Главная / Газета 7 Июля 2011 г. 00:00 / Политика

Партийцы по расчету

Крупные бизнесмены предпочитают без надобности не заниматься активной политической деятельностью

НАДЕЖДА КРАСИЛОВА

Миллиардер Михаил Прохоров, возглавив на днях партию «Правое дело», объявил о том, что в его организацию войдут и другие представители крупного бизнеса. Но пока на этот партийный призыв заметных откликов не последовало. Представители бизнеса в нашей стране, придя во властные структуры, по-прежнему ограничиваются либо лоббированием собственных интересов, либо выполняют функцию «денежных мешков» тех или иных партий. Они как огня боятся засветиться в каких-либо крупных политических проектах, а если «отчаянно» идут на это, то только с безусловного благословения Кремля. Похоже, такое разделение «труда» между политической властью и владельцами миллиардных состояний вполне устраивает всех участников государственного строительства. При этом электорат просят не беспокоиться: на предстоящих выборах перед ними откроется широкий политический выбор из семи проверенных партийных «блюд».

Новый политический проект: миллиардер-политик Прохоров как альтернатива опальному миллиардеру-политику Ходорковскому.<br>Фото: AP
Новый политический проект: миллиардер-политик Прохоров как альтернатива опальному миллиардеру-политику Ходорковскому.
Фото: AP
shadow
Казалось бы, тот факт, что один из богатейших людей страны Михаил Прохоров возглавил партию «Правое дело», должен был вдохновить представителей отечественного бизнеса на поход во власть. Но следовать примеру никелевого магната его коллеги по классу пока не торопятся. Даже названный самим Михаилом Прохоровым Сулейман Керимов, который якобы должен вступить в партию, до сих пор никаких заявлений сам не сделал. Ситуацию, правда, вчера несколько выправил бывший сопредседатель партии «Правое дело» миллиардер Борис Титов, чья организация «Деловая Россия» недавно влилась в Общероссийский народный фронт. Титов неожиданно объявил о том, что он вознамерился обзавестись собственной политической партией. По словам г-на Титова, освободилась ниша на правом фланге российской политики. Мол, Прохоров реализует «проект, рассчитанный не на правых, а на всех», а вот он, Титов, взялся «защищать и продвигать интересы несырьевого бизнеса», для чего ему и нужна правая партия. «Есть несколько вариантов, в том числе и регистрация новой, но это необязательно: и в старых могут появиться новые люди», – пояснил бывший сопредседатель «Правого дела». Он, правда, не преминул дальновидно уточнить, что его партия будет создана не к ближайшим выборам в Госдуму, которые пройдут в декабре, а только к следующим выборам.

Другие бизнесмены предпочитают быть рядовыми членами парламентских партий и не проявлять особой политической прыти. Представители бизнеса на эту тему предпочитают не особо распространяться и открыто не афишируют свою политическую позицию. Один из представителей регионального бизнеса рассказал «НИ», что у него была идея создать партию. Но когда он посоветовался на эту тему со своим окружением, над ним просто посмеялись. «Знакомый чиновник предложил мне лучше занять какой-то пост в правительстве, посоветовав: «Ты кучу денег на партию только потратишь, а толку никакого, посмешищем станешь», – признался «НИ» бизнесмен.

Не так пессимистично относится к партийному строительству в стране президент объединения предпринимательских организаций «ОПОРа России» Сергей Борисов. Он считает, что отечественные бизнесмены сейчас достаточно активны. Просто они не афишируют свою деятельность. «Это их личные убеждения и пристрастия, это их гражданская позиция, – рассказал «НИ» Сергей Борисов. – И эти люди не только финансово принимают участие. Они носители информации, знают, какие должны быть направления развития в стране с точки зрении своей отрасли, играют роль хороших экспертов». Президент «ОПОРы» подсчитал, что в его организации приблизительно 50 процентов беспартийных и столько же партийных. Правда, он признает, что большинство из партийцев состоят в «Единой России». По его мнению, предприниматель, отправившийся в политику и решивший стать партийным лидером, должен быть очень гибким. «У меня самого даже когда-то были эти идеи – создать партию, – признался бизнесмен. – Потому что «ОПОРа» легко трансформируется в партию среднего класса. Но, видимо, эти настроения пока не вызрели».

Опасения и тревогу испытывают многие представители предпринимательского сообщества. Сергей Борисов признает, что «определенная опасность для бизнеса в политике существует». «Предприниматели часто являются достаточно стабильными, порой аполитичными или не чрезмерно активными, потому что им есть что терять, – пояснил представитель предпринимательского сообщества. – Если человек имеет стабильную зарплату, квартиру и небольшой доход, то понятно, что «наехать» на него сложно. А для человека, который имеет недвижимость и какое-то производство, существует очень много субъективных факторов, которые могут подвергнуть его деятельность сомнению. Это факт».

Партийная карьера у многих представителей бизнеса не складывается именно по этой причине. Большинство магнатов и более мелких представителей предпринимательства отпугивает перспектива потерять за свою политическую самостоятельность все, что они имеют. Многим бизнесменам, как говорится, «и хочется, и колется». Вместе с тем нельзя сказать, что бизнесменов в политике нет. Их очень много в партиях, особенно, конечно, в рядах партии власти. Но на рядовых должностях. Например, думская фракция «Единой России» на треть состоит из представителей бизнеса. Причем, на думских креслах скромно обосновалась целая когорта мультимиллионеров из российского списка журнала «Форбс». Это Андрей Скоч, занимающий 29-е место с состоянием в 3,9 млрд. долларов, Михаил Зубицкий, занимающий 123-е место с 800 млн. долларов, Николай Борцов –138-й с доходом в 700 млн. долларов. Вполне респектабельно расположились бизнесмены и в верхней палате российского парламента, где присутствует, например, зазываемый в «Правое дело» миллиардер Сулейман Керимов.

shadow Места в парламенте стали своеобразной синекурой, гарантирующей представителям бизнеса иммунитет от возможного уголовного преследования, и самое главное – возможность лоббировать собственные бизнес-интересы. И не секрет, что хотя свой бизнес они формально переписывают на жен-сыновей-матерей, фактически продолжают им управлять. В других «бонусах» российские миллиардеры, похоже, пока и не нуждаются.

Правда, и реальной властью они в результате тоже не владеют. По мнению политолога Дмитрия Орешкина, представители бизнеса, обладающие статусом депутатов и сенаторов, обладают не слишком сильными рычагами влияния. «Бизнес может влиять на что-то только в ограниченном масштабе, лоббируя свои интересы, защищая бизнес от нападок, – пояснил «НИ» эксперт. – Но они не могут менять никакие правила игры. Они могут лишь эффективно приспосабливаться к существующим правилам, с кем-то договариваться, находить какие-то связи, чтобы решать частные проблемы своего бизнеса».

За свое вхождение в те или иные структуры представителям бизнеса приходится платить. Платить по-крупному. Понятно, что не всегда напрямую. В основном это осуществляется через всевозможные фонды, с помощью которых магнаты финансируют те или иные проекты. В обмен предприниматели получают индульгенцию на ведение своего дела. «Бизнес в России покупает не власть, а административный ресурс, – соглашается политолог Андрей Пионтковский. – А это не возможность принимать решения, а возможность лишь защитить свой бизнес. Из реального процесса принятия решения бизнес практически исключен. Настоящими олигархами у нас по полному праву считаются бюрократы и крупные чиновники. Ни Михаил Прохоров, ни Олег Дерипаска, ни Роман Абрамович по такому расчету в число таких людей не входят. «Олигарх – это не богатый человек, а человек, который открывает дверь в любой кабинет, – говорит Дмитрий Орешкин. – Вот это новый класс, они де-факто и контролирует ситуацию во власти».

Что касается собственно бизнеса, который не допущен к рычагам решений, то ему приходится выбирать. Или же присоединяться к существующей системе, встраиваться в проложенный фарватер. Или же пытаться что-то переделать, рискуя потерять то, что есть. Понятно, что почти все предпочитают первый вариант. У тех, кто рискнет выбрать второй вариант, перед глазами маячит наглядный пример Ходорковского за решеткой. Путь в миллиардеры у большинства отечественных магнатов лежал через залоговые аукционы и не слишком легальные способы строительства бизнеса. Поэтому предприниматели оказались своеобразными заложниками власти. По мнению политолога Орешкина, часть магнатов пытаются правила игры переделать. По мнению эксперта, к числу таких реформаторов относится и Михаил Прохоров. «Это такой человек, который не нуждается в формальном значке Государственной думы, он был первым в списке Форбс, – полагает Орешкин. – Ему вовсе не обязательно идти в политику. Можно было просто делиться деньгами, когда надо. Но, по-видимому, это его не устраивает».

Другие эксперты такого оптимизма по поводу политических амбиций Прохорова не проявляют. Что это чисто «кремлевский проект» полагает и президент Института стратегических оценок Александр Коновалов. «Если бы он действовал против выбранной линии, то с ним было бы то, что и с другими, сказал «НИ» политолог. – Бизнесу просто предлагается субсидировать разные проекты. И куда он денется? Может только лоббировать свои интересы, например, табачные и алкогольные». Надежд же возглавить какую-то оппозиционную партию ни у кого нет. Ее без кремлевской отмашки просто не зарегистрируют.

Сейчас многие с интересом наблюдают, что будет с партией Прохорова. Последуют ли его примеру другие, зависит от успешности его проекта. Если у Прохорова получится «партийный проект», не исключено, что и другие бизнесмены смелее потянутся в политику. А если проект провалится, то все злорадно скажут: « А нечего было высовываться».

Опубликовано в номере «НИ» от 7 июля 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: