Главная / Газета 15 Мая 2012 г. 00:00 / Политика

«Существующая политическая система себя исчерпала»

Историк Игорь Чубайс

МАРГАРИТА АЛЕХИНА

Сегодня в Москве состоится неформальный саммит стран СНГ, на котором, как ожидается, вновь будет поднят вопрос о преобразовании Евро-Азиатского экономического сообщества (ЕврАзЭС, в нем состоят восемь бывших республик СССР) в Евразийский экономический союз. По наиболее смелым оценкам, ЕврАзЭС могут ликвидировать уже в этом мае, по другим прогнозам, это произойдет лишь к январю 2015 года. Новая организация должна превратиться в аналог Европейского сообщества. Начинать нужно не с объединения с соседями, а с демократических реформ и обустройства страны, убежден директор Центра по изучению России Игорь ЧУБАЙС. В интервью «НИ» он пояснил, почему отмена таможенных барьеров не приведет к снижению цен, кому выгодно привлечение в Россию гастарбайтеров из бывших советских республик и в каком качестве нашу страну могут принять в НАТО.

shadow
– За более чем 20 лет существования СНГ оно так и не стало ни политическим, ни экономическим союзом. Насколько возможно объединение бывших советских республик?

– Когда происходит авария, скажем, падает самолет, первым делом приостанавливаются полеты этой авиакомпании и этой модели самолета, начинается расследование и, пока не выяснят причины, полеты не возобновляются. А у нас распался СССР, и в ответ создали СНГ, которое тоже фактически распалось. Прежде чем создавать новые нежизнеспособные объединения, нужно понять, почему распались прежние!

– Почему же они распались?

– Давайте сначала посмотрим на опыт других стран. Евросоюз, например, удачно интегрируется. У людей, которые там живут, есть ощущение, что, хотя проблемы существуют, они будут решены, и Евросоюз никто не покидает. Государства, которые входили в соцлагерь, а теперь входят в Евросоюз, достаточно успешны, хотя наши СМИ эту картину постоянно выворачивают наизнанку. Как только я начинаю говорить о Польше, об Эстонии, мне возражают – там же кризис! Да, там кризис. Но проблемы у них скорее в том, что «жемчуга мелковаты», а у нас – в том, что «щи жидковаты». Средняя зарплата в Эстонии уже 900 евро – почти вдвое больше, чем у нас.

– Что в СНГ делали не так?

– СНГ – это облако в штанах. У Содружества независимых государств нет программы, нет цели и соответственно нет никаких осязаемых результатов. Примерно как у «Единой России». Внутренние отношения между странами СНГ неустойчивы, они проходят всю гамму возможных вариантов. То нам по телевизору рассказывают, что Лукашенко – брат родной, то – что последний негодяй. То мы с Таджикистаном не разлей вода, то там пилотов наших хватают, о чем мы узнаем спустя полгода. Политика состоящих в СНГ государств определяется не столько волей их народов, сколько сиюминутными интересами бюрократии. Да, создали Таможенный союз (Россия, Белоруссия, Казахстан. – «НИ»), отменили внутренние таможенные сборы. Но взамен появятся новые надгосударственные чиновничьи структуры, увеличится численность столоначальников, и поэтому цены на потребительском рынке не снизятся.

– Как сделать, чтобы снизились?

– Нужно перейти от экстенсивного к интенсивному развитию. Для начала – прекратить экспорт углеводородов. Ведь продукты нефтепереработки – в десятки, а то и в сотни раз дороже исходного сырья. Например, из нефти делают синтетический каракуль... Переработка нефти – это новые рабочие места, новые технологии, новые доходы. Кстати, уже в конце ХIХ века Николай II запретил экспортировать нефть, и Нобель, добывавший ее в Баку, строил перерабатывающие предприятия. Еще один шаг – появление нескольких миллионов фермеров. Несколько миллионов хозяев, у которых будут свои собственные политические интересы. Они потребуют принимать соответствующие законы, и правящей группировке придется делиться властью. А поскольку делиться они не хотят, мы закупаем половину продовольствия за рубежом. По этой же причине не развивается промышленность и происходит управляемая демографическая катастрофа. Таджикистан, Кыргызстан живут за счет отправки «избыточного» населения в Россию, и мигранты кормят и свои семьи, и свои отсталые режимы. А с тех денег, которые мигрантам не доплачивают, кормятся наши коррумпированные бюрократы. И наша страна отстает все сильнее. У нас же вместо новых технологий – новые гастарбайтеры. Уже сейчас в России более 50% активного мужского населения – нерусские! Неудивительно, что социальное напряжение все чаще выливается в межэтнические конфликты. Если Сталин проводил депортации народов, то сегодня проводится гастарбайтеризация страны под прикрытием маскхалата с красивой надписью «ЕврАзЭС».

– Как эту ситуацию переломить?

– Надо признать, что существующая политическая система себя исчерпала, и ее необходимо демонтировать. Вопрос в том, как это сделать с наименьшими потерями. В демократической системе такие вопросы решаются на выборах. У нас пока надежда на митинги и голодовки. Но чем жестче режим, тем с большим треском он ломается.

– А с бывшими советскими республиками объединяться надо? Ведь у нас разные религии, культуры, экономики...

– Сближение необходимо. Между странами существует жесткая конкуренция, и весомее мнение того, чей потенциал выше. Интеграция с соседями повышает наш вес в мире, а отсутствие друзей и союзников превращает Россию в государство третьего сорта. Народы наших стран осознают свою историческую и не только историческую связь. И если перемены раньше начнутся у соседей, это повлияет и на настроения у нас. Показательно, что истерия официальных СМИ по поводу «оранжевой революции» не затихает по сей день, хотя «оранжевая революция» – это просто требование честных выборов. Если в странах Центральной Азии начнутся демократические реформы, Сингапур, Тайвань и Южная Корея будут для них более привлекательны, чем коррумпированная российская бюрократия. И если к этому времени реформы не произойдут у нас, мы утратим влияние в Центральной Азии. Кстати, опыт Грузии показывает, что многие проблемы, которые у нас изображают как неразрешимые, на самом деле вполне разрешимы. Песни Нургалиева про то, что нужно вырастить новые поколения для новой полиции, в Тбилиси опровергли за несколько месяцев. Собственно, и у нас в периоды, когда власти этому содействовали, серьезные изменения происходили достаточно быстро: появились предприниматели, малый бизнес, возродилось православие...

– Грузия – маленькая, ей легче.

– Это недоразумение повторяют часто. Армения тоже маленькая, но те же проблемы не решила. Дело не в размере страны, а в существующей политической системе, в наличии политической воли. Россия является пока более сильным игроком, чем республики Центральной Азии и, соответственно, ситуация у нас влияет на соседей гораздо больше, чем ситуация у них. После 91-го года у нас был реальный шанс стать лидером и новым интегратором, для этого имелись все возможности. Мы могли запустить свой российский «план Маршалла». Нужно было, продавая нефтепродукты, не вкладывать эти деньги в американские фонды, а помочь Центральной Европе и Центральной Азии в становлении демократии, в экономической модернизации, в поддержании высокого уровня образования. Этот шанс упущен. После прихода большевиков мы к 1928 году вышли на уровень развития, который был в России в 1913-м. После 1991 года прошло 20 лет, но мы так и не вышли на экономические показатели «конца СССР».

– Насколько возможно воссоединение России с Украиной?

– На Украине до сих пор не решен вопрос, в какую сторону идти. То ли ей блокироваться с Россией, то ли быть ближе к Западу.

– А если России попробовать стать ближе к Западу, вступить в Евросоюз?

– Вопрос не в том, к кому присоединиться, а в том, в каком качестве. Россия может и в НАТО войти. Но для этого придется, грубо говоря, лечь под НАТО. Не вы будете им ваши интересы диктовать, а они вам.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 мая 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: