Главная / Газета 6 Февраля 2013 г. 00:00 / Политика

Палата послушания

Эксперты сомневаются, что новый принцип попадания в Совет Федерации добавит сенаторам самостоятельности

ЮЛИЯ САВИНА

В сентябре состоится единый день голосования: 16 субъектов Федерации проголосуют за новые составы региональных Заксобраний, и как минимум 8 регионов получат новых губернаторов (если не произойдет неожиданных отставок и не успеют вернуть норму о назначении руководителей регионов). В связи с этим придется частично обновить СовФед, но теперь уже по новой законодательной схеме. Впрочем, все это эксперты считают скорее имитацией реформирования верхней палаты парламента. По их убеждению, несамостоятельность верхней палаты можно искоренить только прямыми выборами сенаторов. Исполнительную же власть полностью устраивает существующее положение дел.

shadow
Региональные Заксобрания постепенно приводят свое законодательство в соответствие с федеральным, изменяя порядок наделения полномочиями своих представителей в верхней палате парламента. Здесь они, как всегда, проявляют единодушие. Самостоятельно решать вопросы, связанные с правами жителей своего субъекта Федерации, регионалы не хотят. Так, председатель комитета по законодательству Закса Санкт-Петербурга Виталий Милонов, комментируя вносимые коллегами поправки о выборах сенаторов от города, заявил «НИ», что надо придерживаться мнения федералов. «Я в этом не вижу ничего ни хорошего, ни плохого. Это не моего ума дело, поскольку я региональный политик, а не федеральный, – смело рассудил депутат Заксобрания Петербурга. – Человек в любом случае выбрался, вопросов нет».

Принцип выдвижения в сенат кандидатур от исполнительной власти регионов прост. Кандидат в губернаторы представляет в облизбирком три человека на место в Совете Федерации. Список сведений, который кандидатам на почетное место в Совфеде надо будет представить, невелик: ФИО, дата рождения, место жительства и основное место работы. Еще нужно письменное заявление от каждого, что он согласен стать членом верхней палаты парламента. Уже на следующий день после официального вступления в должность губернатору предстоит выбрать из своей тройки одного кандидата в сенаторы.

Подобные выборы парламентариев в связке с губернаторами довольно сложно считать голосованием. Об этом говорят и в Центризбиркоме. «С сенаторами мы не пересекаемся, они просто идут в увязке с губернаторами. Прямого отношения к выборам они не имеют, это косвенный институт», – заявила «НИ» член ЦИК Елена Дубровина. Правда, чиновница уточнила, что информационные плакаты с данными о возможных сенаторах, которых предложат кандидаты в губернаторы, будут готовить как раз избиркомы.

Что касается сенаторов от законодательной ветви власти, то попасть в Совфед смогут только избранные депутаты Законодательного собрания. Новому созыву представительного органа в течение месяца со дня первого заседания надо будет большинством голосов одобрить одну из кандидатур в сенаторы. Случаи, когда под какого-нибудь конкретного человека скоропалительно проводились выборы в отдельно взятом муниципальном образовании, – не редкость. Не забыта история с «Красненькой речкой», которая стала для бывшего губернатора города на Неве не просто трамплином в Совфед, но и путевкой на должность председателя верхней палаты парламента. Теперь же такое повторить не удастся. Хотя, если власти будет угодно, можно будет устроить и досрочные выборы в целое Заксобрание, а уж там обеспечить необходимое количество голосов нужному кандидату всегда помогут.

«Реальные изменения возможны только в случае перехода к нормальным, то есть прямым, выборам членов Совета Федерации, – заявил «НИ» экс-председатель СФ с десятилетним стажем, ныне депутат ГД Сергей Миронов. – Здесь главная проблема – в назревшей необходимости решительно укрепить связь сенаторов с гражданами, избирателями всего региона. Это возможно только при прямых выборах – без разного рода имитационных ухищрений, без необходимости для будущего сенатора проходить через выборы в маленьком селе в сотню жителей».

Бывший председатель Совфеда обратил внимание, что теперь члены верхней палаты парламента будут как бы двух «сортов». «К этому приводят два совершено разных принципа делегирования представителей от законодательной и исполнительной ветвей власти, – пояснил политик. – Это может негативно сказаться на работе палаты, на рабочих взаимоотношениях ее членов. То есть может пострадать эффективность работы Совета Федерации. Уверен, что рано или поздно мы откажемся и от этих чисто косметических изменений в пользу изменений реальных, на деле укрепляющих связь членов Совета Федерации с жителями регионов, которые они представляют».

Руководитель общественного проекта по разработке Избирательного кодекса РФ Аркадий Любарев предположил, что новый принцип формирования Совфеда дает еще больше возможностей для манипуляции сознанием и голосами избирателей. «Губернатор называет три кандидатуры, – обрисовал ситуацию эксперт. – Можно избирателям внушать, что он предпочтет одного, а на самом деле, в конце концов, предпочтет другого. Ведь голосования по кандидатурам в сенаторы не будет, избирателя просто ориентируют, что такие-то люди могут быть назначены в Совет Федерации от региона».

Бывший депутат Госдумы, сопредседатель РПР-ПАРНАС Владимир Рыжков утверждает, что сам по себе СФ вообще ничего не решает, а потому нет никакой разницы, как он формируется. «Он ничего не делает, а просто штампует все, что ему приходит из Думы. единогласно, как это было в последний раз с «антимагнитским законом», – заявил «НИ» политик. – Этот орган является ширмой и не работает как парламент. И эти якобы выборы – тоже имитация, потому что люди будут выбирать губернатора, а рядом с ним укажут каких-то никому не известных людей. Потом из этих троих еще губернатор кого-то выберет, не понятно, по каким критериям. Это все игры, имитация политической реформы, а на самом деле – это сохранение существующего статус-кво, когда Совет Федерации ни на что не влияет и ничего не решает».

Эксперты сходятся во мнении, что самым правильным вариантом повышения роли и уровня доверия к парламенту были бы прямые выборы сенаторов. «Так было в 1993 году, когда по два члена СФ выбирались напрямую, и это был самый авторитетный состав верхней палаты за всю историю парламента, – напомнил Владимир Рыжков. – Там было очень много ярких и уважаемых в народе политиков. Совфед тогда брал на себя ответственность, корректировал законы и отстаивал права регионов, как и должен по Конституции. Нынешние нововведения ничего не изменят».

На встрече с руководителями думских фракций в ноябре прошлого года президент утверждал, что он и сам считает необходимым перейти к прямым выборам сенаторов. Сомнения главы государства вызывал только тот факт, что для того чтобы реализовать этот принцип формирования Совфеда, нужно будет менять Конституцию. Правда, это не такая уж большая проблема. Например, увеличение президентского срока правления с четырех до шести лет в 2008 году прошло довольно гладко. Все потому, что Дума и Совет Федерации в едином порыве (и надо сказать, если требуется, очень оперативно) принимают законы, спущенные им Кремлем. Потом те же законы без отступлений копируются регионами, и система полностью оказывается под жестким контролем центра.

О том, что главная функция верхней палаты парламента – выражение и отстаивание интересов территорий, похоже, уже давно забыли и сами сенаторы. «Переговорная площадка» между федеральным центром и регионами превратилась в послушную структуру, где сенаторы если и высказывают свое мнение, то потом его резко меняют на то, которое угодно власти, оправдываясь, что никакого давления на них не производится. «Центральная власть во всех государствах хочет всем управлять, не важно в США, Германии или у нас, – пояснил «НИ» гендиректор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков. – Но, встречая отпор на региональном уровне, власть вынуждена идти на переговоры и в итоге выходить на оптимальное решение, которое устроит и государство, и регион. У нас так было, когда в Совет Федерации входили избранные губернаторы с большим уровнем легитимности и представители областных заксобраний. Новая формула, которую изобрели после этого, сильно принизила уровень Совета Федерации. Он перестал исполнять свои конституционные функции. Никто всерьез не воспринимает этот орган, включая федеральную власть. Региональная власть не видит в нем своего защитника. Отсюда и состав Совета Федерации. Он состоит из трех примерно равных частей. Первая часть – отставные губернаторы, они неплохо знают проблемы своих территорий. Вторая часть – лоббисты, представители промышленно-финансовых групп, которые вообще не знают те регионы, которые представляют. И третья часть – представители региональных элит, которые в Москве могут заниматься продвижением своих собственных интересов» По словам политолога, всенародная выборность Совета Федерации чиновникам высшего уровня невыгодна, поскольку появится некая альтернатива: сенатор – легитимный и, может быть, более популярный, чем губернатор, человек.

Правда, есть проблема, которая намного сильнее всех других процедурных препятствий. Даже если выборы в Совет Федерации станут прямыми и всенародными, они наверняка мало чем будут отличаться от тех же думских выборов, которые многие не считают особенно честными. «Мы постоянно изобретаем велосипед. Хоть бы одни выборы состоялись по тем же правилам, что и предыдущие, – констатировал Валерий Хомяков. – Ни одних таких выборов нет. А если выборы будут нечестными, какая разница, какой избирательный закон? Никакой. Все равно «накидают» сколько надо. Это когда выборы честные, тогда принципиально важно, каковы правила игры».

Опубликовано в номере «НИ» от 6 февраля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: