Главная / Газета 26 Декабря 2012 г. 00:00 / Политика

Болевые точки

Тугой узел внешнеполитических проблем, завязавшийся в этом году, России придется распутывать долго

КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВ, ЮЛИЯ ЗАБАВИНА, ЯНА СЕРГЕЕВА, Киев

Сегодня Совет Федерации планирует рассмотреть законопроект о санкциях против граждан США в ответ на принятие американцами «списка Магнитского» – перечня мер против российских граждан, причастных, по мнению американских властей, к нарушениям прав человека. Что бы ни решили сенаторы и как бы ни прореагировали на это решение в Вашингтоне, уже сейчас очевидно одно: следующий год будет очень непростым для российской дипломатии. Помимо неожиданно громкого конфликта с Америкой в этом году появилось сразу несколько абсолютно новых для России внешнеполитических болевых точек. Самое же неприятное для российских властей заключается в том, что для разрешения накапливающихся внешнеполитических проблем им, возможно, придется апеллировать не только к зарубежным политикам, но и к их народам, а также – и это, похоже, гораздо больше пугает наших чиновников – к собственному народу.

Кнопка перезагрузки отношений двух стран, которую радостно нажимали российские и американские политики, не сработала.<br>Фото: EPA. FABRICE COFFRINI
Кнопка перезагрузки отношений двух стран, которую радостно нажимали российские и американские политики, не сработала.
Фото: EPA. FABRICE COFFRINI
shadow
Иногда, если судить по телевизионной «картинке», которую видят, по крайней мере, российские зрители, может создаться обманчивое впечатление, что Россия и США периодически находятся в режиме жесткого противостояния, где каждая из сторон считает другую чуть ли не воплощением абсолютного зла. Между тем это противостояние, какими бы резкими заявлениями ни обменивались руководители двух стран, никогда не напоминало бои без правил. Правила существовали. Им и американский Белый дом, и российский Кремль неукоснительно следовали. В частности, и Москва, и Вашингтон молчаливо признавали, что, какой бы грозной ни была риторика, нельзя от нее переходить к санкциям против конкретных лиц. «Неприкасаемыми», которых запрещалось трогать в угоду политической ситуации, в России были граждане США, их бизнес, а также организации, поддерживаемые из американского бюджета. В свою очередь в США и Европе до поры до времени себя чувствовали в безопасности российские бизнесмены.

Будущие историки, наверное, не придут к единому мнению, с какой именно точки это негласное соглашение было нарушено: с гибели ли в московском СИЗО юриста американского фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского или с ареста американскими спецслужбами россиянина Виктора Бута. Не имеет значения и то, насколько болезненными для обеих сторон будут уколы, которые они смогут друг другу нанести. «Для российско-американских отношений, для позиции российских властей важно даже не то, кто есть в «списке Магнитского»: важен сам факт его появления, – сказал «НИ» политолог Алексей Макаркин. – Все-таки в современном глобальном мировом сообществе правила игры задают западные страны и Америка – в частности. Подобные списки – это как бы шаг к исключению из этого сообщества». Перспектива, что и говорить, пугающая – но, как оказалось, далеко не для всех россиян.

Кто для кого «свой»

Перед обсуждением российского ответа на американские санкции – «закона Димы Яковлева»– на сайте американского Белого дома было свернуто не анонимное голосование по вопросу о включении в «список Магнитского» всех депутатов Госдумы.

Свои подписи под требованием таким образом расширить список «невъездных» в Америку могли поставить как американцы, так и россияне (судя по именам подписавшихся, последние преобладали). Для того чтобы петиция поступила на рассмотрение администрации президента США, требовалось, чтобы ее поддержали 25 тысяч человек. Но только через пять дней голосования подписей было уже 75 тысяч. Что и побудило администрацию американских чиновников прекратить сбор подписей, оставив пространную запись на сайте, общий смысл которой можно передать одной фразой: хватит, ваше мнение учли.

Можно, конечно, отмахнуться от этой весьма не красящей наши власти информации, к примеру, обвинив американцев в «накрутках» (что, кстати, в некоторых блогах уже сделали), если бы она не сочеталась с результатами опросов общественного мнения. По данным Аналитического центра Юрия Левады, большинство россиян (почти 44%) высказываются «за» или «скорее за, чем против» санкций властей США и Евросоюза по отношению к российским чиновникам, виновным в нарушениях прав человека. Причем в числе этих россиян много тех, кто понятия не имеет, кто такой Сергей Магнитский, скончавшийся в российской тюрьме. Получается, что, вводя санкции, американские власти ударили в самое уязвимое место российской власти. Они воспользовались вековой неприязнью нашего народа к «начальству», традиционно всевластному и не подконтрольному никому, кроме, может быть, еще большего «начальства». Создается впечатление, что именно в роли такого большого начальника, заморского «царя», который может призвать наших зарвавшихся «бояр» к ответу, многие наши граждане и восприняли Америку. Все это предъявляет российским властям немалые требования. Придется доказывать, что наша власть сама может быть «царем» и судьей в своем доме, и, учитывая, что Россия претендует на роль локомотива интеграции на постсоветском пространстве, не только в своем. Получится ли это?

Уговаривать Украину присоединиться к Таможенному союзу придется долго.
shadow Борьба за Украину

Если бы не российско-американское противостояние, главным внешнеполитическим событием последнего месяца 2012 года, безусловно, стала бы отмена18 декабря поездки в Россию президента Украины Виктора Януковича. Именно украинское направление, похоже, станет одним из главных приоритетов российской внешней политики на следующий год. «Сейчас экономическая интеграция в рамках, допустим, ЕврАзЭС и Таможенного союза является необходимой, – считает известный экономический публицист, директор консалтинговой группы «Неокон» Михаил Хазин. – Она выгодна и России, и Украине. Многие украинские товары не примут в Европе, особенно теперь, в условиях экономического кризиса, зато примут в России. Проблема в том, что украинская элита за последнее время была ориентирована на другой проект, на интеграцию в западные структуры. Поменять этот вектор будет трудно».

Именно с возможной «сменой вектора» связали поездку Януковича в Киеве. Местные политики уже окрестили ее «моментом истины», своеобразной точкой отсчета, начиная с которой Украина откажется от бесконечных попыток лавирования между Востоком и Западом, двинется в сторону интеграции в восточном направлении. Назывались даже конкретные документы, касающиеся вступления страны в Таможенный союз, которые собирался было подписать украинский лидер. Однако визит не состоялся. По одной из версий, решающим фактором, повлиявшим на отмену поездки, стали данные социологических опросов, которые легли на стол Януковичу. По ним получалось, что известие об уступках Москве будет слишком негативно воспринято в обществе. И Янукович накануне утверждения правительства в Верховной раде предпочел не рисковать. «Для интеграции мало сказать: «Вас не берут в Евросоюз, идите к нам, потому что вам все равно больше некуда деться». Надо еще чем-то привлекать. А с этим у Кремля проблемы», – считает украинский политик Юрий Ключковский.

Грузия: повторение пройденного?

В ближайшее время умение привлекать может понадобиться России и применительно к другой стране – Грузии. Проигрыш сторонников Михаила Саакашвили на парламентских выборах и победа партии «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили породили надежду на то, что в ближайшее время отношения двух стран улучшатся. Однако с момента выборов новое грузинское правительство и Кремль скорее обменялись заявлениями о добрых намерениях, нежели сделали какие-то реальные шаги к тому, чтобы хотя бы восстановить дипломатические отношения, прерванные из-за войны в августе 2008 года. Но «момент истины» наступит скоро, точнее уже 23–27 января, на Давосском форуме, где Иванишвили, как он заявил на своей недавней пресс-конференции, проведет встречу с Владимиром Путиным или Дмитрием Медведевым. Получит ли Россия в лице Грузии если не союзника, то хотя бы не противника или сработает тот же фактор, что и на Украине, – наша страна покажется слишком малопривлекательной для смены внешнеполитического вектора в ее сторону? Ответ на этот вопрос зависит не только от Тбилиси, но и от Москвы.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 декабря 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: