Главная / Газета 21 Июля 2011 г. 00:00 / Политика

Чиновники вне зоны доступа

Электронное правительство для народа так же недосягаемо, как и реальное

ЮЛИЯ САВИНА

С 15 июля жители столицы могут заказать государственные услуги через Интернет на специальном электронном портале. Практика создания региональных порталов госуслуг сейчас ведется по всей России, и Москва здесь далеко не первая. Эти сайты призваны ускорить создание федерального электронного правительства (ЭП), о котором так много говорят. Однако, как считают эксперты, пока порталы фактически бесполезны, а реальная работа электронного правительства в России – дело весьма отдаленного будущего.

Государство обещает, что его услуги население будет получать быстро и просто.<br>Фото: WWW.HABRAHABR.RU
Государство обещает, что его услуги население будет получать быстро и просто.
Фото: WWW.HABRAHABR.RU
shadow
Вся система ЭП, как предполагается, призвана повысить прозрачность деятельности госаппарата, снизить бремя госрегулирования для граждан. И даже сократить бюджетные траты на обеспечение деятельности чиновников. Однако наладить систему электронного взаимодействия – задача, как говорится, не для слабонервных. Здесь достаточно вспомнить судьбу хотя бы Федеральной целевой программы (ФЦП) «Электронная Россия», которая проводилась с 2002 по 2010 год. За восемь лет и несколько десятков миллиардов рублей вложений ничего путного из этой ФЦП не возникло. Чиновники по-прежнему не расположены к активному личному общению с народом. А добиться окончательного решения какой-либо проблемы через порталы госуслуг граждане, не почтив личным присутствием служащего ведомства, ответственного за решение вопроса, по-прежнему не могут. Более того, как показывает практика, забюрократизированность в связи c появлением новых департаментов и служб только возросла. Вот и президент страны периодически ругает исполнительную власть за закрытость, но даже появление «твиттеров» и личных страничек в Интернете глав регионов, кардинально решить проблему не в состоянии.

«Если чиновник активно выступает в «Твиттере», это еще не означает, что он действует как официальное лицо, – заявил «НИ» директор Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Сергей Плуготаренко. – В какой-то момент он может просто взять и замолчать, даже если ему задали вопрос, но он на него не ответил. В этом никто не будет виноват, потому что это личная инициатива чиновника, а его страница в Интернете сугубо персональная. А программа по созданию электронного правительства подразумевает, что есть определенная система, где все прописано. Есть регламент по времени и форме реагирования чиновника. И это уже не будет лишь его добрая воля. Все его обязанности пропишут в режиме «must be».

Эксперты уверяют, что программа создания электронного правительства вменяемее «Электронной России», поскольку более продуманна и сбалансированна. Однако и в ней есть множество недостатков. «Намерения, бесспорно, абсолютно благие. Но есть ряд моментов, которые ставят под сомнение, что все задуманное получится осуществить, – сомневается Сергей Плуготаренко. – Есть показатели, такие, как «проникновение Интернета». В первую очередь здесь учитываются показатели почтовых служб. Применительно же к населению России показатель «проникновения Интернета» должен находиться в диапазоне от 70 до 100%. И уже только это представляется не достижимым в ближайшее время. А ведь этот показатель является базовым для того, чтобы достигнуть тех целей, о которых сказано в программе электронного правительства». Эксперт считает, что инфраструктурные факторы не позволят в скором времени запустить программу «на полную катушку». Второй изъян программы – слабая законодательная база. «Сейчас законодательная база не всегда успевает отвечать требованиям времени, а иногда даже препятствует внедрению этой системы. Взять, к примеру, ту же электронную цифровую подпись, персональные данные. Все эти вопросы еще нуждаются в тщательной проработке. А технический вопрос при наличии денег решить легко», – уверяет специалист.

Политолог Валерий Хомяков скептически относится к широко обсуждаемой программе электронного правительства. Никакого повышения прозрачности между бюрократами и гражданами здесь нет и в помине. Чиновники, как сидели на своих местах, так и сидят. «Плюсов в этой программе я не вижу. Это просто такая «стрельба по воробьям». Ну можно потратить бюджетные деньги на электронное правительство, а где результат? Учитывая опыт «Электронной России», его нет. Результат – это когда я позвонил, спросил: «Куда потрачены такие-то бюджетные деньги?», – и мне дали исчерпывающий ответ. Но ни на федеральном, ни на региональном, ни на муниципальном уровнях никакого отчета никто вам не даст. Хотя это прямая обязанность любого государства. Наша власть очень дорогая и неэффективная. А главное, что она не отчитывается перед своими гражданами».

Отметим, что регионам фактически дан карт-бланш на разработку собственного электронного правительства. Каждый развивает систему по своему желанию и возможностям. Важно только отчеты о проделанной работе отправлять в Минрегион регулярно, чуть ли не еженедельно.

Среди проблемных регионов по внедрению электронного правительства находится Республика Тыва. И здесь затруднения в реализации программы проявляются на всех уровнях. Как рассказала «НИ» заместитель председателя правительства Республики Тыва Дина Оюн, одна из главных проблем здесь – очень слабая инфраструктура связи. «Даже если все административные регламенты и все услуги у нас будут на государственном портале, к сожалению, из-за горного рельефа и отдаленности многих сел не все смогут воспользоваться этим. Поэтому у нас одна из задач – выстроить хорошую инфраструктуру и создать кадровый потенциал. Пока время «Ч» – 1 августа. К этому времени мы должны наладить оказание хотя бы первых 19 муниципальных и госуслуг. Поэтому мы сейчас проинвентаризировали все информационные системы по этим первоочередным услугам. Планируем подключение нашей системы межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) к федеральной». Вице-премьер правительства Тывы пояснила, что, учитывая скромные бюджетные средства, выделенные на программу, приходится выбирать наиболее значимые для населения направления. Попросту многое регион сейчас позволить себе не может. «Что касается инфраструктуры связи, конечно, здесь должен присутствовать частный капитал. Но у нас проблема в том, что частный бизнес тянет свои сети туда, где их вложения могут «отбиться». А когда нам нужно выстраивать сети туда, где в населенных пунктах проживает менее 500 жителей? Согласитесь, это скорее социальное направление, чем коммерчески выгодное. Сейчас компании приходят только в крупные административные центры. А в отдаленных селах, которые очень разбросаны по нашей большой территории, частный капитал не нацелен работать», – говорит г-жа Оюн. Она призналась, что личный кабинет на государственном портале госуслуг в этом году открыло 86 человек (показатель по целой республике!), но и это уже значительный прогресс. Поскольку в прошлом году всех пользователей электронных госуслуг в регионе можно было пересчитать по пальцам одной руки.

Еще один российский регион, озабоченный решением проблем при переходе к электронному правительству, – Забайкальский край. И здесь не отрицают, что программа работает не в полную силу. «Реально работает предоставление госуслуг на двух этапах. То есть предоставлена информация об услуге, и есть возможность скачать с портала образцы заявлений, бланков и так далее, – сообщил «НИ» заместитель руководителя департамента информатизации и связи Забайкальского края Андрей Борт. – Проблемы в том, что для внедрения новых направлений необходимо выполнить два условия. Органы власти должны иметь возможность предоставить услуги в электронном виде. А население должно иметь возможность этими услугами воспользоваться. То есть еще нужно развивать инфраструктуру, технически обеспечивать, а главное, готовить государственных служащих. Что касается населения, то необходимо повышение общего уровня компьютерной грамотности и, конечно, повышение доверия к электронному взаимодействию между гражданином и государством». Г-н Борт рассказал, что портал госуслуг Забайкальского края пассивно посещают от 70 до 150 посетителей в день. По его уверению, это средний показатель по всему Сибирскому федеральному округу.

Хотя, что говорить про Сибирь, когда даже многомиллионная Москва со всеми своими финансовыми и инфраструктурными возможностями занимает 67-е(!) место из 83 регионов России по уровню внедрения электронного правительства (по последним данным Центра прикладной экономики за апрель этого года). А Пермский край, Чеченская Республика, Северная Осетия-Алания, Республика Ингушетия, Карачаево-Черкесская Республика признаны самыми отстающими в реализации программы.

Среди передовиков внедрения программы электронного правительства – Калининградская область. Инвестиции крупных российских кампаний в развитие информационных технологий в регионе растут. И это несмотря на географическую оторванность от «материковой» России. Возможно, именно это обстоятельство и еще окружение Калининградской области Европой сделали российский анклав одним из флагманов в осуществлении программы ЭП в Северо-Западном федеральном округе. Как рассказал «НИ» директор агентства по развитию услуг связи и массовых коммуникаций Калининградской области Сергей Цедилин, регион достаточно сильно подготовлен технически: только на почтовых отделениях области существует 261 точка коллективного доступа, где более 500 граждан одновременно имеют возможность выйти в Интернет и получить госуслугу в электронном виде. А покрытие региона мобильным 3G Интернетом вообще стопроцентное. Так что для населения, по сути, открыты все возможности для работы с электронным правительством. Однако региональный куратор госпрограммы не утаивает и сложности ее внедрения. «Техническая сторона у нас обеспечена и функционирует с проблемами, решаемыми достаточно быстро. А вот психологическая сторона нас беспокоит. Мы поняли свою недоработку: люди плохо знают об электронном правительстве в целом, и об универсальной электронной карте, которую мы внедряем, в частности. Поэтому сейчас мы наметили проведение семинаров в муниципалитетах, – пояснил Сергей Цедилин. – Собираем чиновников и объясняем им, что же такое есть на самом деле электронное правительство. А дальше они уже будут транслировать все его возможности гражданам». Что касается электронного документооборота и межведомственного взаимодействия, то пока в Калининградской области (как и в большинстве других регионов страны) это все на уровне разработок. Г-н Цедилин сообщил «НИ», что в этом году в региональном правительстве внедрена электронная подпись. «Сейчас мы эти подписи внедряем по подразделениям. До конца года постараемся убедить всех, что уже хватит возиться с бумагой», – заверил эксперт.

Кадровая проблема при внедрении ЭП остается краеугольной. Чиновников, вопреки ожиданиям, не становится меньше, а на государство ложится дополнительная нагрузка в виде обучения служащих пользованию новыми базами и программами.

Можно сказать, что сейчас у нас появляются лишь отдельные элементы электронного правительства, считает руководитель департамента региональных исследований Центра политических технологий Ростислав Туровский. «Процесс идет крайне неравномерно. Если взять, к примеру, такую составляющую, как проведение госзакупок в электронном виде, то между регионами существуют огромные различия в прозрачности этих процессов. Формально региональные власти поддерживают процесс создания ЭП, но зачастую у них не хватает организационных возможностей и интеллектуальных ресурсов, – пояснил «НИ» политолог.–Специалистов очень мало, и зачастую региональные власти сами не понимают, что такое электронное правительство. Поэтому процесс может затянуться на долгие годы. Возможно, еще на пять-десять лет». Эксперт полагает, что население еще очень слабо представляет себе, что такое электронное правительство и зачем оно нужно. А это дает властям дополнительные возможности для «объективного» затягивания процесса внедрения программы в жизнь.

Опубликовано в номере «НИ» от 21 июля 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: