Главная / Газета 5 Марта 2013 г. 00:00 / Политика

Общественный деятель Ирина Хакамада

«Женщин «рейтингуют», потому что мы живем в мужской цивилизации»

ВЕРА МОСЛАКОВА

Вчера был опубликован рейтинг 100 самых влиятельных женщин России, который второй год подряд составляют радиостанция «Эхо Москвы», информагентства РИА Новости и «Интерфакс», а также журнал «Огонек». В 2013 году на своих прежних местах в рейтинге остались председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко (1-е место) и пресс-секретарь премьер-министра России Дмитрия Медведева Наталья Тимакова (3-е место). «Серебро» на сей раз досталось вице-премьеру правительства РФ по социальным вопросам Ольге Голодец. В худшую сторону изменились позиции экс-министра сельского хозяйства Елены Скрынник, опустившейся на 81 позицию – на 93-е место, супруги Юрия Лужкова Елены Батуриной, которая скатилась с 55-го места на 96-е. Также утратили влиятельность жена президента РФ Людмила Путина, опустившаяся на 28 позиций – до 41-го места, а также защитница Химкинского леса Евгения Чирикова, рейтинг которой упал на 39 позиций до 70-го места. Стремительным же оказался взлет главного редактора «Нового литературного обозрения» Ирины Прохоровой, которая в прошлом году была только на 64-м месте, а в этом заняла 15-е место, и Елизаветы Глинки, которую большинство знает как «доктора Лизу», поднявшуюся с 58-го на 19-е место. «Новые Известия» поинтересовались у бывшего политика, а ныне общественного деятеля Ирины ХАКАМАДЫ, что она думает о подобных рейтингах в нашей стране и о влиятельности женщин в России.

shadow
– Ирина Муцуовна, на ваш взгляд, в чем смысл этого именно женского рейтинга?

– Могу определенно сказать, что это вот такой своеобразный подарок к 8 Марта, поэтому сейчас все в срочном порядке лепят эти рейтинги. Ну что делать, женщин везде «рейтингуют», потому что мы живем в мужской цивилизации.

– По каким критериям российские женщины могут попасть в рейтинг?

– Серые кардиналы во власти получают высокие позиции за счет того, что в действительности именно они влияют на принятие решений. Если же это публичные личности, как, например, супруга Медведева, то они попадают в рейтинг, потому что они при власти. А те, кто занимается благотворительностью или правозащитной деятельностью – как Людмила Алексеева – попадают в рейтинг в связи с тем, что борются с этими же, кто в первых рядах рейтинга, но делают это очень ярко.

– Где может использоваться этот рейтинг, на что он влияет?

– Попадание в этот рейтинг может способствовать развитию карьеры публичного политика, может помочь в партийном строительстве, если нужны голоса, также он может способствовать поступлению значительного количества карьерных предложений, а может использоваться и в коммерческой рекламе, если говорить о женщинах вне политики. Они, например, могут стать лицом чего-нибудь.

– В рейтинге самых влиятельных женщин за 2012 год встречаются и представительницы прекрасного пола, далекие от политики, например, певица Алла Пугачева, дизайнер, директор Центра современной культуры «Гараж» Дарья Жукова, певица Земфира Рамазанова, балерина Майя Плисецкая, президент Всероссийской федерации художественной гимнастики Ирина Винер, топ-модель Наталья Водянова и другие. Может, стоило переименовать рейтинг и назвать его не рейтингом влиятельности, а рейтингом популярности женщин?

– На мой взгляд, можно этого и не делать. Я так понимаю, что выбирали влиятельных женщин в самых разных сферах, а потом эти персоналии соединили воедино. Помимо известных личностей, в рейтинге еще и предостаточно много женщин, которые не являются публичными, но при этом вошли в рейтинг.

– Как вы оцениваете распределение мест?

– То, что Валентина Матвиенко второй год подряд возглавляет этот рейтинг, вряд ли кого-то удивило. Третье место пресс-секретаря Дмитрия Медведева Натальи Тимаковой могу объяснить тем, что она, безусловно, влияет на принятие решений, и очень даже сильно. О хосписах Елизаветы Глинки стали больше говорить, поэтому она стала более популярной в широких кругах; Ирина Прохорова, занимающаяся просвещением, завоевала симпатию многих в дебатах в поддержку своего брата Михаила Прохорова. Значительное падение рейтингов Елены Скрынник, Елены Батуриной, Людмилы Путиной, Евгении Чириковой вполне закономерно, поскольку симпатии реально упали в связи со скандалами. В целом этот рейтинг отражает изменения, которые произошли за этот год.

– Как относитесь к тому, что в список вошла участница панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова, а замыкает сотню самых влиятельных женщин бывший руководитель департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева?

– Их популярность можно назвать инерционной. Одна сидит, другая под домашним арестом – крупные бабки, крупные взятки. И здесь, скорее, было оценено не столько влияние на принятие решений, сколько влияние на умы. А умы вздрагивают, почему одних в тюрьму, а других под домашний арест?! Почему столько своровано, а при этом такие мягкие меры?!

– Есть ли на Западе похожие рейтинги?

– Журналы Time и Forbes делают рейтинг 100 влиятельных женщин мира.

– Если бы вы составляли свой личный рейтинг, кого бы вы внесли в список?

– Это сложный вопрос. Могу предположить, что многие из тех, кто попал в рейтинг самых влиятельных женщин, вошли бы и в мой собственный, но, может быть, я кого-то еще бы откопала.

– Странно, что вы не попали в этот рейтинг!

– Ничего страшного я в этом не вижу. Значит, не влияю! Впрочем, какая разница, есть я там или нет (смеется). Я к этому отношусь иронично.

Опубликовано в номере «НИ» от 5 марта 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: