Главная / Газета 18 Июня 2012 г. 00:00 / Политика

Без права на обсуждение

Любая попытка граждан провести референдум в России объявляется «несоответствующей законодательству»

ЮЛИЯ САВИНА

Столичная общественность активно обсуждает возможность проведения городского референдума и вопросы, которые могут быть предложены для голосования – от перевыборов Мосгордумы до лишения чиновников мигалок. Инициаторы мероприятия считают, что им удастся преодолеть бюрократические препоны, опыт же показывает, что в России еще не было проведено ни одного референдума, заявителями которого выступили бы граждане, а не власть.

У россиян нет фактической возможности высказаться ни по вступлению страны в ВТО, ни по строительству завода в своем районе.<br>Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
У россиян нет фактической возможности высказаться ни по вступлению страны в ВТО, ни по строительству завода в своем районе.
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow
Российская Конституция устанавливает, что наряду со свободными выборами высшим непосредственным выражением власти народа является также референдум – всенародное голосование граждан РФ по законопроектам, действующим законам и другим вопросам государственного значения. Однако если опыт проведения выборов – подчас более честных, подчас менее – в стране имеется, то, как воспользоваться своим правом на референдум, мало кто из россиян имеет представление.

Неделю назад во время проведения в Москве «Марша миллионов» участникам акции предлагалось заполнить анкеты, посвященные темам готовящегося городского референдума. Инициаторами мероприятия выступают представители оппозиционной общественности, среди которых журналисты Сергей Пархоменко и Ольга Романова, лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов, депутат муниципального собрания «Пресня» Елена Ткач и другие. Как рассказала «НИ» г-жа Ткач, в данный момент вовсю идет обработка анкет. Наиболее «популярные» вопросы пока неизвестны, но инициаторы действа полагают, что референдум им провести разрешат. «У нас работают хорошие юристы, и вопросы будут составлены таким образом, что сложно их будет «завернуть», – уверяет собеседница «НИ». – Где-то 15 июля мы планируем выходить большой инициативной группой в триста человек на регистрацию в Мосгоризбирком».

Изначально планировалось, что главной темой референдума станет лишение легитимности Московской городской думы и перевыборы в столичный парламент. Однако, похоже, от этого вопроса придется отказаться. На прошлой неделе Мосгоризбирком уже отказал партии «Справедливая Россия» в регистрации инициативной группы по проведению референдума о самороспуске Мосгордумы, мотивировав это тем, что законодательство запрещает выносить на референдум вопросы о досрочном прекращении полномочий избранных органов власти. И никакие доводы о том, что в связи с расширением границ столицы необходимо расширять представительность ее жителей в законодательном собрании, на представителей Мосгоризбиркома, принимающих первичное решение, не подействовали.

Убежденность инициаторов в том, что им удастся «победить» избирком, пока не подтверждается практикой. История референдумов в России коротка и не очень успешна. Если вспомнить, когда в стране проходил сеанс «обратной связи» в последний раз, то на ум приходит лишь апрель 1993 года и знаменитое «Да-да-нет-да» – референдум о поддержке Бориса Ельцина и проводимого им политико-экономического курса. Далее шли референдумы только регионального и местного значения, которые проводились по велению свыше. Такими, к примеру, можно назвать референдумы об объединении субъектов, изменении границ поселений.

Так, 7 декабря 2003 года был проведен референдум жителей Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа о слиянии субъектов в единый Пермский край. 17 апреля 2005 года состоялись референдумы Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) и Эвенкийского автономных округов по объединению регионов. 23 октября 2005 года жителей Камчатской области и Корякского автономного округа опросили по поводу объединения в единый Камчатский край. В 2006 году также состоялся референдум об объединении Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, в 2007 году – об объединении Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа. Все перечисленные референдумы не сопровождались какой-либо реальной дискуссией, «за» высказывались от 70 до 97% проголосовавших, а потому данные мероприятия принято считать простой формальностью, которую властям приходится соблюдать, чтобы не нарушать закон.

Как отмечает председатель Межрегионального объединения избирателей Андрей Бузин, по федеральному конституционному закону «О референдуме» от 2004 года, ужесточившему процедурные вопросы, в стране вообще не проводилось ни одного по-настоящему народного референдума. «Это совершенно пустой закон, – заявил «НИ» эксперт. – По той причине, что там прописаны такие условия, что «снизу» инициировать референдум технически невозможно, а «сверху» это не надо. Поэтому законы не работают».

Практика подтверждает слова эксперта. Так, в Новосибирской области с февраля этого года тянется история с попытками гражданских активистов провести собственный региональный референдум. Сначала все складывалось довольно неплохо: представители гражданского движения составили вопросы, касающиеся демократизации правовой и политической системы. Среди них было образование на территории Новосибирской области уставного суда, учреждение института уполномоченного по правам человека в Новосибирской области, избрание мировых судей прямым народным голосованием на территории субъекта, а также введение института законодательной инициативы граждан и общественных объединений напрямую через законодательное собрание. Кроме того, предлагалось вынести вопрос об увеличении количества депутатов в заксобрании и увеличить детские пособия для некоторых категорий граждан. Как рассказал «НИ» сопредседатель «Гражданского движения Новосибирской области» Александр Жданов, избирательная комиссия Новосибирской области сначала согласовала вопросы, направив их в областную думу, там депутаты одобрили лишь три вопроса, а дальше региональный избирком отказался регистрировать инициативную группу, поскольку решение принимается «в целом». То есть даже по трем согласованным темам референдум провести не получилось. Добиться справедливости в суде инициаторам не удалось. «Власти Новосибирской области – и законодательное собрание, и избирательная комиссия, и суд – все органы власти и федеральные, и региональные, категорически против реализации конституционного права граждан на референдум. Прокуратура Новосибирской области их поддерживает, – констатировал «НИ» Александр Жданов. – На федеральном уровне мы уже не рассчитываем на поддержку Верховного суда или Центризбиркома, потому что считаем, что они ангажированы. Мы будем обращаться в Европейский суд по правам человека и думаем, что ЕСПЧ может вынести решение в нашу пользу, потому что право на референдум предусмотрено не только российской Конституцией, но и Конвенцией о защите прав и свобод Совета Европы».

Депутат Обнинской городской думы Людмила Шапиро, долгое время продвигавшая идею проведения референдума против строительства стекольного завода в Обнинске, уверена, что по инициативе граждан вынести важные вопросы на общественное обсуждение просто невозможно. «Есть несколько вариантов отказа, – поделилась опытом г-жа Шапиро. – Либо избирательная комиссия начинает придираться к подписям, как это происходит на выборах. Либо избиркомы не «заморачиваются», пропускают, а дальше вопросы референдума должны утвердить представительные органы. С тех пор как в них у нас обеспечено подавляющее большинство «Единой России», представительные органы просто говорят, что этот вопрос «не соответствует вопросам местного значения» или «не соответствует закону», причем получить юридически обоснованную аналитику невозможно».

Три года назад «Левый фронт» пытался провести в Москве референдум о возвращении выборов мэра. Однако это предложение было отклонено Мосгордумой – ее председатель Владимир Платонов обвинил участников инициативной группы в политическом пиаре, а вопросы, предложенные для референдума, назвал не соответствующими федеральному и московскому законодательству. Референдум о вступлении России в ВТО, инициированный группой экономистов и общественных деятелей, в апреле этого года, ЦИК также «завернул». Общественная дискуссия по столь глобальному вопросу власти показалась неуместной, а наше законодательство дает возможность отказывать в проведении референдума практически по любому вопросу.

Социологи утверждают: люди рассматривают референдумы как средство прямой демократии, и они уже готовы к ним. «Это весьма эффективный механизм волеизъявления народа, – пояснил «НИ» директор «Левада-Центра» Лев Гудков. – Но люди не верят в то, что власти допустят проведение референдума. Потому что и региональный, и федеральный референдум в наших условиях означал бы, что власть попадает под контроль граждан, чего нынешнее руководство категорически не хочет допускать. Здесь такая же ситуация, как и с выборами губернаторов. Абсолютное большинство было недовольно их отменой и настаивало на возвращении, рассматривая это как некую возможность контроля над властью и просто выражения общего мнения и воли людей. Но люди понимали, что нынешний режим ни в коем случае не допустит этого, поэтому пассивно со всем мирились».

По словам социолога, явка на референдум зависит от того, насколько тема действительно важна для людей, живущих в регионе, а не для власти. Если предмет обсуждения серьезный и касается представления о будущем и возможности выражения своих интересов, явка будет высокая. Важен и инициатор проведения референдума. Кстати, зачастую именно личность инициатора и оказывает решающее воздействие на одобрение или неодобрение вопросов инициативной группы.

Что же касается уже упомянутого московского референдума, проведение которого планируется в ближайшие месяцы, то эксперты сильно сомневаются в том, что это действительно произойдет. Вопрос о доверии к партии власти, который предлагают вынести на голосование гражданские активисты, скорее всего, объявят лежащим в политической, а не юридической плоскости. Вопросы, связанные с бюджетом, назовут несоответствующими законодательству. Тема с лишением столичных чиновников мигалок на служебном транспорте еще могла бы раскрутиться, но, как показывает практика, если список вопросов и отклоняют, то целиком.

Опубликовано в номере «НИ» от 18 июня 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: