Главная / Газета 11 Июля 2012 г. 00:00 / Политика

Явные «агенты»

Некоммерческие организации научились переносить нападки властей, однако желания работать в России у них становится все меньше

НАДЕЖДА КРАСИЛОВА

В пятницу в Госдуме собираются сразу во втором и в третьем чтении принять законопроект, усиливающий требования к некоммерческим организациям (НКО)и прописывающий критерии, по которым их можно причислить к «иностранным агентам». Для самих НКО это не ново – условия их существования в России на протяжении последних лет стабильно ухудшались. Однако новый законопроект может попросту уничтожить многие из них, лишив международной финансовой поддержки. Получить клеймо иностранного агента имеют шанс практически все некоммерческие организации, включая профсоюзы, университеты, министерства и ведомства. Авторы законодательной инициативы готовы сделать исключение лишь для Русской православной церкви.

Помощь больным детям может оказаться в списке опасных для суверенитета России видов деятельности.
Помощь больным детям может оказаться в списке опасных для суверенитета России видов деятельности.
shadow
В конце прошлой недели Госдума приняла в первом чтении законопроект, который обязывает НКО регистрироваться в качестве иностранных агентов. Документ наделяет статусом «иностранного агента» российские некоммерческие организации, занимающиеся политической деятельностью и имеющие зарубежные источники финансирования. Попавшим в этот список структурам грозят более частые проверки, а также повышенные штрафы за различные нарушения. Для тех, кто скроет документы, по которым НКО можно включить в список «иностранных агентов», предусмотрено наказание до двух лет лишения свободы. Под действие новых правил, по оценкам авторов, могут попасть около тысячи НКО из 230 тыс., зарегистрированных в России. В том числе независимые наблюдатели из «Голоса», российский филиал Transparency International, «Международная амнистия».

Сами правозащитники и представители НКО полагают, что если будет принята нынешняя редакции закона, то в «черный список» попадут практически все некоммерческие организации. Кроме того, объявить себя «иностранными агентами» будут вынуждены университеты, школы, музеи, профсоюзы и даже религиозные организации. По мнению правозащитников, в существующей редакции законопроект вводит в заблуждение жителей России и создает у них образ врага в лице некоммерческих организаций.

НКО в России не в первый раз оказываются под ударом властей. Первой ласточкой в истории борьбы государства с НКО принято считать историю со «шпионским камнем» в 2006 году. Именно тогда на государственном телеканале вышло «расследование» о неком устройстве, с помощью которого представители ряда НКО якобы передавали секретную информацию британской разведке. Сначала удар был направлен против двух организаций – Московской Хельсинкской группы и фонда «Евразия», который финансировала вовсе не Британия, а США. В результате представительство «Евразии» фактически прекратило свою деятельность в России, преобразовавшись в новую структуру, а вскоре отголоски этой истории испытали на себе практически все НКО. В том же 2006 году были приняты поправки, устанавливающие жесткий контроль государства над некоммерческими организациями, в первую очередь финансируемыми из-за рубежа. В частности, все НКО должны были пройти процедуру перерегистрации, которая значительно усложнялась – был расширен перечень оснований для отказа в регистрации, вводилась более детальная и частая отчетность. Сделано это было, как не скрывали авторы законопроекта, в том числе для пресечения «финансирования неправомерной политической деятельности из-за рубежа». Уже через год поправки, по данным главы Московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой, привели к закрытию 2,3 тыс. общественных организаций.

В июле 2008 года было принято решение о резком сокращении количества иностранных НКО, гранты на финансирование которых не подлежат налогообложению. Причем на этот раз под прицелом оказались не столько НКО, занимающиеся образовательными программами или открытием интернет-центров в регионах (по причине того, что их количество резко сократилось после перерегистрации), сколько благотворительные организации, специализирующиеся на помощи сиротам или инвалидам.

После этой истории на некоторое время ситуация с НКО в целом стабилизировалась, по крайней мере внешне, они перестали быть объектом пристального внимания со стороны властей. Однако, по мнению экспертов, сейчас ситуация вновь ощутимо стала меняться в неблагоприятную для многих организаций сторону. Например, налоговая инспекция стала требовать отчетность от некоммерческих организаций, ни по каким параметрам не подходящим под определение политических. Так, в адрес одной НКО, занимающейся проектными строительными работами, как рассказали «НИ», на прошлой неделе пришло письмо из налоговой службы, в котором содержится просьба представить отчет о деятельности организации за 2011 год. В частности, требуется обозначить цели деятельности организации и источники финансовых поступлений.

Ситуация в России в сфере НКО находится на спаде, полагает директор российского отделения «Международного центра некоммерческого права» Дарья Милославская. По ее мнению, организаций в стране меньше не стало, их количество даже немного увеличилось. Но из приблизительно 230 тысяч структур реально работает примерно треть. «Изменения в законодательство не очень влияют на то, больше или меньше становится НКО, – прокомментировала «НИ» правозащитница. – В последние годы, возможно, немного увеличилось количество социальных организаций. Связано это с введением понятия «социально ориентированная некоммерческая организация». Они могут получать государственные субсидии, участвовать в конкурсах наравне с коммерческими организациями.

Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow Более пессимистично смотрит на ситуацию глава ассоциации прав защиты избирателей «Голос» Лилия Шибанова, чью организацию авторы нового законопроекта об НКО считают одним из основных кандидатов на получение звания «иностранного агента». По мнению Шибановой, ситуация в этой сфере однозначно поменялась к худшему, начиная с того момента когда ужесточили отчетность НКО. С того времени сократилось очень большое количество организаций. Социальных осталось достаточно много, что связано с появлением муниципальных грантов. Однако явно уменьшилось экологических организаций, поскольку экологическая тема не входит в повестку дня нашей страны. Если вести речь об организациях, имеющих отношение к избирательным процессам, то чисто выборными процессами занимается один «Голос», считает г-жа Шибанова. «Когда мы начинали деятельность, то было много местных организаций, которые вели наблюдение за выборами, – рассказала «НИ» глава ассоциации. – Но по определению, которое дается в новом законе, под это определение попадают даже профсоюзы. Они ведь проводят митинги, борются за свои права и получают международную помощь. Сейчас делается все, чтобы лишить НКО этой возможности».

Авторы скандального законопроекта об НКО ссылаются на аналогичный американский законопроект, в котором также действуют иностранные агенты. Следует отметить, что закон под названием «Foreign Agents Registration Act» (FARA), принятый в США в 1938 году, был принят для борьбы с нацистской пропагандой. По словам главы организации Transparency International Елены Панфиловой ссылка на американский законопроект совершенно не убедительна. Да, там действительно идет речь о регистрации иностранных агентов. Но, кроме того, что принимался он в целях борьбы с нацисткой пропагандой, американский аналог, кроме всего прочего, четко структурирован. «Они же его просто переврали, – прокомментировала «НИ» г-жа Панфилова. – В американской версии законопроекта организации должны указать своих иностранных нанимателей. Иностранные агенты должны четко указать, что они действительно работают по указанию, поручению. Этот закон скорее имеет отношение к лоббизму, чем к сектору НКО». Кроме того, по словам Панфиловой, в отличие от российского аналога там большой список тех структур, которые под это звание не попадают. Например, юридические организации.

Главное же упущение российских законодателей в том, что они не уловили разницу между значением слова «политика» в английском варианте. По словам Елены Панфиловой, слово «политика» по-английски переводится двумя способами – politics и policy. И когда мы говорим о politics, то здесь идет речь о влиянии на политический процесс. А вот слово policy – это стратегия, выработка направлений деятельности жизни страны и общества. И это совсем другой вопрос. И это как раз имеет отношение ко многим организациям, например, помогающим детям, пожилым, бездомным, образовательным, просветительским структурам. «Они не лезут в политику, но они действительно вырабатывают «полиси», – полагает Панфилова. – А наши все смешали в кучу. Так что политикой называется – и одно, и другое, и третье, вообще все, что им нравится».

Под лейбл «иностранный агент» попадают также организации, помогающие больным раком детям. Директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова отмечает, что авторы законопроекта называют политической деятельностью организацию акций с целью влияния на государственную политику и влияние на общественное мнение. «Мы организуем акции, мы организуем открытые сборы подписей под письмами, и наша цель – действительно повлиять на политику в области здравоохранения, – пояснила «НИ» г-жа Чистякова. – Мы свою цель не скрываем, и более того, ей гордимся». Кроме того, фонд получает деньги от иностранных жертвователей, к примеру, украинских граждан, работающих в России и захотевших перевести деньги в фонд.

«Мы боимся, что доверие людей снизится, – продолжает Чистякова. – Сложно будет большинству населения объяснить, почему это вдруг мы стали иностранными агентами. Иностранный агент на нашем языке означает фактически «шпион». Не радует работников фонда и дополнительное бюрократическое бремя, которое может обрушиться на структуру.

Авторы законопроекта с критикой не согласны. Депутат «Единой России», зампред думского комитета по ЖКХ Александр Сидякин считает, что текст четко позволяет определить, кто занимается политической деятельностью, а кто нет. «Там обязательно наличие политических акций, участие в органах власти и влияние на государственную политику, – пояснил «НИ» депутат. – Я не исключаю, что кто-то какие-то поправки внесет». Несмотря на то что г-н Сидякин уверен в четкости формулировок, тем не менее он упомянул, что между первым и вторым чтением все-таки планируется вывести из-под действия законопроекта религиозные организации. Во фракции «Справедливая Россия», члены которой единственные в Госдуме проголосовали в первом чтении против законопроекта, также пока не определились, как они будут улучшать законопроект. Депутат Иван Грачев сказал «НИ», что рассматривается вариант более четко конкретизировать, что такое агент и на кого это будет распространяться. «Например, есть такая идея, что это будут только те, кто получает деньги от иностранного правительства», – пояснил он.

Опубликовано в номере «НИ» от 11 июля 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: