Главная / Газета 12 Декабря 2011 г. 00:00 / Политика

«Мы придем еще»

На Болотной площади властям дали две недели на раздумье

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО, ВЯЧЕСЛАВ РЯБЫХ, ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО, МАРГАРИТА АЛЕХИНА

В субботу на Болотной площади Москвы состоялся самый массовый оппозиционный митинг за последнее двадцатилетие. По данным МВД, на него вышли 25 тыс. человек, по данным организаторов – до 150 тыс. Те, кто пытался делать подсчеты самостоятельно, говорят, что одномоментно было 60–70 тыс. манифестантов, но некоторые люди приходили и уходили. Главными требованиями акции, также впервые за долгое время объединившей представителей системной, внесистемной оппозиции и аполитичных прежде москвичей, стали отмена результатов выборов в Госдуму, отставка руководства ЦИК, регистрация всех политических сил и допуск их к выборам, а также освобождение политзаключенных. Главным ее итогом стало то, что на площадь вышли не «профессиональные несогласные», не маргиналы, а простые граждане, преодолевшие политическую апатию и страх. Для требований оппозиция дала власти две недели, после чего обещает собраться на еще один митинг, гораздо более многочисленный.

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Напомним, первоначально митинг планировался на площади Революции, разрешенное число участников составляло 300 человек. И лишь к полуночи в четверг организаторам и властям удалось договориться, что акция пройдет на Болотной площади, а число участников согласовать до 30 тыс. Те, кто самоорганизовывался в социальных сетях, об этом тут же узнали, проблема была в том, станет ли это известно остальным. Высказывались опасения, что те, кому от памятника Карлу Марксу придется переходить на другое место, могут стать жертвами провокаций. К счастью, все обошлось. Полиция проявила редкую для нее толерантность, никого не задержав.

Увертюра

К 11.45 вдоль улицы Серафимовича на противоположной ее стороне от Болотной площади выстроилась колонна «Уралов». К полудню на месте действия было до двух сотен полицейских и пара десятков омоновцев. Несмотря на тревожную, явно не праздничную обстановку, в сквере продолжали гулять несколько свадебных процессий. Офицеры на все вопросы отвечать отказывались: данные о дорогах, которые будут блокироваться на время митинга, многие из них называли «оперативной информацией». Другие же признавались, что просто не знают. К 12.30 на набережную начали стягиваться первые манифестанты, а полицейские закончили устанавливать заграждения и рамки металлоискателей. К 13.15 на Болотной набережной было уже порядка 1 тыс. участников акции. У пешеходного моста через водоотводный канал раздавали белые ленточки с символикой движения «Нах-нах: голосуй против всех», которые участники митинга повязывали на пуговицы пальто. Молодожены с гостями продолжали гулять на пешеходном мосту.

Скоро из динамиков зазвучали записи группы «Кино», а люди начали подтягиваться к сцене. Около 13.55 численность митингующих, по словам ведущего Владимира Рыжкова, превысила 20–25 тыс. Политик предложил подождать колонну с площади Революции.

Обходной маневр

Собираться на площади Революции москвичам никто не мешал, выход из метро был свободен. Многие, выходя, тревожно осматривались, но никакой агрессии со стороны полиции, которой было, разумеется, немало, не обнаруживали. В 14.00 появилась Евгения Чирикова. «Меня зовут Женя Чирикова. Я из Химкинского леса», – объявила она в мегафон и позвала идти за ней до Болотной площади. Пришлось сделать большой крюк вокруг Кремля – пройти напрямую через Манежную или Красную площадь, по периметру которой стояли автозаки, было нельзя. Отправились тремя группами по 200–300 человек в каждой. Впереди под черно-красными флагами шли анархисты, следом – г-жа Чирикова в окружении журналистов с камерами, замыкали колонну националисты под бело-желто-черными флагами.

Поначалу размежеваться им было непросто. «Я за «Яблоко» голосовал, поэтому в Русском марше принимать участи не желаю!» – эмоционально объявил манифестант лет 40, пропуская колону с имперскими знаменами. Его примеру последовали еще несколько человек, но давки не возникло, прошли все, кто хотел. Идущие впереди колонны предупреждали полицейских, что сзади идут провокаторы – разворачивать флаги и кричать лозунги во время шествия было нельзя. Но полиция никого не задерживала, хотя оцепление стояло вдоль всего маршрута.

На Лубянской площади поставили металлический забор и цепь полицейских через два метра. На Китайгородском проезде забора не было, и полицейские стояли через пять метров. А вот поворот в Большой Черкасский переулок, где находится Центральная избирательная комиссия, в дополнение к забору перекрыли автобусом, и полицейские стояли плотной шеренгой. Здание администрации президента на Старой площади охраняли две плотные шеренги полицейских. А Васильевский спуск по направлению к Спасской башне перегородили «Уралами».

«Мы в болото не пойдем»

Однако уходить с площади Революции захотели не все. В пиковые моменты количество собравшихся возле памятника Карлу Марксу, откуда то приходили, то уходили люди, составляло порядка 1 тыс. человек. «Никогда не ходил на митинги. Надеюсь, что мы не просто постоим тут, но и сможем принять решение о выборах, легитимность которых вызывает сомнение, – рассказал «НИ» Владимир Селезнев, представившийся рабочим. – Сегодня назрела такая ситуация, что власть может нас услышать. До марта это может стихнуть, поэтому нужно добиваться, чтобы власть отреагировала на наши требования уже сегодня». Однако толпа заметно редела, люди уходили то ли на Болотную, то ли домой.

Единственным из лидеров оппозиции кто так и не захотел уходить с площади Революции, стал глава незарегистрированной партии «Другая Россия» Эдуард Лимонов. Вместе с группой единомышленников и мегафоном он на фоне бороды Маркса пытался организовать что-то вроде собственного митинга. «Мы в болото не пойдем!» – скандировали писатель и его сторонники числом приблизительно 100 человек. Задерживать их никто не собирался. И через час писатель, раздав интервью журналистам, сел в черную «волгу» и скрылся в неизвестном направлении.

Выход на сцену

На Болотной площади флагов зарегистрированных партий было меньшинство. Зато в большом количестве развевались знамена тех партий и движений, которые регистрации лишены либо никогда ее не имели. Некоторые держали вместо плакатов ракетки от бадминтона. Заполнены оказались Болотная площадь от Большого Каменного моста до Москворецкого, пешеходный «Лужков мост», на котором натянули плакаты «Депутаты, мы вас не выбирали» и «Жулики и воры, верните выборы!», и противоположная сторона Водоотводного канала. Собравшиеся стояли до гостиницы «Балчуг».

Одним из первых на сцену поднялся писатель Борис Акунин. Он заявил, что выступает на митинге «первый и, вероятно, последний раз» и потребовал отменить результаты выборов в Госдуму, а также вернуть выборы мэра в Москве. В ответ послышался ропот: а другие регионы!

Депутат Мосгордумы от КПРФ Андрей Клычков поблагодарил «Единую Россию» за то, что «она собрала нас здесь», однако в ответ услышал кричалку: «Сдай мандат!» Тот же «совет» дали и депутату от «Справедливой России» Оксане Дмитриевой. Неожиданно для многих слово дали одному из лидеров националистов – руководителю Российского общенационального движения Константину Крылову: «Волшебник Чуров объединил нас. И теперь мы – нация!» Собравшимся это понравилось. Но на словах «Это начало русской революции» по площади прошел стон разочарования. Банкир Сергей Алексашенко, призвавший не платить налоги, «если вы не дадите нам право голоса», был встречен с симпатией и одобрением.

Некоторые ораторы вызывали негодование. Когда руководитель Союза советских офицеров Евгений Копышев закончил свою речь призывом восстановить советскую власть, собравшиеся проскандировали ему «Долой советскую власть!»

Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow На галерке

Собравшиеся растянулись по набережной так, что «на галерке» ничего не было ни видно и ни слышно. Однако это никого не смущало, и большинство уходить не собирались. Вдали от сцены атмосфера взаимной приязни чувствовалась особенно. Там стояли в основном те, кто на митинги, как правило, вообще не ходит. Казалось даже, что сейчас и не декабрь вовсе, а поздняя весна, и люди собрались на праздничные гулянья… Очень много было белых цветов: роз, хризантем, гвоздик. Девушки вплели белые ленты и ленточки в волосы, закалывали их на одежде и сумках, как брошь, любовались собой и друг другом. Люди улыбались друг другу, дружно скандировали долетавшие протестные лозунги, общались, гуляли по скверу, прилегающему к площади, чтобы погреться, вновь вливались «в ряды».

Никакой агрессии, только чувство единения и взаимной поддержки. Группа молодых парней, человек 15, похоже, старшеклассники. Оказалось, что школу они окончили в этом году, все учились в одном классе. Теперь большинство – студенты. Парни подтрунивают над неким Пашей, который представился «НИ»: «Не студент, а предприниматель». «Напишите просто – торгаш», – советуют друзья. Взрыв хохота. Голосовали ребята за разные партии, говорят, что никто – за «ЕР». Паша, например, – «за Жирика по приколу». Друзья ему объясняют: «Твоих здесь нет», и Паша на секунду грустнеет. Но потом быстро находится: «А я беспартийный!», и опять все хохочут.

Другая группа постарше, всем лет по 35. Три семейные пары. Дружат «с детства». Детей оставили «бабушкам-дедушкам». Никогда на митинги не ходили. Все с высшим образованием, работают – кто в банке, кто в страховой компании, одна дама – дизайнер, другая – переводчик. Здесь разговоры посерьезнее. «Очень тяжело жить в стране, где твой голос ничего не решает…»; «Никто из моих друзей, знакомых и коллег не голосовал за «Единую Россию», а она опять одержала победу…»; «Нет доверия к нынешней власти…»; «Устала от ощущения бесперспективности, стране нужны перемены». К нашему общему разговору присоединяется 26-летняя Светлана, аспирантка МГУ: «Кто-нибудь тут голосовал за «Единую Россию»?», и не дождавшись ответа: «Наши голоса просто украли, поэтому мы здесь, на площади. Пусть власть увидит: мы не маргиналы, а обычные люди, не согласные с итогами выборов». «Мы хотим, чтобы нас заметили, чтобы поняли, что мы не будем больше молчать», – добавляет подошедший Дмитрий, 42-летний врач.

Вот этот мотив – мы не маргиналы, не политики и не хотим ими быть, но не желаем быть и быдлом – самый главный на Болотной и на подступах к ней. При этом люди не озлоблены, а напротив, воодушевлены тем, что их много, хотя все разные. Вот еще один импровизированный дискуссионный клуб. Люди около 40 обсуждают, что делать со школами. Женщина рассказывает, что сын, второклассник, рыдал, когда узнал, что родители голосовали не за «ЕР» – им учительница объясняла, что это самая лучшая в мире партия. Дружно негодуют родители по поводу назначенной на субботу после основных занятий контрольной. «Они сами себе куют оппозицию», – недоумевает молодой папа.

Интеллигентно и креативно

Националистов большинство собравшихся не жалуют. Колонна во главе с лидером Движения противодействия нелегальной иммиграции Александром Беловым встречается с неодобрением. Многих раздражают закрытые лица: шарфами, черными масками, масками Гая Фокса, которые были популярны у участников движения «Захвати Уолл-стрит». От них большинство держится подальше, время от времени люди начинают скандировать: «Фууу! Фууу!» и «Провокатор, уходи!» Но тех это нисколько не смущает: начинают жечь файеры, один кидают в пластиковый уличный туалет, но там он быстро гаснет.

А вообще на набережной очень много креатива: и ленточки завязывают, как модную бижутерию, и по поводу властей шуточки отпускают нестандартные. Вот несколько образцов плакатного народного творчества: «Этот митинг снимался на конспиративной квартире», «В цирке открыта вакансия волшебника. Чуров, иди работать по специальности!». По толпе гуляет анекдот, возможно, тут же и рожденный: «Как найти площадь Революции?» – «Нужно длину революции умножить на ее ширину». Ближе к 16.00 чувствуется, что многие замерзли, но уходят немногие. Стоять два часа на месте тяжело – мерзнут ноги. Там, где плотность собравшихся высока, кто-то предлагает: «Давайте устроим небольшой коридорчик, и у кого ноги окоченели, будет по нему гулять». Через минуту все сделано, и те, кто особенно усиленно топал ногами, бодрыми шагами начинают ходить туда-сюда, согреваются.

Митинг продолжался около трех часов. В конце акции Владимир Рыжков зачитал резолюцию из пяти пунктов: выпустить политзаключенных, отправить в отставку Владимира Чурова, расследовать все опубликованные в Интернете случаи фальсификации, зарегистрировать все оппозиционные партии и провести новые выборы. Резолюцию поддержали единогласно. Олег Козловский из «Солидарности» пообещал: если власти не выполнят требования в течение двух недель, 24 декабря пройдет новый митинг, на котором «людей будет впятеро больше, чем сейчас». Собравшиеся отреагировали на это молниеносно и долго скандировали: «Мы придем еще». Расходились под песню Виктора Цоя «Мы ждем перемен».


Плюс 100 городов России и мира
По данным правоохранительных органов, общая численность митингов, которые прошли в субботу в почти 80 городах страны, составила около 40 тыс. человек. Самой крупной после Москвы стала акция в Санкт-Петербурге: при заявленных 3 тыс. она собрала, по данным организаторов, 10 тыс. участников, а по данным МВД – 7 тыс. В ходе разрешенного митинга на Пионерской площади было задержано 10 человек, еще 20 – в ходе несанкционированных митингов на площади Восстания и Сенатской площади. 3,5 тыс. участников собрал митинг в Новосибирске. Их оказалось втрое больше заявленного, но при этом вообще не было ни одного задержания. Разрешенные акции в Томске и Челябинске тоже многократно превысили указанные в документах цифры явки. Там митинги собрали 1–1,5 тысячи человек при заявленных 200–300, и в обоих городах обошлись без серьезных нарушений порядка и задержаний. Равно как на митинге в Омске, несмотря на его несанкционированный характер. В Екатеринбурге разрешенный митинг собрал около 100 человек, а несанкционированный – не менее 1 тыс. Задержанных там было 20, однако они вскоре были отпущены, сообщает областное управление МВД. В остальных городах акции собрали менее 1 тыс. человек. Случалось и такое, что полиции на митинги собиралось больше, чем самих манифестантов. В Хабаровске из 60 участников несанкционированного пикета полицейские задержали 38 человек, в Перми – 15, в Сыктывкаре – около 35. В Ижевске был организован одиночный пикет, который собрал более 200 зрителей. Однако, как сообщается, в большинстве городов полиция действовала гораздо мягче, чем обычно. И это нашло ответную реакцию граждан. Так, в Воронеже, по сообщению очевидцев, по завершении митинга организаторы акции и полиция пожали друг другу руки.
За пределами России митинги прошли более чем в 20 крупных государствах Европы и Америки. На них пришли от нескольких десятков до нескольких сотен человек, среди которых не только наши соотечественники. Около 100 жителей Нью-Йорка собрались у здания российского консульства на Манхэттене. В акции принял участие генеральный консул РФ в Нью-Йорке Андрей Юшманов. В Сан-Франциско (Калифорния) собрались около 200 местных жителей. В Вашингтоне к зданию посольства России города пришли около 100 человек. 75 россиян собрались на акцию протеста перед генеральным консульством России в канадском городе Торонто.
Митинги прошли в семи немецких городах. Самый многочисленный – в Берлине – закончился песнями под гитару у здания бундестага. На акцию собралось порядка 500 человек. Численность участников акции в Лондоне достигла 300 человек. У здания британского парламента к подножию памятника королю Георгу V собирались целыми семьями, дети рисовали плакаты на ступенях. На митинг в Праге пришло более 200 участников, примерно столько же – в Париже к Центру современного искусства имени Жоржа Помпиду. В Стокгольме у российского посольства собрались в субботу порядка 100 человек. Столько же – у российского генконсульства в болгарском городе Варна.
Маргарита АЛЕХИНА, по материалам информагентств

В ЦИК К ВЫБОРАМ ОТНОСЯТСЯ ПО-РАЗНОМУ
В конце прошлой недели Центризбирком подвел окончательные итоги выборов в Госдуму. Все 15 членов ЦИК единогласно признали выборы состоявшимися. Однако в стане ответственных за избирательный процесс нашлись и те, кто не считает «состоявшуюся» думскую кампанию соответствующей букве закона и требует отставки председателя ЦИК Владимира Чурова. Вчера член ЦИК с правом совещательного голоса Кирилл Сердюков вновь попытался внести в повестку дня вопрос об отставке председателя. Однако во второй раз предложение отказались рассматривать. Дело в том, что еще в пятницу лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин предложил председателю ЦИК покинуть свой пост, добавив, что ответственность за масштаб фальсификаций несет лично г-н Чуров.
Тогда же инициативу «яблочников» поддержал и представитель КПРФ Кирилл Сердюков. Тем временем член ЦИК Евгений Колюшин заявил, что, по его мнению, жалобы, поступившие в комиссию, рассматриваются «чисто формально». «Процедура определения результатов выборов проводится таким образом, что особое мнение членов избиркомов, жалоб на субъекты Федерации, нарушения законодательства, поступившие с 4 по 9 декабря, комиссия вопреки требованиям закона не рассматривает, кроме тех, которые сегодня были рассмотрены чисто формально», – заявил на пятничном заседании г-н Колюшин, потребовав, чтобы его «особое мнение» было занесено в протокол.
История показывает, что «особое мнение» не влияет на окончательный результат, напомнил «НИ» руководитель отдела мониторинга выборов ассоциации «ГОЛОС» Андрей Бузин. В предыдущие думские выборы в 2007 году г-н Колюшин тоже оформлял «особое мнение», выказывая сомнение в действительности выборов, но это ничего не изменило. «Выборы можно признать состоявшимися, но недействительными. Но даже после выступления г-на Колюшина ничего, конечно, не изменится. Выборы признают действительными, и Дума будет работать, – убежден эксперт. – Конечно, есть возможность радикального решения, которое может принять президент из каких-то специальных политических соображений, но вряд ли это произойдет». По мнению г-на Бузина, отставка председателя ЦИК тоже маловероятна.
Юлия САВИНА

ЭСЕРЫ ОПРЕДЕЛИЛИСЬ С ПРЕЗИДЕНТОМ
«Справедливая Россия» в субботу определилась со своим кандидатом в президенты. На съезде в Москве эсеры практически единогласно выдвинули на этот пост лидера партии Сергея Миронова. По словам председателя «СР» Николая Левичева, только г-н Миронов способен «взять власть в надежные руки».
«За» проголосовала и депутат Оксана Дмитриева, которую незадолго до съезда называли в числе возможных альтернативных кандидатов. У нее практически отсутствует так называемый антирейтинг, которым обладает Сергей Миронов. Она очень популярна в Санкт-Петербурге. Многие региональные делегаты в кулуарах субботнего съезда говорили о том, что проголосовали бы именно за кандидатуру г-жи Дмитриевой. Но съезд это даже не рассматривал. «Делегаты у нас – умные люди, поэтому у нас не было имитации демократических процедур, – пояснил г-н Левичев. – Альтернативы не было, так как выдвижение Сергея Миронова было мнением единодушным». В качестве компенсации г-н Миронов предложил своей соратнице в случае победы должность премьер-министра. Г-жа Дмитриева подтвердила, что готова войти в «команду Миронова», не исключив, что через шесть лет она будет президентом, а он – премьером.
По мнению генерального директора Совета по национальной стратегии Валерия Хомякова, выбор в пользу г-на Миронова был логичным. «Его действительно в регионах знают лучше, чем г-жу Дмитриеву, – пояснил «НИ» политолог. – Она популярна лишь на федеральном уровне и в Санкт-Петербурге. Но, главное, мы еще не готовы голосовать за женщину». А сравнивать предыдущие рейтинги Миронова эксперт считает не совсем корректным. Мизерные проценты, набранные лидером «Справедливой России» на предыдущих президентских выборах, связаны с тем, что тогда он фактически шел кандидатом-спойлером. Сейчас же на протестной волне он вполне может рассчитывать как минимум на третье, а то и на второе место, полагает политолог.
Надежда КРАСИЛОВА

Опубликовано в номере «НИ» от 12 декабря 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: