Главная / Газета 23 Января 2012 г. 00:00 / Политика

«Убить меня могли неоднократно»

Председатель общественно-политического движения «Ватандор» Дододжон Атовуллоев

ДМИТРИЙ АЛЯЕВ

Таджикский журналист и лидер оппозиционного таджикистанского общественно-политического движения «Ватандор» Дододжон АТОВУЛЛОЕВ оправился от недавнего покушения, во время которого получил несколько ножевых ранений. В интервью «НИ» оппозиционер поделился своим видением того, кто и за что мог на него напасть, и рассказал о том, чего ждать России от Таджикистана в ближайшее время.

shadow
– Предупреждал ли вас кто-то о готовящемся покушении? Были ли угрозы?

– До Нового года я несколько раз получал предупреждения, в том числе и от моих друзей, о том, что на меня готовится покушение. Но за 20 лет у меня, наверное, несколько притупилось чувство страха и опасности, поэтому я и не придал этому особого значения. За несколько дней и буквально накануне покушения возле дома я заметил каких-то людей и какие-то сомнительные машины. Было ощущение беспокойства, но все равно я до конца не верил, что они на территории другой страны, на территории Москвы могут пойти на такое преступление. За всю свою жизнь я уже заработал на много лет тюрьмы в государстве Рахмонова, и убить меня могли неоднократно. Но на этот раз их чашу терпения переполнил скандал с российскими летчиками, во время которого их очень задели мои выступления. Я знаю, что прошло крупное «высокое» совещание, где выражалось недовольство моей деятельностью в последнее время. Эта версия о том, что русские летчики были задержаны именно для того, чтобы их обменять на сына члена правительства Амунулло Хукумова Рустама, который является родственником Рахмонова, сыграла для них решающую роль, потому что эту версию впервые озвучил я. И потом эта версия пошла по всему миру. И так и вышло. После того, как летчиков освободили, вы знаете, мне было удивительно, что юный наркобарон, которого в Москве арестовали с девятью килограммами героина и которому дали 9,5 лет, накануне Нового года был спешно освобожден и потом уже гулял в Душанбе, отмечал свое освобождение. Мне было стыдно, я до конца не верил, что в России могут так поступить после всех плевков, после всех оскорблений, которые звучали в адрес РФ и российского руководства со стороны таджикских властей. Вот тогда-то, на этом совещании, кто-то и сказал, что надо убрать «Геббельса Кремля», то есть меня. Почему-то впервые мне дали эту новую кличку – раньше меня называли агентом международного сионизма, исламским фундаменталистом, русским агентом. Тогда, я думаю, и началась эта спецоперация, которая закончилась провалом. В истории со мной и летчиками главным фактором был именно сын Хукумова. Они с самого начала предлагали огромные деньги, добивались, чтобы его не посадили, даже после того, как его посадили, пытались «договориться» о его освобождении, но у них так тогда ничего и не получилось. Поэтому и произошла история с пилотами. Теперь сам факт того, что освободили человека, от рук которого, может быть, в России погибло немало детей, покалечены жизни, говорит о том, что таджикские наркобароны действительно всемогущи.

– Но, может, после этого случая поток наркотиков в страну хоть на какое-то время сократится? Хотя бы из осторожности...

– Нет. Наоборот. Они теперь почувствовали свою силу. Они знали, что до 10 января в РФ новогодние каникулы, поэтому и особой огласки освобождение наркобарона не получило. Вообще, в любой другой стране это должно было бы стать предметом расследования. Как в нормальной стране могут освободить наркобарона, вина которого полностью доказана судом, который сидел в тюрьме, который использовал все законные и незаконные возможности себя оправдать, но так и не оправдал? Это говорит или о том, насколько сильны стали таджикские наркобароны, или о том, что в Москве есть силы, которые их активно поддерживают. Рахмонов очень хочет понравиться Западу и даже уже ради этого не особо дорожит отношением с Россией. Чего раньше за ним не замечалось.

– То есть таджикский лидер в любой момент может сменить внешнеполитические приоритеты?

– Он дал много обещаний Пекину, Ташкенту, Тегерану, Вашингтону, Москве, Брюсселю. У одних берет кредиты, у других заручается политической поддержкой, у третьих просит помощи в вооружении и обороне. Но сейчас ни одна сила, ни одна страна не может защищать режим Рахмонова, потому что его режим уже настолько непрочен, что может развалиться, как карточный домик. За последние 20 лет уже выросло поколение таджикистанцев, которое не верит сказкам Рахмонова про прекрасное будущее. Сегодня каждый таджик уже испытал на себе «прелести» этого режима. Поэтому сейчас Рахмонов пойдет ва-банк. Я не последний, сейчас началось давление на всех таджиков, которые хоть что-то значат в обществе, бизнесе, политике. Кроме этого, власти Таджикистана собираются организовать агентурную сеть во всех больших городах России, чтобы узнать настроения гастарбайтеров. На это выделены огромные деньги. Через год должны пройти президентские выборы и Рахмонов очень сильно этим напуган. Мы понимаем, что эти выборы будут новым фарсом, но мы к этому тоже готовимся. Если президент действительно добровольно уйдет, то преследовать его оппозиция не будет, если же нет, то на следующий год на улицы выйдет народ. Поэтому этот год будет годом мощнейшего давления на любое инакомыслие. Нет ни одной семьи, в которой кто-то не работает за границами Таджикистана. В Душанбе остались чиновники, дети наркобаронов и люди, которые работают в международных или зарубежных организациях. Если раньше среди трудовых мигрантов не было девушек и женщин, то сейчас приезжают и они. Если не было школьников, то сейчас приезжают на заработки после 8 класса. В дальнейшем эту армию мигрантов Рахмонов может использовать в своих целях и против России.

– В заключение... Как продвигается расследование покушения на вас?

– Я пока ничего об этом не знаю. Следователь со мной еще не общался.

Опубликовано в номере «НИ» от 23 января 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: