Главная / Газета 3 Августа 2011 г. 00:00 / Политика

Зона особого напряжения

Уникальная дискуссионная площадка в «неподходящем» месте становится традиционным сбором неравнодушных граждан страны

АНАТОЛИЙ СТЕПОВОЙ, Пермский край

Международный гражданский форум «Пилорама-2011» уже в седьмой раз распахивает лагерные ворота мемориального музея «Пермь-36» – единственного музея, существующего в достоверном формате ГУЛАГа. Нынешний форум был посвящен событиям августа 1991 года и их осмыслению спустя 20 лет. Тема форума получила соответствующее название – «Мир несвободы и культуры. 20 лет спустя». Сочетание самых разнообразных, открытых дискуссий на политические темы, проблемы строительства гражданского общества с музыкальными выступлениями, просмотром документального кино и театральных постановок делает «Пилораму» своеобразной летней школой воспитания активной гражданской позиции и творческого самовыражения для разных поколений россиян. В трехдневном форуме приняли участие известные общественные деятели, политики, экономисты, диссиденты, дипломаты, деятели культуры, бывшие политзаключенные из семи стран. Большой интерес и живой отклик это мероприятие вызвало у жителей Пермского края и близлежащих уральских регионов – несмотря на ненастье, в палаточном городке на берегу реки Чусовой поселилось несколько тысяч человек.

Достижения охранного искусства

«Не Колыма, а пробирает», – сказал пожилой экскурсант, покидая зону особого режима лагеря «Пермь-36». И было непонятно, к чему относятся его слова: к холоду и слякоти или к увиденному им на территории самого «усовершенствованного» лагеря для политических заключенных в СССР. Три ряда заборов и колючей проволоки с пропущенным током для сигнализации, двумя контрольными полосами, вышками по периметру дополняли усилия живого контингента охранников. Барак, рассчитанный на 30 сидельцев, стерегла рота солдат и свора натасканных на человека собак. Экскурсовод музея Игорь Латышев продемонстрировал еще и одно техническое ноу-хау советской охранной науки – металлические круглые пеналы, которые зарывали в землю на определенную глубину по всему периметру зоны, – верная гарантия от подкопов. И хотя из бетонных камер политзэков выводили только на непродолжительное время, сверхчувствительная «противоподкопная техника» в зоне срабатывала регулярно. Виной тому – проезжавшие где-то колхозные трактора. Не то чтобы попыток побега из зоны особого режима (более «мягкий» строгий режим был в километровой доступности) за всю историю «Перми-36» не было, но даже о том, что сидят почти рядом, Сергей Адамович Ковалев и его сын Иван не догадывались. Настолько была безупречной с точки зрения охранного искусства изоляция политзэков в стране развитого социализма. В этом самом закрытом узилище ГУЛАГа были такие известные диссиденты, как Валерий Марченко, Василь Овсиенко, Михаил Горынь, украинский поэт Василь Стус, главный редактор журнала «Москва» Леонид Бородин. До сих пор остается загадкой смерть Василя Стуса, который, по версии вертухаев, повесился на электрическом проводе в своей одиночной камере. Только спустя много лет его друзьям удалось добиться эксгумации тела товарища. И тогда выяснилось, что у поэта, выдвигавшегося на соискание Нобелевской премии, был проломлен череп. Истинная причина смерти Василя Стуса до сих пор остается тайной за семью печатями.

«Еще не все разрешено»

За 50 часов работы «Пилорамы-2011» на ее площадках прошло 20 тематических дискуссий – от увековечивания памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении до судеб рока и бардовской песни. И хотя на форуме провозглашено, что «Пилорама» – это территория свободы, здесь действуют определенные этические нормы и правила. Например, не допускаются партийная агитация и партийная символика. Тем не менее группа пермских коммунистов попыталась спровоцировать участников форума на обострение ситуации. Установив вокруг палаток красные флаги, они еще и украсили свои жилища огромными портретами Сталина и Берии. На фоне лагеря для политзаключенных и в присутствии жертв тоталитарного режима лица двух хозяев – страны и ГУЛАГа – выглядели особенно вызывающе. Не дождавшись ожидаемого результата, комсомольцы тогда ватагой, облачившись в кумачовые футболки с изображением «отца всех времен и народов», явились на дискуссию об увековечении памяти жертв тоталитарного режима. После того как председатель общества «Мемориал» Арсений Рогинский посетовал на то, что и через 20 лет после падения тоталитаризма в России нет ни одного памятника жертвам режима, а есть только Соловецкий камень, доставленный на Лубянку энтузиастами, можно сказать, что «у каждой власти есть своя историческая политика, у нашего же государства с этой памятью дело обстоит плохо». Г-н Рогинский напомнил известные факты: с 1921 года по январь 1987 года, когда в стране был освобожден последний политзэк, через лагеря ГУЛАГа прошло около 5 миллионов человек, более 1 млн. 100 тыс. граждан были казнены, без малого 7 млн. человек были депортированы.

Эти общеизвестные факты вызвали у коммунистической молодежи со Сталиным на груди приступ истерики. В принесенный ими «матюгальник» (хотя все микрофоны были свободны) они стали хором кричать, что все это ложь, что миллионы расстрелянных советских граждан – миф. «У нас факты другого типа», – кричал идеологический вожак пермских комсомольцев, представившийся как Александр Анатольевич. Но эти «факты другого типа» он так и не смог привести. А слушать другие аргументы они не были согласны. С тем и расстались.

Мнения участников едва не сорванной дискуссии затем разделились. Одни считали, что коммунистических агитаторов следует учить демократическим правилам ведения споров, но то, что они хоть и в площадной форме, но все же пришли на форум, чтобы быть услышанными, уже есть положительный момент. Другие посчитали, что с заведомыми провокаторами и нарушителями конвенции не следует особо церемониться, так как они приезжают на форум не для того, чтобы слушать, а чтобы прокричать свое и мешать слушать других. «Еще не все разрешено…» – в это время доносились слова с киноконцертной площадки в исполнении Андрея Макаревича.

На разных полюсах

На следующий день после демарша, комсомольцы были замечены на других дискуссионных площадках. Уже без мегафона. Слушающими оппонентов. Задающими вполне адекватные вопросы. А на «Пилораме» было кого послушать, было кому задать вопрос. Сергей Ковалев, Владимир Лукин, Михаил Федотов, Элла Памфилова, Алексей Симонов, Борис Немцов, Арсений Рогинский, Валентин Гефтер, Андрей Макаревич, Тимур Шаов и многие другие были в реальной доступности для всех участников форума. «Пермская «Панорама» уникальна тем, что позволяет молодым людям легально реализовываться, она стала той площадкой нормального общения, которой так не хватает. Только в таком неформальном общении и могут возникать реальные политические партии, движения, вопреки и несмотря ни на что», – убеждена Элла Памфилова.

Так случилось, что закрытие гражданского форума «Пилорама» по времени совпало с закрытием молодежного лагеря «Селигер». Когда в одном месте России собирается отобранная молодежь и одна из ее представителей просит совета у лидера страны: за военного какого рода войск ей лучше всего выйти замуж, – в другой части страны крохотного росточка девушка по просьбе старых политсидельцев трепетно выводила соло на флейте «Протопи ты мне баньку по-белому». Да так, что у тертых сроком мужиков слезы застили глаза.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 августа 2011 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: