Главная / Газета 16 Декабря 2011 г. 00:00 / Политика

Путин говорит

Подготовил Михаил КРЮЧКОВ
Фото: EPA
Фото: EPA
shadow
В четверг состоялось очередное общение Владимира Путина с народом. Премьер-министр и кандидат в президенты РФ отвечал на вопросы граждан в прямом эфире двух телеканалов и трех радиостанций. Нынешняя «прямая линия» была десятой по счету, в каком-то смысле юбилейной и рекордной по продолжительности – 4 часа 32 минуты. В отличие от прошлого года, когда страна лишь выходила из кризиса, вопросов, касающихся макроэкономики, на этот раз было меньше. Россиян больше интересует сейчас политика, в частности, мнение главы правительства о прошедших выборах в Госдуму, о массовых акциях протеста против фальсификаций, о том, как будет меняться ситуация. Если, конечно, вообще будет меняться. Таких вопросов было 25. Насколько исчерпывающими были ответы, каждый решит для себя сам. Однако свою позицию по волнующим общество проблемам Путин сформулировал четко. Вот что он, в частности, сказал:

О совещаниях в Кремле после массовых митингов

«Меня туда не приглашали. В это время я пытался, я до сих пор пытаюсь научиться играть в хоккей. Я, как корова на льду, там до сих пор пытаюсь что-то изобразить. Не очень обращаю внимание, что происходит, но растерянности никакой в Кремле не заметил, хотя я давно там не был».

О белых ленточках

«Когда увидел на экране что-то у некоторых на груди, честно вам скажу, что я решил, что это пропаганда борьбы со СПИДом, что это такие контрацептивы повесили... но потом присмотрелся – вроде, нет. Но первая мысль была такая, что хорошо – борются за здоровый образ жизни, и доктор Рошаль, наверняка, это поддержит».

О тех, кто вышел на Болотную площадь

«Вы сказали вначале, что многие люди вышли на площадь в Москве, демонстрируя недовольство тем, как с ними обращается власть. Но посмотрите, что со стороны было видно: некоторые лидеры оппозиции, которые призывали людей на площадь, что они кричали – «Бараны, вперед!». Это что такое? Разве можно с людьми обращаться как со скотом? Люди недовольны властью. А они что, хотят вот такой власти? Я думаю, что людям, которые вышли на площадь, а я знаю, что там даже денежки небольшие платили студентам, и нормально, пускай платят, ребята заработают немножко, но все-таки позволять унижать себя – это недопустимо».

О фото в журнале «Коммерсант – Власть»

«Я видел эту надпись, она меня очень позабавила и даже порадовала. Такое отношение – здесь нет ничего нового… Мы знаем, кто в Лондоне собрался и почему они не возвращаются в Россию. И их пожелание послать меня подальше связаны с тем, что они сами хотят вернуться. А пока я тут сижу, им вернуться нельзя. Это я все прекрасно понимаю, поэтому я на них не в обиде, зла не держу».

О внесистемной оппозиции

«Нужно с уважением относиться ко всем нашим гражданам. Есть, конечно, люди, которые имеют паспорт гражданина РФ, но действуют в интересах иностранного государства и на иностранные деньги. С ними тоже будем стараться наладить контакт. Часто это бесполезно и невозможно. Что можно сказать в этом случае? Можно сказать: «Идите ко мне, бандерлоги». С детства люблю Киплинга».

О лозунгах «Путин, уходи!»

«На самом деле здесь нет ничего нового. Это та линия атаки, которая выстраивается давно, с первых дней моей работы. Она меня не удивляет. Те, кто наиболее экстремистски себя ведет, – я думаю, что это разные крылья, которыми, так или иначе, руководят из одного центра. Часть людей, которые задействованы в этих процессах, они и не понимают, что их используют как исполнителей».

О свисте в «Олимпийском»

«Я когда начал говорить, действительно шум там в каком-то секторе возник, это действительно так. Никакого свиста я не слышал. Мне вообще непонятно, чем был вызван этот шум. Шум мог быть вызван самыми разными причинами. Одна из них – то, что физиономия моя, которую и так видят постоянно на экранах, появившаяся еще и на ринге, вызвала некоторое неудовольствие. Вполне это допускаю, абсолютно это нормально».

О наблюдении на избирательных участках

«Я предлагаю и прошу ЦИК установить веб-камеры на всех избирательных участках страны, их у нас 90 с лишним тысяч. На всех. И пусть они работают круглосуточно – днем и ночью. Вывести все в Интернет, чтобы страна видела, что происходит у конкретного ящика. Чтобы снять напрочь все фальсификации. Чтобы здесь не было вообще никаких проблем, чтобы минимизировать возможность указывать на то, что выборы и в будущем будут нечестными или могут быть нечестными. Чтобы выбить почву из-под тех, кто хочет делегитимизировать власть в стране вообще».

О Михаиле Касьянове

«Я знаю – город будет, я знаю – саду цвесть, когда такие люди в стане оппозиции есть… Многие уважаемые в либеральных кругах члены правительства РФ, ну, скажем, тот же Греф Герман Оскарович или упоминавшийся здесь другой в недавнем прошлом министр приходили ко мне и требовали убрать Касьянова из правительства. Говорили: «Мы с этим жуликом работать не будем вместе – или он, или мы». Но поскольку доказательств этого не было, кроме межличностных симпатий или антипатий я ничего не видел, я позволил ему доработать до конца своего срока».

О сенаторе Джоне Маккейне, сравнившем Россию с Ливией

«Г-н Маккейн, как известно, воевал во Вьетнаме. Я думаю, что на его руках достаточно крови мирных граждан. Ему очень нравится, наверное, он уже не может жить без этих отвратительных сцен, ужасных сцен расправы с Каддафи, когда на экранах всего мира показали, как его убивают, всего в крови. Вот это демократия? Г-н Маккейн, как известно, попал в плен во Вьетнаме и просидел не просто в тюрьме, а в яму его посадили. Он просидел там несколько лет. У любого человека крыша съедет, поэтому чего там еще говорить».

О выборности губернаторов

«Как вариант надо подумать над этим, чтобы все партии, которые приходят в региональный парламент, прямым и тайным голосованием предлагали президенту своих кандидатов на должность губернатора области. Вот эти предложения проходят через президентский фильтр, и он выносит эти кандидатуры уже не на депутатов заксобрания, а на прямое тайное голосование всего населения региона. Сегодняшний способ приведения губернаторов к власти я придумал лично, сам придумал, никто не советовал. Это решение было продиктовано необходимостью сохранения страны, а не тем, чтобы сохранить в своих руках больше властюшки».

О регистрации партий

«Можно предпринять шаги в сторону либерализации, регистрировать мелкие какие-то партии, но тогда нужно сделать так же, как это делается в некоторых странах Европы. У нас сегодня все политические партии имеют по закону доступ к СМИ. А во Франции, например, они получают этот доступ в зависимости от того, сколько мест они получили в парламенте или региональном парламенте. Тогда это справедливо становится: маленькая партия получает меньше возможностей, большая – побольше».

Опубликовано в номере «НИ» от 16 декабря 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: