Главная / Газета 29 Июня 2011 г. 00:00 / Политика

Почувствуйте разницу

Верховный суд разъяснил, как применять статьи УК РФ об экстремизме и терроризме

ЮЛИЯ САВИНА

Вчера пленум Верховного суда (ВС РФ) принял постановление «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности». Рекомендовано, в частности, не путать публичные призывы к экстремизму с призывами к терроризму.

По данным Верховного суда, «нормы уголовного законодательства, ранее игравшие превентивную роль, в последние годы стали чаще применяться судами». Так, за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ) в 2008 году были осуждены всего 5 человек, а в 2010-м – уже 23. За возбуждение ненависти или вражды, а также за унижение человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ) в 2009 году приговор вынесен 56 гражданам, а годом позже – 161. Всего же в 2010 году вынесены приговоры по 613 эпизодам экстремистской направленности, при этом осуждены 329 человек.

А поскольку судьи в своей практике все чаще обращаются к подобным статьям, ВС РФ решил разъяснить, как правильно применять антиэкстремистское законодательство. Рекомендуется, в частности, не путать публичные призывы к терроризму с призывами к экстремизму. Эти понятия четко разделяются разными статьями УК РФ. Есть разница и в штрафах, и в сроках лишения свободы. За публичные призывы к экстремистской деятельности (ст. 280 п.1) можно получить до трех лет или отделаться штрафом в 300 тыс. руб. За публичный призыв к терроризму или его оправдание (ст. 205.2 п.1) – те же 300 тыс. или до четырех лет лишения свободы. За призыв к экстремизму через СМИ (ст. 280 п.2) – уже 5 лет лишения свободы, а к терроризму (ст. 205.2 п.2) – столько же или штраф в полмиллиона рублей.

Юрист движения «За права человека» Евгений Ихлов разъяснил «НИ»: «Экстремизм – это преступление средней тяжести, если без отягчающих обстоятельств. А терроризм – преступление особой тяжести. Разница в том, где человек будет сидеть: срок может быть один, а условия будут отличаться». Правовед согласен: призывы к экстремизму ни в коем случае не должны наказываться как терроризм. «Поскольку у нас подготовка к вооруженному восстанию является не терроризмом, а экстремизмом, то призывы к вооруженному сопротивлению не должны трактоваться как терроризм. Вооруженно восставший идет против государства, и практически нигде в мире он считается не террористом, а повстанцем. И надо понимать, что такое «призывы». Подстрекательство к преступлению у нас и так наказывается другими статьями. Если человек написал на стене дома «к оружию», он не террорист и даже не экстремист», – считает правозащитник. Кроме того, ВС РФ уточнил: при рассмотрении дел по этим статьям ответственность предусмотрена только в случае, если гражданин нарушил закон публично. То есть возбудить ненависть, вражду или унизить человеческое достоинство можно только через СМИ или на людях, а не на собственной кухне.

Постановление Верховного суда содержит и рекомендации, призванные усовершенствовать отдельные статьи Уголовного кодекса. ВС просит законодателей уточнить в тексте закона определение «социальной группы». Этот термин каждый раз трактуется по-разному, поэтому к социальной группе относят самые разные сообщества. Судьи не хотят самостоятельно определять, относить, к примеру, правоохранительные органы к социальной группе или нет. «Они и так защищены законом в большей степени, чем простые граждане – за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа положено от 12 до 20 лет лишения свободы, а за убийство обычного гражданина – от восьми до 20», – говорили при обсуждении проекта докладчики. А пока это понятие не имеет четкого определения, ВС рекомендует трактовать «социальные группы» ограничительно, то есть относить к ним только сирот, инвалидов, пенсионеров и другие незащищенные слои населения.

По мнению эксперта информационно-аналитического центра «Сова» Марии Розальской, постановление ВС РФ не только своевременно, но в чем-то даже и революционно. «То, что законодатель должен уточнить понятие «социальной группы» – успех. Многие правозащитники бились за это решение годами. Но посмотрим, что будет на практике. Одно дело – принять хорошее постановление, другое – следить за тем, как его применяют. Мы будем смотреть, что будет происходить, в частности, с выполнением положения о недопустимости выдавать за экстремизм политическую критику», – сообщила «НИ» правозащитница.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 июня 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: