Главная / Газета 6 Марта 2013 г. 00:00 / Политика

«Суммарный бюджет на разделенных «Наших» только увеличится»

Политолог Михаил Тульский

ЮЛИЯ САВИНА

Вчера стало известно о том, что до конца года власти намерены расформировать прокремлевское движение «Наши», а его актив использовать для запуска нескольких проектов, ориентированных на социальные проблемы. Каждая организация будет зарегистрирована в отдельном порядке, а Росмолодежи предоставят полномочия для поддержки молодежных лагерей. Действительно ли власти захотели избавиться от одиозного движения и прекратятся ли в связи с этим огромные траты на собрания провластных активистов? Эти вопросы «НИ» задали президенту исследовательского центра «Политическая аналитика» Михаилу ТУЛЬСКОМУ.

shadow
– Михаил Олегович, судя по всему, прокремлевское молодежное движение «Наши» все-таки ликвидируют. Во всяком случае, от названия им придется отказаться. К чему, как вы думаете, приведет смена формата?

– Я бы это рассматривал как хитрую игру. Дело в том, что Володин (Вячеслав Володин, первый замруководителя администрации президента. – «НИ») хочет закрыть «Наших», а Сурков (Владислав Сурков, руководитель аппарата правительства. – «НИ») придумал план, как закрыть так, чтобы только увеличить финансирование и количество движений. Был один лагерь «Селигер», теперь будет восемь лагерей – это очень специфическое закрытие, мягко говоря. Наоборот, это размножение. Такое делается не первый раз. На рубеже 2007–2008 годов был конфликт Якеменко (Василий Якеменко, бывший глава Росмолодежи. – «НИ») с Александром Жуковым, который тогда был вице-премьером, курирующим в правительстве все эти темы спорта и молодежи. Он публично в конце 2007 года, когда Якеменко появился в правительстве, над ним поиздевался. Якеменко представил традиционно огромную смету расходов, а Жуков его спросил, какая же им нужна спецодежда – пионерские галстуки или что? Все правительство, конечно, посмеялось, но тем не менее Якеменко все равно смог продавить выделение огромного бюджета, даже больше, чем хотел. Были разговоры, что «Наших» закроют, что «Селигер» прекратится, а в итоге смета государственных расходов на это все только увеличилась. В 2012 году снова пошли разговоры о закрытии. Кончилось это все тем, что Якеменко отправили в отставку, а его место занял Сергей Белоконев – правая рука Якеменко и по движению «Наши», и по «Идущим вместе». По сути, и «Наши», и Росмолодежь полностью сохранили контроль над бюджетом.

– Для чего вообще «Наши» сейчас нужны – власть все еще боится «оранжевой угрозы»? Движение оправдывает свое существование?

– Если им еще выделяют деньги, значит, оправдывают. Они собирают многотысячные митинги. У власти же, есть такое подозрение, нет бесплатных сторонников. У власти есть некая молчаливая часть населения, которой все равно, лишь бы хуже не было. Ее можно полупринудительно выгнать на выборы и сказать, чтобы они проголосовали за «Единую Россию», но эти люди же не пойдут драться за власть и на митинги не пойдут. Активных сторонников у власти вообще нет. Поэтому в данном случае «Наши», которые умеют продемонстрировать, что у власти якобы есть эти активные сторонники, очень нужны. Это, видимо, единственная сила, которая показывает, что у власти есть какие-то фанаты, активисты.

– Это же предназначение у них сохранится, когда они разбредутся по разным движениям?

– Я думаю, да. Единственным отличием будет только то, что увеличится суммарный бюджет. Потому что на каждую группу можно выписать бюджет чуть ли не такой, как на всю совокупность. Можно несколько таких, как сейчас, бюджетов выписать. Другой вопрос – утвердят ли такое многократное увеличение? В бюрократическом аппарате вообще всегда, когда на базе одного министерства создается несколько, вырастают расходы. Поэтому здесь урезания нет. Получается новая жизнь и новое процветание. Так это выглядит в реальности. Летом прошлого года Потупчик (Кристина Потупчик, бывший пресс-секретарь движения «Наши». – «НИ») умудрялась заявлять, что они против закона об иностранных агентах, что они чуть ли не в оппозиции. И теперь придумано такое хитрое закрытие, которое обернется полной противоположностью.

– Почему сам бренд больше не хотят использовать?

– Когда «Наши» появлялись в 2005 году, еще были заметны какие-то оппозиционные движения, которые получали заметные результаты на региональных выборах. Тогда нужно было говорить, что есть «наши», а есть «не наши», говорить, что есть правильная позиция, а есть неправильная – это оранжевые дурманы. Тогда был смысл это разыгрывать как основную тему, а сейчас практически все живое на политическом поле ликвидировано, никакой оппозиционной активности нет. И когда практически все политические силы под контролем у Кремля, о каком разделении на «наших» и «не наших» может идти речь? Вся страна, убеждают нас, в едином порыве поддерживает власть, все «наши». Наоборот, надо стараться изображать, что полная стабильность, поэтому и меняется название. Предлагается название «Всероссийское движение молодежи». Это логично, получится, вся молодежь за власть. Есть еще у «Единой России» Союз пенсионеров, то есть все пенсионеры за власть, и несколько подобных движений, которые можно отнести к среднему поколению. Тезисы власти сейчас такие, потому что серьезного противостояния между властью и оппозицией, конечно же, нет.

Опубликовано в номере «НИ» от 6 марта 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: