Главная / Газета 24 Января 2013 г. 00:00 / Политика

Чувства или права?

Вопрос о введении уголовного наказания за оскорбление верующих расколол депутатов и правозащитников

НАДЕЖДА КРАСИЛОВА

Вчера состоялось специальное заседание Совета по правам человека при президенте РФ (СПЧ) на тему правовой защиты религиозных чувств. Авторы законопроекта и представители религиозных конфессий настаивали на том, что права верующих требуют дополнительной защиты, поскольку «страна в опасности». Правозащитники в свою очередь обращали внимание на неопределенность термина «оскорбление религиозных чувств» и на то, что права верующих и без того защищены действующим законодательством. В итоге члены совета проголосовали за экспертное заключение СПЧ, а участники заседания договорились о дальнейшем совместном поиске решения проблемы.

На вчерашнем заседании СПЧ был аншлаг. Кроме членов совета и профильных экспертов обсудить тему защиты религиозных чувств пришли депутаты Госдумы, выступившие авторами законопроекта, представители религиозных конфессий, юристы.

В результате на входе в здание офиса СПЧ на Старой площади образовалась внушительная «пробка» из желающих попасть на заседание. Приехал поделиться своим мнением и один из авторов законопроекта Владимир Жириновский. Речь лидера ЛДПР, как всегда, была зажигательной. Вначале он очень удивил членов совета, отметив, что имеет определенное отношение к правозащитникам. «Моя бабушка была на Соловках, а отец – в трудовом лагере в Сибири», – проинформировал Жириновский. По мнению лидера ЛДПР, законопроект необходимо обязательно принимать, поскольку сейчас «наша страна и православие находятся в опасности». Произнеся с трибуны свою тревожную речь, Жириновский сразу же покинул заседание и своих оппонентов уже не услышал.

Его позицию продолжил отстаивать другой либерал-демократ и также один из авторов законопроекта, председатель думского комитета по религиозным организациям Ярослав Нилов. «У нас больше не было сил терпеть, общество ждало только сигнала, поскольку предпринимались попытки на религиозной почве раскачать лодку, – продолжал нагнетать ситуацию депутат. – Уже даже улица начала наводить порядок». В то же время Нилов признал, что изменения в законопроекте все же нужны. Ключевой момент, по которому разошлись авторы законопроекта и правозащитники, – это необходимость введения уголовного наказания за оскорбление чувств верующих.

Представители религиозных конфессий поддержали авторов законопроекта. Президент Федерации еврейских общин Александр Борода сказал, что статья Конституции, которая предусматривает гарантии прав верующих, недостаточна, поскольку «опасность слишком велика». В новом законе должны появиться профилактические меры борьбы с нарушением прав верующих.

Председатель Отдела Московского патриархата по взаимоотношению церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин предостерег, что в прошлом оскорбления по религиозному признаку часто «заканчивались кровью». «Свобода должна и может быть ограничена интересами безопасности людей, – аргументировал свою позицию Чаплин. – Оскорбления религиозных символов, предметов и мест для верующих недопустимо всегда и в любом месте».

Дальше дали слово оппонентам законопроекта. Нынешний законопроект не отвечает поставленным целям, заявил член СПЧ, руководитель рабочей группы по гражданским свободам и гражданской активности Николай Сванидзе. По мнению журналиста, новый закон не объединит людей, а, напротив, приведет к дроблению и сегментации общества. «Фон с Pussy Riot не мог не подействовать на разработчиков закона, – отметил г-н Сванидзе. – Некоторые пассажи законопроекта усилят применение правоприменительного произвола». По мнению Сванидзе, в тексте содержатся формулировки, не поддающиеся четкому определению. Например, предлагается защищать «религии, составляющие историческое наследие России». «А что составляет наследие России? – спросил у зала Сванидзе. – Тогда мы должны учитывать интересы язычников. «И старообрядцев», – добавил сидящий в президиуме Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин.

По мнению большинства членов Совета, никакого отдельного законопроекта, чтобы защитить религиозные чувства, не требуется. Достаточно того, что уже предусмотрено в статье Конституции, где говорится о защите прав верующих. Этой позиции придерживается и Уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин. «Все права и чувства людей, безусловно, должны быть защищены, – сказал «НИ» Владимир Лукин. – Но они и так уже защищены существующим законодательством. Нет необходимости выделять их в отдельный законопроект. Правовая неопределенность и отсутствие объективного критерия применения в предложенном законопроекте могут привести к тому, что к ответственности за оскорбление чувств верующих могут быть привлечены невиновные граждане».

Следующим в списке докладчиков значился член СПЧ Иосиф Дискин, который на прошлой неделе выступил с инициативой заменить существующий проект закона расширенной концепцией, которая предусматривает не только защиту религиозных, но и других чувств, включая патриотические, национальные, атеистические. Кроме того, он предложил поделить страну на зоны, где можно, а где нельзя оскорблять чувства верующих. Никто из членов рабочей группы, на которой Дискин озвучивал свою идею, это предложение не поддержал. Но вчера автор идеи на заседание СПЧ почему-то не явился. Резко критиковавшая идею Иосифа Дискина Ирина Хакамада вчера повторила ряд своих замечаний. «Этим законопроектом мы пытаемся опираться на худшие качества человека, – пояснила г-жа Хакамада. – Это абсолютное недоверие к человеку. Мы признаем, что российская нация не может сама регулировать свои отношения».

Выслушав всех участников заседания, Михаил Федотов предложил проголосовать за экспертное заключение, разработанное членами СПЧ. В подготовленном экспертном заключении СПЧ указывается на юридическую неопределенность формулировок существующего законопроекта. Кроме того, в документе отмечается, что выделение ряда религиозных объединений, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия, «носит дискриминационный характер». При этом, как подчеркнул глава СПЧ Михаил Федотов, совет пока не рассматривал вопрос о санкциях за оскорбление религиозных чувств. «Сначала надо договориться о концепции отдельных дополнений в существующие статьи УК РФ, договориться, что является преступлением», – отметил Федотов.

Кворума из членов СПЧ в зале не оказалось, поэтому Федотов, подсчитав, кто из присутствующих в зале «за», а кто «против», предложил остальным членам совета проголосовать дистанционно в электронном виде. Кроме того, решено, что члены совета объединят свои усилия с депутатами в разработке совместных предложений.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 января 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: