Главная / Газета 17 Мая 2012 г. 00:00 / Политика

Николая бить можно

Прокуратура закрыла дело об избиении участника протестной акции из-за того, что он не беременный

ЮЛИЯ САВИНА

Московская прокуратура объявила о закрытии дела об избиении участника «Марша миллионов» сотрудником полиции 6 мая в столице. Правоохранители полагают, что раз объектом избиения омоновцем была не беременная женщина, а «студент по имени Николай» (это сотрудники прокуратуры почерпнули из СМИ), то и «дело возбуждено по несуществующему событию (т.к. женщину полицейский не избивал)».

Напомним, что уголовное дело было возбуждено по факту видеозаписи с Болотной площади 6 мая. На кадрах видно, как омоновец наносит удар ногой в живот человеку, которого тащат по земле двое его коллег. Из-за плохого качества записи многие приняли избитого митингующего за девушку, причем беременную. Более детальный просмотр показал, что потерпевшим был мужчина. Позже удалось выяснить его имя и статус – студент Николай. В связи с этим прокуратура Москвы отменила постановление Следственного комитета о возбуждении дела по факту избиения участника акции. «Установлено, что никакая беременная женщина насилию со стороны сотрудников полиции не подвергалась, а инцидент во время митинга произошел между сотрудником полиции и студентом по имени Николай, которые в ходе доследственной проверки не были установлены и опрошены», – сообщается на сайте ведомства. Кроме того, прокуроры обвинили следователей в грубом нарушении порядка возбуждения уголовного дела: те не установили личность потерпевшего, преступившего закон сотрудника полиции и очевидцев. Кроме того, остался не выяснен источник происхождения видеозаписи, которая стала предметом возмущения многих граждан и поводом к уголовному делу.

Кстати, правоохранители не исключили повторного рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела по результатам дополнительной проверки и при условии соблюдения УПК. Но возникает подозрение, что нового дела не будет. Омоновца до сих пор не нашли, хотя по всем правилам руководители должны знать, какие части и подразделения в каком месте находятся. По картинке можно было бы установить имя жестокого стража правопорядка, сверившись с делами участников разгона акции протеста. Но этого не случилось, по крайней мере, пока.

«Если бы царапинку нанесли омоновцу, то нашли бы десяток тех, кто это сделал, – заявила «НИ» глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. – К сожалению, у нашей прокуратуры и остальных государственных органов люди делятся на две категории: государственные служащие и все остальные. Государственные служащие особо охраняются законом и, не дай бог, с ними что-нибудь случится: их всегда стараются выгородить, а если чье-то действие направлено против них, то очень жестоко наказывают. Если же они жестоко обращаются с гражданами, то «не удается установить лицо». Получается, что можно нас метелить». Правозащитница уверена, что есть единственное действенное средство принудить власть уважать своих граждан, их права и достоинство, – это митинги образца декабря прошлого года. Правда, и они действуют не сразу, а со временем.

Как пояснил «НИ» юрист движения «За права человека» Евгений Ихлов, привлечь к ответственности избивавшего протестующих полицейского можно только теоретически. «В условиях, когда это избиение входило в согласованный с властями сценарий подавления, ничего сделать нельзя, – констатирует правозащитник. – Его не смогут найти или не смогут опознать. Никого это не волнует. Если пьяный полицейский, сбивший человека насмерть машиной, получает условный срок, то если бы даже доказали, что омоновец бил ногами беременную женщину и был выкидыш – он получил бы условно, разумеется, если бы его нашли. А неизвестного «студента Николая» можно бить ногами». Евгений Ихлов полагает, что разгон и жестокое избиение участников акций протеста 6 мая было «запрограммировано» более высокими чинами, чем оскандалившийся полицейский. А потому если омоновца привлекут к уголовной ответственности, то в следующий раз «другим будет урок», и они, возможно, откажутся от избиения участников. «А власти нужно, чтобы была острастка, надо напугать, чтобы остальным неповадно было, – прокомментировал правозащитник. – Это ровно то же, что и штрафовать на миллион рублей, запрещать быть организаторами митингов тем, кто раньше за это привлекался и так далее».

Что же касается самого пострадавшего, превратившегося из «беременной женщины» в «студента из Подмосковья Николая», то он может подать заявление об избиении в ту же полицию. Другой вариант – обратиться в суд, но и здесь должны быть представлены доказательства избиения и установлен конкретный сотрудник МВД, ударивший потерпевшего.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 мая 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: