемы прав человека в России их волнуют, но после «успокаивающих» ответов Владимира Путина ситуация казалась улаженной, хотя и чувствовалась некоторая неловкость.

Председатель российского общественного движения «За права человека» Лев Пономарев заявил «НИ», что европейским лидерам наверняка было что возразить нашему президенту, однако, дабы избежать эскалации напряжения, они этого не сделали. «И Меркель, и Рютте, конечно, знают истинную ситуацию с правами человека в России, – констатировал правозащитник. – У нас разрушается вообще неправительственный сектор, а это серьезно. Есть проблема – принудительная регистрация в качестве иностранного агента. Это и есть нарушение прав человека, попытка ликвидировать правозащитные организации. Потому что, став иностранными агентами, они подписали бы себе смертный приговор как правозащитные организации. Хотелось бы, чтобы все эти слова сказал не я, а председатель правительства Нидерландов Рютте или федеральный канцлер ФРГ Меркель. Не знаю, понимают они до конца то, что сейчас происходит в России…»

По словам Льва Пономарева, если бы НКО регистрировались как агенты, они бы потеряли авторитет и среди населения, и, конечно, среди чиновников. «Взаимодействие с чиновниками происходит постоянно, – пояснил правозащитник. – Я, например, очень много переписываюсь с чиновниками – тысяча писем в год. Они со мной нормально взаимодействуют, с уважением. Я представляю, если бы на бланке нашей организации было написано «иностранный агент», стали бы они со мной вообще разговаривать?»

Опубликовано в номере «НИ» от 10 апреля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: